Виктор Васильевич Архипов. Остановка во времени (отрывки). Улица Окружная

 
Архипов Виктор Васильевич, кандидат медицинских наук, доцент Санкт-Петербургской Государственной
педиатрической медицинской академии. В 1967 году окончил школу № 2 в Корсакове. Учился в Благовещенском Государственном медицинском институте, затем работал заведующим детским отделением Корсаковской городской больницы (1974-1977 гг). С 1980 года живет в г. Ораниенбаум (Ломоносов) Санкт-Петербурга.
В книге отражены детские и юношеские воспоминания автора о жизни приморского городка Корсаков, что лежит на берегу залива Анива (остров Сахалин). Рассматривается десятилетие советской жизни — 1957-1967 гг. Читатель побывает в городе «японском и советском», его окрестностях, познакомится с жизнью и бытом горожан, учебой и отдыхом юных жителей, пройдет по дорогам прошлого в наше время.
Отрывки публикуются с разрешения автора. 
Благодарим за содействие в получении разрешения администрацию сайта http://korsakov.sakh.ru.

***

Улица Окружная

Улица Окружная огибала сопку, вокруг которой строился город, и мы, дети, жившие в южном районе города, считали ее местом далеким и таинственным. Между улицами Окружная и Нагорная располагалось городское кладбище. Горожане говорили об умершем человеке – «Свезли на Окружную».
Японское кладбище располагалось справа от улицы Окружной на склоне после поворота на улицу Нагорную. После войны за ним никто не ухаживал, и оно приходило в запустение, зарастая кустарником и деревьями. За японскими захоронениями, если двигаться по улице Нагорной, находилось советское кладбище, которое, как и многие другие захоронения в нашей стране, не было благоустроено, и также «дичало» год от года.
У входа на кладбище можно было видеть памятный знак послевоенного воинского захоронения, в котором погребены военнослужащие, погибшие в мирное время в результате несчастного случая.
Умерших жителей города везли на кладбище в грузовой автомашине с опущенными бортами кузова, обшитыми кумачом. Гроб стоял на платформе кузова, покрытой еловыми ветками. У кабины располагали памятник. Чаще всего это была пирамидка со звездой, сделанная из дерева и обтянутая кумачом, или сваренная из металла и покрашенная красной краской. Крест для обозначения могилы использовали редко. У изголовья гроба обычно сидели дети умершего или жена. Другие родственники и знакомые брели за автомобилем, который двигался со скоростью пешехода. Похороны считались пышными, если в последний путь покойника провожали с духовым оркестром.
Корейские похороны запомнились тем, что детей, собравшихся у дома покойного, одаривали сладостями, а траурные одежды были белого цвета.
В шестидесятые годы скорбная процессия уже не проходила через город, а проезжала по его улицам.
В Корсакове, да и на всем Южном Сахалине, не было культовых зданий.
Деревянная церковь, стоявшая в посту Корсаковском до русско-японской войны 1904-1905 гг, не уцелела. Религиозные обряды над покойным не проводились. Не будем забывать и о том, что на дворе стояло время воинствующего атеизма. Однако и в этих условиях население не утратило религиозную память и всегда знало дату основного церковного праздника – Пасхи.
В начале улицы Окружной располагались городской молочный заводик и автотранспортное предприятие (АТП). Из ворот АТП выходили на линию такси, автобусы и грузовые автомашины различного назначения. Помнятся желто-красные автобусы 50-х годов – ЗИСы, затем светлые ЗИЛы, а позже желтые ЛИАЗы. Наш сосед, дядя Саша, работал шофером городского автобуса и часто брал меня с собой на работу. У автобусов той поры двигатели располагались рядом с водителем, и всю поездку я сидел на теплом кожухе, который покрывал мотор. Обзор дороги с этого места был великолепным, время проходило быстро, поскольку для ребенка важно движение, в которое его сознание вплетает ленты разного смысла и представлений.
Необходимо отметить, что проезжая часть Окружной представляла собой череду огромных грязных луж, которые с трудом преодолевали автомобили, погружаясь в них по решетку радиатора. Однажды автобус дяди Саши сломался и остался стоять в одной из луж. Автопарк был недалеко, и мы пошли за помощью, передвигаясь при бледном свете немногочисленных фонарей по разбитым дощатым тротуарам. Нам встречались редкие прохожие, которые, как и мы, боялись провалиться в грязь и сломать ноги. Деревянные тротуары являлись достопримечательностью города и строились на многих улицах, слывя опасными для пешехода сооружениями.
Не только лужами и грязью была отмечена улица Окружная. Здесь имелся уголок, привлекавший внимание прохожего. За японским кладбищем стояло красивое японское здание, к которому вела каменная лестница, огражденная гранитными столбиками. Вдоль лестницы высились рябины. Одно время в этом доме располагалось детское отделение городской больницы. Я был одним из его пациентов и хорошо помню вкусную рисовую кашу с изюмом, которая предлагалась на завтрак.
Недалеко от береговой линии Окружная соединялась с улицей Вокзальной. От Вокзальной в сторону областного центра отходит улица Южно-Сахалинская, бывшая центральной улицей поста Корсаковский. А.П. Чехов, посетивший эти места в 1890 году, в заметках «Остров Сахалин» отмечал, что центральная улица поста вела к каторжной тюрьме и упиралась в ее ворота. Это памятное место не отмечено каким-либо знаком, и ничто не напоминает о его истории.
Скачать книгу В.В. Архипова «Остановка во времени»: ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *