Станислав Н. Урсын-Прушынски. Бои на острове Сахалин во время русско-японской войны (продолжение). События на Южном Сахалине

  

СОБЫТИЯ НА ЮЖНОМ САХАЛИНЕ

***

НА РУССКОЙ СТОРОНЕ

Для защиты Южного Сахалина было сформировано пять пар­тизанских отрядов:

  1. Отряд под командованием полковника Арцишевского20, ко­торому одновременно было поручено общее руководство защитой Южного Сахалина. В отряд входили: Корсаковский резервный батальон — 330 чел., кавалерийский дружинный отряд — 41 кавале­рист, полубатарея — 4 пушки, 47-миллиметровая артиллерия — 2 пушки, пулеметное отделение — 3 пулемета. Итого — 370 человек, 41 кавалерист, 6 пушек, 3 пулемета.
  2. Отряд под командованием штабс-капитана Гротто-Слепиковского: четвертая дружина — 171 чел., кавалерийская дружина — 10 кавалеристов. Они имели один пулемет.
  3. Отряд под командованием капитана Полуботко: третья дру­жина — 175 чел., кавалерийская дружина — 11 кавалеристов.
  4. Отряд под командованием штабс-капитана Данрского: вто­рая дружина — 175 чел., кавалерийская дружина — 8 кавалеристов.
  5. Отряд под командованием капитана Быкова: первая дружина — 216 чел., кавалерийская дружина — 10 кавалеристов.

В общем было 1067 человек, 80 кавалеристов, 6 пушек и 4 пулемета.

Кроме этого, находились небольшие наблюдательные посты в бухтах Анивы, Ныйска, Тихменева, Усуро21, Кусуннай, Могун- Котана22 и Серароко. Плюс к этому 4 орудия с крейсера «Новик». Среди населения юга было предусмотрено распределение винто­вок системы Бердан.

В день высадки японцев, то есть 7 июля 1905 года, пять партизанских отрядов занимали позиции: первый и третий отряды —  у поста Корсаковск, четвертый — у деревни Петропавловское, пятый — у поста Найбучи, 50 человек из второго — на мысе Крильон.

Для развертывания партизанской деятельности каждый отряд получил определенную зону, а именно: первый отряд — полосу по обе стороны реки Муравченки у деревни Дальнее, второй — мес­тность между деревнями Чиписань23 и Тунайчи24, третий — окрес­тности с. Севастьяновское, четвертый — зону реки Лютоги, пятый — зону реки Найбучи. Каждый отряд в своем районе действий в труднодоступном месте заложил продовольственный склад и склад боеприпасов с трехмесячными запасами.

6 июля 1905 года вечером маяк на мысе Крильон сообщил, что 53 японских корабля проходят восточнее пролива Лаперуза. Пер­вый и третий отряды получили приказ: во время высадки уничто­жить в Корсаковске все казначейские здания, запасы продоволь­ствия, укрепсооружения и отойти к деревне Дальнее. Таким обра­зом, хотели привлечь внимание японцев к этим отрядам, чтобы дать время другим сгруппировать свои силы.

ДЕЙСТВИЯ ПЕРВОГО ОТРЯДА

Полковник Арцишевский узнал, что один японец, аккредито­ванный при японском консульстве в Корсаковске, еще осенью 1903 года разведал побережье в районе Мерея25. Теперь там ожида­ли высадку японского десанта.

В ночь на 7 июля полковник Арцишевский отправил туда кавалерийский отряд под командованием Бекаревича. Утром на­блюдательный пост сигнализировал: «Многочисленные корабли под японским флагом приближаются к побережью». Вскоре после ттого сообщения послышались выстрелы, и кавалерист-связной принес новую весть: кавалерийский отряд отрезан от Корсаковска, поскольку единственную дорогу обстреливает японский миноно­сец.

Арцишевский направил на прибрежную дорогу 47-миллиметро- вую артиллерию под командованием капитана Стерлигова. Пре­жде чем артиллерия добралась до Савиной Пади, капитан Стерли­гов и лейтенант Тиканен поднялись на сопку и с выступа скалы увидели весь японский флот, развернувшийся в одну линию вдоль побережья. Здесь были крейсера, миноносцы, транспортные суда. Под прикрытием медленного огня корабельной артиллерии япон­цы начали высадку десанта — шлюпки с бойцами буксировали катера. В это же время корабли обстреляли Корсаковск. Русские орудия, а именно: два 120-миллиметровых и два 47-миллиметро­вых под командованием лейтенанта Максимова, открыли ответный огонь. Перестрелка длилась около часа, русские слегка по­вредили два миноносца, а когда расстреляли все патроны, Макси­мов приказал взорвать орудия. Японцы продолжали бомбардиро­вать Корсаковск.

Арцишевский дал распоряжение открыть огонь по казначей­ским зданиям. К четырем часам весь Корсаковск был охвачен пожаром. Первый отряд отошел на позиции к Соловьевке, третий отряд — к с. Севастьяновское.

Рано утром 8 июля в Соловьевку прибыл кавалерийский отряд Бекаревича и сообщил, что японцы заняли Корсаковск. В это время в заливе появились два японских миноносца и обстреляли позиции в Соловьевке. Русская 47-миллиметровая артиллерия ответила метким огнем — один миноносец получил две пробоины, и затем оба отошли на большое расстояние. Они стреляли по позициям русских, а русские не могли их достать. Это обстоятель­ство заставило Арцишевского оставить Соловьевку и отступить к деревне Хомутовка. Во время отступления кавалерийский отряд Бекаревича устроил засаду, и в японском кавалерийском дозоре один солдат был убит, другой — ранен. По ходу отступления были разрушены мосты и повреждена телефонная связь.

Ночь с 8 на 9 июля первый отряд провел в Хомутовке. Кавале­ристам в это время удалось захватить в плен командование япон­ского отряда. 9 июля отряд продолжал отступление к деревне Дальнее, оставив арьергард из полуроты и двух пушек в деревне Ближнее. Ночь на 10 июля прошла спокойно.

В деревне Дальнее Арцишевскому вручили письмо командира японских отрядов генерал-майора Накеноухи. Он подписался как военный комендант Сахалина и потребовал сдать Южный Сахалин во имя избежания бессмысленного кровопролития и ввиду слабос­ти русских.

Полковник Арцишевский не ответил на письмо. Он послал в разведку два патруля. Под Еланью произошла небольшая стычка между патрулем штабс-капитана Карепина и японцами. Патруль отступал, заманивая японцев к засаде, в которой сидела полурота прапорщика Леймана26 с одним пулеметом. Вскоре японцы попали под огонь.

Эти действия патрулей задержали японцев и позволили отряду отступить северо-западнее села Дальнее, на позиции у реки Му- равченка.

Из сообщений, пришедших ночью 11 июля, стало ясно, что японцы заняли деревню Дальнее и продвигаются на Владимиров- ку. Чтобы проверить эти известия, Арцишевский послал в разведку несколько кавалерийских дружин, а капитану Стерлигову с полу­ротой и пулеметом приказал сдерживать противника до тех пор, 5 пока основные силы отряда не укрепятся на позициях у реки Муравченка.

Во время рекогносцировки кавалерийский дозор Бекаревича попал в плен, остальные удачно вернулись в отряд.

12     июля после ночной перестрелки японцы перешли в наступ­ление, при этом одна их колонна воспользовалась дорогой, веду­щей в центр расположения русских, а другая под прикрытием своей артиллерии вышла на правый фланг русских. Русские на этом участке ответили сильным артиллерийским огнем, приоста­новили японцев, израсходовав весь запас снарядов. После этого полковник Арцишевский приказал четыре пушки демонтировать, а две — взорвать. Отряд отступил в горы. Японцы преследовали его. Им удалось отрезать роту подпоручика Тиканена и заставить ее сдаться.

С целью задержать японцев были устроены три засады под командованием лейтенанта Максимова27, штабс-капитана Каре- пина и капитана Стерлигова. Но японцы обнаружили все засады.

В боях погиб штабс-капитан Карепин, лейтенант Максимов попал в плен и только капитан Стерлигов пробился к первому отряду. Таким образом, вечером 12 июля отряд насчитывал 3 офицеров, 3 исполняющих обязанности офицеров, 150 человек и пулемет.

13 июля утром капитан Дрездов с 11 бойцами был послан в разведку, но заблудился в тайге. Японцы окружили их и взяли в плен. В 4 часа дня пришло сообщение, что японская пехота начала окружение всего отряда. Исходя из создавшегося положения, полковник Арцишевский приказал сжечь все орудия и содержимое касс, а капитана Стерлигова с 22 бойцами направил на север, чтобы тот доложил генерал-лейтенанту Ляпунову о положении отряда.

По дороге к Стерлигову присоединились еще 32 человека, ранее отставшие от отряда. После пятидневной ходьбы по тайге они вышли на западное побережье. Там Стерлигов узнал, что Кусуннай уже занят японцами и они продвигаются дальше. Таким образом, окруженный со всех сторон, без продовольствия, он решил обойти Кусуннай водным путем. Захватив две японские плоскодонные лодки, люди вышли в море в ночь на 20 июля. 20 и 21 июля выдержали сильный шторм. 22 июля увидели японские миноносцы и парусные суда. Это обстоятельство побудило русских изменить курс — идти не вдоль берега на Северный Сахалин, а повернуть к материку28.

Полковник Арцишевский со своим отрядом сложил оружие 16 июля в 12 часов в деревне Дальнее.

 

ДЕЙСТВИЯ ТРЕТЬЕГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА. КАПИТАН ПОЛУБОТКО

 

В отряде к началу боевых действий фактически было 135 человек и 7 кавалеристов. Он получил задание избегать открытого боя с врагом, наносить ему потери неожиданными нападениями.

В день высадки японцев на остров отряд занял земляное укреп­ление между Корсаковском и Пороантомари29, чтобы оказать сопротивление головным силам японцев. Но в два часа дня полу­чил приказ отступить. Затем отошел на Севастьяновское, оттуда — в тайгу к своему второму складу. 8 июля пытался соединиться с первым отрядом, что ему рекомендовал полковник Арцишевский.

9-10 июля провел в бессмысленных переходах по сопкам и тайге, в результате чего заблудился. Когда же вышел из тайги недалеко от местечка Христофоровка, то узнал, что его преследует японская кавалерия, а первый отряд отступил во Владимировку. Капитан Полуботко решил выйти на Владимировку через тайгу, предприняв ночной марш. В этом ночном марше отряд рассеялся — многие люди уже были измотаны; часть бойцов дезертировала. Выйдя к Владимирова и узнав, что она занята японцами, капитан Полуботко растерялся и решил капитулировать вопреки воле сво­его отряда. 11 июля капитан Полуботко с двумя офицерами, врачом, фельдшером и 42 бойцами сложил оружие, а 50 человек в это время пытались соединиться с отрядом Арцишевского. Но это им не удалось. Они вышли к Найбучи.

 

ДЕЙСТВИЯ ПЯТОГО ОТРЯДА. КАПИТАН БЫКОВ

 

Капитан Быков отлично ориентировался в тайге, так как вырос в лесной местности. К тому же он сумел завоевать доверие ссыль­ных и вызвать в них патриотические чувства.

После присоединения к нему части третьего отряда в его отряде стало около 270 человек и 10 кавалеристов. Он занял позицию западнее местечка Отрадно на реке Найбучи. До 14 июля пятый отряд не видел японцев. Только в этот день здесь появились три японских корабля и обстреляли Найбучи, Дубки30 и Ай31. 18 июля пришло сообщение о том, что по дороге на Галкино-Враское32 движется японский кавалерийский отряд. В засаде под с. Романов­ское, которую сделал Быков, японцы потеряли офицера и 18 бойцов. Вторая засада у Отрадно принесла им весьма ощутимые потери — 100 человек. Потери русских за это время составили 2 убитых, трое раненых, один без вести пропавший.

22 июля капитан Быков получил от японцев второе требование капитуляции, в котором сообщалось, какие русские отряды уже сложили оружие. Несмотря на то что капитан Быков ответил отказом, японцы не схватили его. В это же время Быков обратился к генерал-лейтенанту Ляпунову с просьбой пополнить его отряд продовольствием и медикаментами. Ляпунов обещал помочь, и даже пополнить отряд людьми.

31 июля, пользуясь тем, что японцы ослабили свои боевые действия, отряд Быкова выступил навстречу подкреплению. После трудного перехода через сопки он вышел в долину реки Отосану, к стойбищу айнов, и здесь был обстрелян. Оказалось, в жилищах айнов пряталось 30 японцев. Они все были убиты. Отряд двинулся дальше вдоль восточного побережья и 4 августа вступил в Серароко, где получил известие о капитуляции генерал-лейтенанта Ляпунова. При этом Быков узнал, что предназначенное для него пополнение в 114 человек с продовольственными запасами дошло до Найеро33, а там получило приказ следовать на Онор, т. е. по условиям капитуляции оно должно было сдать японцам оружие.

Видя, что дальнейшее пребывание на Сахалине бессмысленно, Быков предпринял все меры, чтобы переправиться на материк. И отряд его в количестве 203 человек добрался до Николаевска.

 

ДЕЙСТВИЯ ВТОРОГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА. ШТАБС-КАПИТАН ГРОТТО-СЛЕПИКОВСКИЙ

Получив известие о высадке японцев, штабс-капитан Гротто-Слепиковский собрал свой отряд в тайге у озера Тунайчи. Там он пробыл пять дней. Затем отряд на лодках переправился на север­ный берег озера и укрепился. Из этого расположения отряду долгое время удавалось препятствовать продвижению японских войск. К тому же они никак не могли установить точного местонахождения отряда. Только 2 августа перед лагерем русских появился японский полубатальон, который открыл сильный огонь. Но русские в своих окопах были хорошо защищены. Их потери за весь день составили 11 убитых, 13 раненых. Японцы же потеряли почти половину своей команды. В ночь на 3 августа японцы отошли южнее озера и до 10 августа не предпринимали никаких действий. В это время Гротто-Слепиковский пытался установить связь с третьим отрядом, но не удалось это сделать. 10 августа японцы придвинулись к лагерю русских с трех сторон. Японская батарея, состоявшая из 8 скоро­стрельных пушек, обрушила огонь на окопы русских. Обстрел продолжался в течение двух часов. Штабс-капитан Гротто-Слепиковский был убит артиллерийским снарядом. Это привело к тому, что отряд вскоре сдался японцам.

 

ДЕЙСТВИЯ ЧЕТВЕРТОГО ОТРЯДА. ШТАБС-КАПИТАН ДАИРСКИЙ

До 24 июля четвертый отряд бездействовал в деревне Петропав­ловское. В этот день он выступил и в два перехода достиг западного берега под Маукой. В Мауке отряд захватил лодку с продоволь­ственными товарами и сделал трехдневный привал. Затем намере­вался через Кусуннай дойти до Александровска. Но после 50- километрового пути был обнаружен японским крейсером, который преследовал его. Как только дорога привела отряд к ущелью, Даирский приказал бойцам уходить в глубь острова. Японцы высадили десант, но потеряли русских из виду. Отряд продолжал идти по тайге и 25 августа оказался в долине реки Найбучи у местечка Отрадно, уже занятого японцами. Отряд повернул обрат­но. 30 августа японцы нанесли ему внезапный удар. Завязалась сильная перестрелка, перешедшая в рукопашный бой. Почти все русские и штабс-капитан Даирский были убиты. Остатки отряда были взяты в плен. Несколько человек убежало. Они и рассказали о трагедии отряда.

***

НА ЯПОНСКОЙ СТОРОНЕ

Оккупация Сахалина была поручена 13-й общевойсковой диви­зии, которая была сформирована весной 1905 г. Состав дивизии был следующий: комендант — генерал-лейтенант Харагучи, шеф генерального штаба — полковник Каувамура, пехотная бригада генерал-майора Накеноухи, 49-й пехотный полк, 50-й пехотный полк, 26-я пехотная бригада генерал-майора Концуми, 19-й артил­лерийский полк, 18-й кавалерийский полк (три эскадрона), сапер­ные отряды (1/2 батальона), 3 пулеметные части (12 пулеметов), 36 пушек, три вспомогательных лазарета, колонна снабжения, 3 ре­зервных снабженческих обозных отряда, резервное дивизионное санитарное учреждение, тыловой штаб с тремя тыловыми коман­дами, флотилия, относящаяся к 13-й общевойсковой дивизии (20 транспортных судов, 2 линкора, 7 крейсеров, 4 канонерки), 3-я эскадра вице-адмирала Катаока с 36 торпедоносцами и минонос­цами.

Экспедиционный корпус вышел 4 июля из порта Аомори и с некоторой задержкой (был сильный туман) вошел в Анивский залив утром 7 июля. Группа судов под командованием вице- адмирала Дева была отправлена для обследования прибрежной полосы и рекогносцировки берега. Выяснилось, побережье не укреплено, охраняется лишь единичными постами и удобно для высадки десанта.

Капитан 3 ранга Хиразе быстро разминировал прибрежную полосу, несмотря на сильные волны, и в 8.40 утра приблизился на 3 км к местечку Мерея, где планировалась высадка десанта. В час дня здесь высадился объединенный военно-морской отряд, не встретив сопротивления противника. За отрядом следовали (пер­вый батальон) 50-го пехотного полка, саперная рота и пулеметная часть. Всего в течение дня на берег высадились 25-я бригадная команда, второй батальон 50-го пехотного полка, 49-й пехотный полк, эскадрон 18-го кавалерийского пол’ка, 3-я и 4-я батареи 19- го артполка, отрядный обоз, вспомогательный лазарет, пехотная колонна боеприпасов, артиллерийская, и продовольственные ко­лонны и две тыловые команды. 50-й пехотный полк и кавалерий­ский эскадрон заняли позицию на высотах севернее местечка Савина Падь (севернее Мереи), а вечером офицерский кавалерий­ский дозор проник в южную часть поста Корсаковск, горевшего с двух часов дня. В это время русская батарея, расположенная южнее Корсаковска, обстреляла торпедную флотилию, ищущую мины, и крейсер «Акачи», попавший в затруднительное положение.

8 июля в 3 часа утра 3 линкора и 2 торпедоносца продвинулись к мысу Эндум, чтобы содействовать наступающей на Корсаковск 25-й пехотной бригаде. Но обошлось без кровопролития. В 8 часов утра он был занят без сопротивления русских. Они отошли к Соловьевке. В бухту Лососей вошли два торпедоносца и обстреля­ли русское расположение. Однако вынуждены были отойти, по­скольку русские открыли сильный огонь. И все же суда сыграли свою роль: они способствовали наступлению бригады Накеноухи. Русские оказали ей незначительное сопротивление и отступили к Владимировке, оставив пушки и значительное количество боепри­пасов.

Преследуя русских, японская кавалерия 9 июля заняла Хомутовку. В тот же день 2 крейсера, полубатальон 49-го пехотного полка и 4 миноносца под командованием Того Масамихи отошли от Корсаковска и 10 июля достигли мыса Ноторо. После несколь­ких выстрелов полубатальон высадился, занял маяк, захватил 4 русских в плен, остальные ушли в тайгу. Генерал-майор Накеноухи 10 июля продолжал преследовать русских, которые обосновались во Владимировке, деревне Ближнее и северо-западнее деревни Дальнее. Здесь они оказали серьезное сопротивление. Но 11 июля в 7 утра японцы перешли в наступление на правом фланге русской позиции, которая была взята к вечеру. 12 июля на рассвете японцы напали на тыловую позицию русских, взяли ее штурмом, при этом захватив в плен русского морского лейтенанта Максимова и 80 человек, взяли 4 пушки, пулемет. Русские убитыми и ранеными потеряли 150 человек. Японские потери составили 4 офицера и 70 человек. Далее японцы преследовали русских двумя батальонами 50-го пехотного полка и кавалерией, стремясь отрезать их отступ­ление на запад. В это время пришло известие о наличии русского отряда в тайге юго-восточнее Владимировки. 13 июля генерал- майор Накеноухи окружил его и вынудил сдать оружие.

После того как японцам удалось преградить русским пути отступления, они смогли принудить полковника Арцишевского к капитуляции. Вместе с ним, комендантом русского гарнизона на Южном Сахалине, в плен были взяты 13 боевых, 38 небоевых офицеров и 409 человек. После капитуляции русских под деревней Дальнее полубатальон 50-го пехотного полка пошел к Найбучи, чтобы выбить оттуда русский отряд и не дать сосредоточиться там русским, отбившимся от других отрядов. Под Отрадно был силь­ный бой, во время которого японцы потеряли 85 человек убитыми и ранеными. Но Отрадно заняли.

Стало известно о большом отряде русских в районе озера Тунайчи. Для разгрома этого отряда был послан полубатальон 50- го пехотного полка. Одновременно крейсер и миноносец должны были приблизиться к протоке лагуны, чтобы атаковать русских. 2 августа полубатальон обстрелял русских, но решительного наступ­ления не предпринял, так как не подошел крейсер. 8 августа, во второй половине дня, он бросил якорь, а миноносец и два баркаса с четырьмя орудиями на каждом попытались ночью проникнуть в лагуну, но сели на мель. 9 августа удалось снять с мели только баркасы. С помощью сигналов баркасы и полубатальон 50-го пехотного полка договорились между собой о наступлении на русских на рассвете 10 августа.

Одновременно открыли огонь. Морской лейтенант Секи зара­нее разместил 8 орудий в очень удобном месте, так что стрельбу русских пушек по баркасам быстро парализовал. В 8.45 утра русские подняли белый флаг, и полубатальон занял их лагерь. Оказалось, во время обстрела были убиты 15 человек и штабс- капитан Слепиковский. Прапорщик Горевский с 22 бойцами был взят в плен.

Контр-адмирал Того Масамихи, осматривая западное побе­режье, заметил русский отряд, продвигавшийся к северу. Произвел по нему несколько выстрелов и высадил роту под командованием капитана Отава. Эта рота преследовала русских по труднопроходи­мым местам до реки Найбучи. Там вела с ними пятичасовой бой, в котором были убиты капитан Даирский и около 130 человек. У японцев погибли лейтенант и шесть солдат.

Таким образом, в конце августа Южный Сахалин перешел в полное владение японцев.

О действии русских на юге острова можно сказать следующее: малочисленные отряды с самого начала не могли оказать японцам серьезного сопротивления, не располагали укрепленными пункта­ми. Гористая, бездорожная местность была удобна для партизан­ской борьбы, русские могли бы нанести противнику огромный ущерб и затянуть оккупацию острова, если бы их действия были хорошо организованы.

(продолжение следует)

© приводится по изданию «Краеведческий бюллетень», № 3,  1995 г.

____________________________________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Автор имеет в виду ихэтуаньское восстание — восстание крестьян и городской бедноты Северного Китая в 1899-1901 гг. Инициатором восстания явилось тайное религиозное общество «Ихэтуань» («Отряд справедливости и согласия»), В иностранной литературе это восстание нередко называют «боксер­ским», или «движение Большого Кулака».
  2.  Порт-Артур (Люйшунь) — город и порт в Китае. В 1898 г.   по русско-китайской конвенции был передан России в аренду на 25           лет.     Был     соединен железной дорогой с Харбином и превращен в русскую военно-морскую кре­пость.  
  3. В 1869 г. о. Сахалин официально был объявлен местом каторги и ссылки, в 1886 г. здесь учреждается всероссийская политическая каторга.
  4.  Пос. Кусуннай — совр. пгт. Ильинский Томаринского        р-на.
  5.  Пос. Мануэ — совр. ст. Арсентьевка Долинского р-на.
  6.  Река Найбучи — совр. название р. Найба.
  7.  Озера: Тообучи — совр. название Буссе, Тарайка — Невское, Райциска — Айнское, Сладководное — Сладкое.
  8.  Пост Найбучи основан в 1867 г., располагался в устье реки Найбы, строительство грунтовой дороги от п. Корсаковск до п. Найбучи велось с 1882 г. по 1887 г.; Владимировка — совр. г. Южно-Сахалинск, Лютога — совр. г. Анива.
  9.  Рыковское — совр. с. Кировское Тымовского р-на.
  10.  Пост Тихменевский — совр. г. Поронайск.
  11.  Дербенское — совр. пгт. Тымовское.
  12.  Гиляки — употреблявшееся в литературе XIX — начала XX в. название народа нивхов.
  13.  Тунгусы — употреблявшееся до 20-30-х гг. XX в. название народа эвенков.
  14. Транспортный корабль «Уссури» направлялся с боеприпасами в Порт- Артур, но из-за многочисленных поломок в машине вынужден был вернуться в пост Корсаковский. После сдачи в декабре 1904 г. Порт-Артура часть вооружения и боеприпасов с «Уссури» была передана Корсаковскому гарнизону.
  15. Ляпунов Михаил Николаевич — военный губернатор о. Сахалина в 1898- 1905 гг., начальник местных войск.
  16. Гротто-Слепиковский Бронислав Владиславович (1863-1905) — штабс- капитан, из дворян Псковской губернии. Службу начал рядовым, затем закончил Виленское пехотное юнкерское училище. В 1904 г. — командир роты в 243-м пехотном Златоустовском полку в действующей армии в Маньчжурии. В январе 1905 г. направлен на о. Сахалин командиром партизанского отряда.
  17.  Даирский Ульяс-Девлет Мурза (1869-1905) — капитан, из дворян Тавричес­кой губернии. Службу начал рядовым, затем закончил Одесское пехотное юнкер­ское училище. В 1905 г. из действующей армии в Маньчжурии направлен на о. Сахалин командиром партизанского отряда.
  18. Быков Василий Петрович (1858-?) — капитан, из дворян Черниговской губернии. Детство и юность провел в имении в лесах современной Брянской области, поэтому отлично ориентировался в тайге. Службу в армии начал рядовым, затем закончил Киевское пехотное юнкерское училище. С 1904 г. — в действующей армии в Маньчжурии, командир роты 1-го пехотного Сибирского полка. В январе 1905 г. направлен на о. Сахалин командиром партизанского отряда. В 1906 г. уволен со службы с производством в подполковники.
  19.  Серароко — совр. пгт. Взморье Долинского р-на.
  20.  Арцишевский Иосиф Алоизович, подполковник, с 1894 г. — начальник Корсаковской местной команды, командир первого партизанского отряда.
  21.  Усуро — совр. п. Орлово Углегорского района.
  22.  Могун-Котан — совр. с. Усть-Пугачево Макаровского р-на, исключено из учетных данных в 1962 г.
  23.  Деревня Чиписань — совр. пгт. Озерский Корсаковского р-на.
  24.  Деревня Тунайчи — совр. с. Охотское Корсаковского района.
  25.  Мерея — совр. п. Пригородное Корсаковского р-на.
  26. Прапорщик Лейман — прапорщик с броненосца «Император Александр III» второй Тихоокеанской эскадры, направленный на призовый шведский пароход «Ольдгамия», захваченный с грузом керосина для Японии. Пароход «Ольдгамия» разбился у о. Уруп. Часть его команды из десяти матросов и прапорщика Леймана пришла на веслах на вельботе от о. Уруп до поста Корсаковского. Прибывшие с «Ольдгамии» были зачислены в штат отряда лейтенанта Максимова.
  27. Максимов Александр Прокофьевич (1874-?) — лейтенант, начал службу вольноопределяющимся, в 1896 г. сдал экзамены в Петербургском пехотном юнкерском училище, в 1902 г. по экзамену переводится на службу в 10-й флотский экипаж мичманом. Назначается вахтенным офицером на крейсер «Диана», а с февраля 1904 г. — на крейсер «Новик». В августе 1904 г. после затопления крейсера «Новик» в акватории п. Корсаковского был назначен командиром отряда матросов, оставленных для снятия с, крейсера ценного оборудования, орудий и боеприпасов. Отряд матросов крейсера «Новик» принял участие в обороне юга Сахалина в 1905 г.
  28. Выйдя в море, отряд капитана Стерлигова выдержал двухдневный шторм и достиг материка в совершенно безлюдном районе. Совершил пеший переход до станции Ипполитовка на железной дороге Никольск — Уссурийск — Хабаровск, выйдя туда 13 августа. Всего отряд капитана Стерлигова за это время проделал с поразительной выносливостью переход по бездорожью более чем в 1000 км.
  29.  Пороантомари — айнское селение, сейчас южная часть г. Корсакова в р-не морского порта.
  30.  Дубки — совр. с. Стародубское Долинского р-на.
  31.  Ай — совр. с. Советское Долинского р-на.
  32.  Галкино-Враское — совр. г. Долинск.
  33.  Найеро — совр. пгт. Гастелло Поронайского р-на.

Примечания В. М. Латышева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *