Станислав Н. Урсын-Прушынски. Бои на острове Сахалин во время русско-японской войны

В. М. Латышев

О САХАЛИНЕ В 1905 ГОДУ

Просматривая страницы подготовленного к публикации текста перевода малоизвестной работы командира уланского полка № 13 австро-венгерской армии Станислава Урсын-Прушински «Бои на острове Сахалин во время русско-японской войны», изданной в Вене в 1910 году, невольно вспоминаю, как эта работа помогла решить одну из загадок сахалинского краеведения.

В конце 70-х годов, работая над созданием новых экспозиций и отделе истории, научные сотрудники областного краеведческого музея столкнулись с тем, что по многим темам истории Сахалина, особенно второй половины XIX — начала XX в., не хватает подлин­ных экспонатов. Поэтому последующая программа комплектова­ния фондов и поисковой работы была направлена на устранение этого серьезного недостатка. Сейчас уже можно отметить, что решение, принятое тогда, было верным — за последние 10-15 лет музей пополнился тысячами уникальных предметов по истории, археологии, этнографии, которыми гордится музей.

Одной из тем, где остро ощущался недостаток подлинных экспонатов, была история русско-японской войны и бои на Сахалине в 1905 году. Работа с материалами Центрального военно- исторического архива во многом помогла определить места бази­рования партизанских отрядов на юге Сахалина, маршруты передвижения, места боев. Стало ясно, что можно собрать материал, имеющий музейное значение, на месте лагеря 2-го партизанского отряда под командованием штабс-капитана Б. В. Гротто-Слепиковского, дольше всех продержавшегося на своей базе. 35 дней этот отряд приковывал к себе большие силы противника и с честью выполнил свой долг. Однако установить конкретное место лагеря долго не удавалось. По различным источникам было известно, что отряд имел базу в районе озера Тунайчи. Поиск ее предположительного места с помощью различных методов не дал результата. Было решено еще раз тщательно изучить имеющуюся литературу и архивные материалы, чтобы попытаться обнаружить хотя бы не­большую зацепку для дальнейшего поиска.

История русско-японской войны 1904 — 1905 гг., боевые дейст­вия на суше и на море привлекали внимание многих исследовате­лей. Первые статьи и книги начали появляться уже во время войны. С тех пор интерес к русско-японской войне не ослабевал никогда. Создана обширнейшая литература. Только в библиогра­фическом указателе, подготовленном в 1939 году военным отделом Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина, значится 1218 наименований[1]. Наибольшее количество различных трудов было выпущено в России, но опыт войны внимательно изучался всеми странами, о чем свидетельствует огромная историография. Это объяснялось прежде всего тем, что после 70-х годов XIX в. не было войн крупного масштаба, требовавших участия значительных сил армии и флота. Поэтому новые явления и тенденции, отчетли­во проявившиеся в ходе русско-японской войны 1904 — 1905 гг., требовали и осмысления, и освоения. Особенно много внимания этой стороне войны было уделено немецкими и австро-венгерски- ми авторами. Именно среди большого массива этой литературы оказалась работа, посвященная боям на острове Сахалине в 1905 году. Среди безбрежного моря статей, монографий, сборников о русско-японской войне 1904 — 1905 гг. оказалась только одна работа, полностью посвященная боям на второстепенном фронте, каким являлся Сахалин в общей картине боевых действий, и принадлежала она перу полковника австро-венгерской армии Ста­нислава Урсын-Прушински[2].

С большим трудом удалось найти эту книгу в одной из библи­отек Санкт-Петербурга и немало усилий пришлось приложить, чтобы узнать хотя бы краткие данные о ее авторе. Он оказался не просто полковником и рыцарем, как было указано на титульном листе. Станислав Наполеон Урсын-Прушински родился в 1879 г. Окончил Высшую техническую школу в Вене, затем там же — Школу Генерального Штаба, Служил в штабе наследника престола эрцгерцога Рудольфа. В 1886 — 1888 гг. — разведчик в России. Был арестован и два месяца провел в тюрьме Варшавской крепости. В 1894 — 1904 гг. — командир драгун в Чехии. В 1913 г. — командир кавалерийской бригады в Вене, с 1914 г. — генерал-майор. Во время первой мировой войны — в австро-венгерской армии.

ПРИМЕЧАНИЕ «ОБЛАСТИ НА ОСТРОВАХ»: очевидно, где-то в годах присутствует ошибка; вряд ли семилетний мальчик мог быть разведчиком и сидеть в тюрьме

Имел владения в Восточной Галиции. В 1917 — 1918 гг. С. Урсын Прушински — генерал-губернатор в г. Люблине. С 1919 г. — генерал в Польской армии. Умер в 1929 г. Кроме работы о боях на о. Сахалине, опубликовал еще две работы о русско-японской войне 1904 — 1905 гг[3].

Публикуемая работа С. Урсын-Прушински интересна прежде всего тем, что автор использовал как русские, так и японские источники о боях на Сахалине. Японские источники и сейчас малодоступны для сахалинских историков и краеведов, поэтому многое из публикуемого будет чрезвычайно интересным.

Краеведческому музею только благодаря работе С. Урсын-Прушински удалось установить место лагеря 2-го партизанского отряда под командованием штабс-капитана Б. В. Гротто-Слепиковского. Сопоставив путь японских баркасов с 8 артиллерийски­ми орудиями, вошедших в протоку озера Тунайчи у нынешнего поселка Охотское (об этой операции не было упоминаний в публикациях на русском языке), и маршрут полубатальона япон­ской пехоты 50-го полка, который был нанесен на приложенной карте, несложно определить, что партизанский лагерь располагал­ся между юго-восточной оконечностью озера Тунайчи и озером Свободным. Дальнейший поиск в этом месте краеведческих отря­дов СГПТУ-1 и клуба «Абориген» под руководством В. Я. Горобца и С. В. Горбунова, к которым позже присоединился поисковый отряд ЮСГПИ под руководством А. С. Челнокова, полностью подтвердил эти выводы[4]. Был собран ценный музейный материал, произведено торжественное захоронение останков погибших дру­жинников, на месте захоронения установлен памятник.

Так как работа С. Урсын-Прушински была рассчитана на европейского читателя и прежде всего штабных офицеров, одна треть ее посвящена общей характеристике Сахалина, о котором в Европе были самые смутные представления. Автор приводит пре­жде всего сведения по топографии, орографии, климату, населе­нию, административному делению. Довольно много места уделено характеристике сахалинского гарнизона, его готовности к войне, укреплениям острова, коммуникациям, предполагаемому плану обороны. И все же основное содержание работы составляет описа­ние боевых действий на Сахалине, их анализ. Хотя С. Урсын-Прушински не делает ссылки на использованные источники и литературу, но можно предположить, что их было немало. Встре­чаются отдельные неточности, но в целом работа вызывает доверие и уважение к труду автора. Чувствуется, что он старался соблюдать объективность и в изложении, и в оценках. Верил он и в то, что Сахалину, несмотря ни на что, «суждено цветущее будущее».

Думается, что публикация перевода малоизвестной работы С. Урсын-Прушински станет для краеведов и всех интересующихся историей острова хорошим поводом, чтобы вспомнить события начала века, происходившие девяносто лет назад, последствия которых болезненно ощущаются до сих пор и которые являются и героической, и трагической страницей истории Сахалина.

 *** 

СТАНИСЛАВ Н. УРСЫН-ПРУШИНСКИ

 

БОИ НА ОСТРОВЕ САХАЛИН ВО ВРЕМЯ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящая брошюра посвящена конечной фазе русско-японской войны. Эта тема пока что мало разработана в военно­-литературном отношении. Кроме того, имеющиеся очень скром­ные записки об острове я решил дополнить своими описаниями Сахалина, которому суждено цветущее будущее, поскольку он богат природными дарами. Именно это побудило меня обработать русские и японские документальные источники о боях на Сахали­не. Японские источники содержат весьма краткую информацию, рассказывают о боях в общих чертах, но, думаю, их вполне достаточно для наглядного показа событий тех лет.

Цлосков,                  Прушински,

Февраль 1910 г.        полковник.

 

ВВЕДЕНИЕ

Северная часть острова Сахалина (по-японски — Карафуто) была занята русскими в 1853 году спустя четыре года после исследования устья Амура.

До 1875 года русские и японцы делили остров между собой — граница проходила по параллели 48°55′. Когда же Курильский архипелаг был передан Японии, русские стали единственными владельцами Сахалина. Для русских Сахалин являлся прикрытием Амурской области от Тихого океана. Но несмотря на важное значение острова, русские ничего не предпринимали для его развития.

Это пренебрежение объясняется следующими причинами:

  1. До войны с Китаем (1900 г.)1 русские мало внимания уделяли Дальнему Востоку, поскольку Китай считали очень дружелюбным, а Японию — слабой.
  2. До этого времени Россия заботилась исключительно о защите западной границы и границ на Кавказе, в Туркестане и закаспий­ских областей.
  3. После восстания боксеров Россия слишком много внимания уделяла Квантунскому полуострову и крепости Порт-Артур2.

Кроме этого, русское правительство совершило ошибку, пре­вратив Сахалин в колонию преступников’’.

Даже при поверхностном исследовании острова получены весь­ма отрадные результаты: открыты залежи каменного угля, желез­ной, медной, серебряной, свинцовой, цинковой руд, нефтяные источники. Схожесть горных цепей острова с горными цепями Амурской области вызвала предположение, что на Сахалине долж­но быть золото. Помимо полезных ископаемых, остров обладает неистощимыми рыбными богатствами, особенно сельди и лососе­вых. В прибрежных зонах в большом количестве морская капуста и морские огурцы (трепанги), а это продукты для экспорта в Японию и Китай. Здесь хорошие возможности и для развития экспорта древесины, поскольку остров покрывает непрерывный лесной массив.

Рациональное использование богатств острова повлекло бы за собой быстрое заселение его. Он превратился бы в форпост той страны, которая им владеет.

Но при режиме тюремных властей это было исключено, и остров со временем стал в полном смысле слова тюрьмой и не мог привлекать к себе предприимчивых людей. Таким покинутым, никого не интересующим, населенным одной категорией людей Сахалин оставался до русско-японской войны. Тем людям любовь к отечеству была чужда, и они оказались неподходящими для защиты острова.

ВОЕННО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Остров Сахалин протянулся с 45°54′ до 54°55′ северной широты и с 141 °40′ до 144°53′ долготы по Гринвичу. Его длина — 898 км. Самое широкое место — 142 км. Самое узкое — 27 км. Общая площадь — 67000 кв. км, на 3000 кв. км больше, чем площадь Богемии и Верхней Австрии, вместе взятых.

Сахалин на севере и востоке омывается Охотским морем, на юге — Японским и проливом Лаперуза, на западе — Татарским проли­вом. Ближе всего остров подходит к азиатскому материку у мыса Погиби, который отделен от мыса Лазарева на материке 8 км. Японский остров Эссо (Хоккайдо) приближается к мысу Крильон на 42 км. Побережья острова, за исключением южной части, прямолинейны, мало изрезаны, поэтому нет защищенных, пригод­ных для рейда больших судов бухт. Те же, что есть, малы и подвержены ветрам.

В русско-японской войне учитывались только те участки побе­режий (вблизи постов Корсаковск и Александровск), где высажи­вались японцы.

У Александровска, между мысами Жонкьер и Хаджи, находится довольно длинный залив, который, кроме северной части, имеет крутые берега и подвержен ветрам. Этот залив у мыса Жонкьер образует маленькую бухту — Александровский рейд. Глубина бухты на расстоянии 7,5 км от берега — 21 м. Дно местами каменисто и скалисто. От северо-восточного ветра бухта не защищена, поэтому стоянка судов на рейде возможна только летом в спокойную погоду. На пологом берегу от мыса Жонкьер есть место для высадки со шлюпок. Отсюда связь с постом обеспечивает конка. В спокойную погоду суда встают также на рейде Дуэ, но при сильных ветрах они вынуждены искать защиту на континентальном берегу, в бухте Де-Кастри.

Берега выше описанного залива состоят из цепи гор, местами рыхлых, местами скалистых, пробитых многочисленными речуш­ками и ручьями. Возможна высадка в устье речушки Арково, что находится в полудневной ходьбе от поста. Отсюда идут хорошие дороги в Александровск и в деревню Рыковское. Второе пригодное для высадки место — это устье ручья Дуэ, откуда ведут три дороги:

а) через горы в Михайловку и дальше в долину реки Большой Александровки; б) вдоль морского побережья к Воеводскому рас­падку и затем — прямо в горы; в) точно так же по морскому побережью через жонкьеровский туннель.

На юге острова путь к Корсаковску — по Анивскому заливу. Ширина его при выходе — 108 км. Глубина — 100 м. Подходящей якорной стоянкой здесь считается рейд напротив поста Корса­ковск. Здесь хорошее место для высадки.

ТОПОГРАФИЯ

Почти весь Сахалин покрыт сопками, которые тянутся в мери­диональном направлении, выравниваясь на севере; в центре и на юге достигают наибольшей высоты.

Горная система острова состоит из пяти хребтов:

  1. Хребет западного побережья простирается от 51 °21′ северной широты до мыса Крильон. Его средняя высота — 900 м. Высочайшая точка — 1200 м. Через него идет перевал высотой в 200 м в самом узком месте острова от п. Кусуннай4до п. Мануэ (Барановский)5.
  2. Горный хребет восточного побережья начинается тоже на широте 51 °21 ’ и заканчивается на мысе Терпения. Средняя высота — 200 м.
  3. Сусунайский, или Южно-центральный, горный хребет берет начало на мысе Сусунай и тянется вдоль меридиана на юг, закан­чиваясь на мысе Чиписань (Анивский залив).
  4. Тонин-Анивский, или Юго-восточный горный, хребет нахо­дится между мысом Тонин и мысом Анива. Средняя высота — 450 м.
  5. Северо-центральный горный хребет начинается на севере острова двумя цепями и заканчивается на параллели 51 °21Он лишь в некоторых местах поднимается до 180 м.

Только треть поверхности Сахалина занята долинами рек и малочисленными равнинами на побережье. Самые значительные равнины — на севере острова по обе стороны северо-центрального горного хребта. Следующая низменность занимает середину ос­трова между северо-центральным и восточным горными хребтами и образует долину реки Тымь. Эта долина затем между западным и восточным горными хребтами переходит в долину реки Поронай. На Южном Сахалине имеется много долин между Западным и Южно-центральным хребтом, затем между последним и Тонин- Анивским.

Во время русско-японской войны главным театром военных действий на севере острова стали часть Западного хребта и примы­кающие к нему долины рек Тымь и Поронай. Границы этих военных действий можно обозначить так: на западе — прибрежная полоса от мыса Мгачи до мыса Агнево, на юге — линия от мыса Агнево до деревни Онер, на востоке — дорога Онор — Адо-Тымово и на севере — линия между последним местом и мысом Мгачи.

Западная часть театра военных действий представляет из себя высокий массив морского происхождения с большим количеством ответвлений, геологический состав которых состоит главным об­разом из глинистого сланца и песчаника с залежами каменного угля. Залежи встречаются всюду, порой вертикально обрываясь к морю.

От поста Александровск до мыса Агнево, с одной стороны, и от побережья до долины реки Малая Александрова, с другой сторо­ны, — непроходимая местность высотой 400 м, изрезанная глубоки­ми узкими расщелинами.

Таким же непроходимым является участок Пиленгского хребта.

Ближе к посту Александровск сопки окружают довольно вытя­нутую котловину которая совершенно открыта со стороны моря. 8 центре этой котловины, на плато ближе к голому склону Пилен­гского хребта находится так называемый 125-метровый «Кавказ». При слиянии александровских рек морской берег поднимается на 12-метровый узкий гребень и далее повышается в направлении деревни Половинка, Арково-1 через рудник Владимировский к реке Мгачи. Этот участок более проходим, чем южная часть морского берега.

Прибрежная линия театра, о которой идет речь, Камышовый и Пиленгский перевалы преимущественно годны для обороны, од­нако прибрежная слишком длинная линия (25 км) требовала большой численности войск и достаточной укрепленности. По­скольку и береговая линия, и перевалы не были оборудованы для обороны, то их не использовали…

(продолжение следует)

© приводится по изданию «Краеведческий бюллетень», № 3,  1995 г.


[1] Лучпнин В. Русско-японская война 1904-1905 гг. Библиографический указатель книжной литерату­ры на русском и иностранном языках. М., 1939.
[2] Urzyn-Pruszunski. Die Kampfe auf der Insel Sahalin walirend des russisch — jn.pai.vischen- Knees. Nacli. russishen und japanisehen Quellen. Wien, 1910.
[3] Die jnpanisclie Wehrmacht. 2 Aufl. Wien. 1904; Japanische Berichte uber die Klimpfe die zur Einahme des Landfestigungen von Pori-Arthur fulirten. Vebers. Wien, 1909.
[4] Горобец В. Я., Горбунов С. В. Партизанский отряд штабс-капитана Б. В. Гротто-Слепиковского: поиски и находки //Краеведческий бюллетень. № 1. Южно-Сахалинск. 1990. С. 7-12.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *