История Сахалина. Рыбная промышленность. 1993 год. Факты и события

Малоденежный вопрос

 

Стоимость лицензии в лососевую путину: 50 рублей горбуша и сима, 150 рублей кета и кижуч (распоряжение Губернатора Сахалинской области Е. Красноярова).

То есть цены в сравнении с прошлым годом выросли в ДЕСЯТЬ раз.

А средняя зарплата в области в рыбной промышленности (за девять месяцев 1993 года) составила  120 984 рубля. Кстати, десятое место среди других отраслей… На самом деле не самый хороший результат.

Не забудем только, что расцвет крабовиков уже начался. И фактические «долларовые» зарплаты «морских» были далеко не 120 тысяч рублями…

Некоторые предприятия по неплохой советской (да и капиталистической тоже) привычке старались поддерживать своих работников не только зарплатно, но и льготно. Так, например, невельская БТФ даже закупала в Японии кур для реализации по цене, более низкой, чем в магазине – исключительно для своих работников.

***

Ногликский рыбколхоз. 

Хорошие планы на рентабельную сельдь и плохие – на лососевую путину.

 

На горбушу дали почти тысячу тонн, на кету не дали и сорока. К тому же флот колхоза «попросили» уйти с Курил. Цитата из газеты «Знамя труда» (19.05.1993 г.): «Уповаем на то, что наш колхоз является одним из учредителей фирмы «Пиленга-Годо». Рыбоводный завод на Пиленге закладывает на инкубацию икру кеты, выпускает мальков… Естественно, мы вкладываем деньги для того, чтобы иметь лимит на вылов этой рыбы»

Колхоз по прежнему содержит жилфонд (12 млн. рублей затрат только в первом квартале года), хотя уже заморозил строительство жилого дома, отказался от долевого строительства детского садика.

Единственый путь развития – собственная перерабатывающая база за счет валютных поступлений от участия в российско-американском совместном предприятии «Бином» (добыча краба, СТР «Имчин»). Кстати, для самостоятельной добычи краба необходимы значительные финансовые вливания, которых у колхоза нет и взять негде: полмиллиона долларов за лимит в 500 тонн. Имеющиеся 50 тонн краба, выделенные централизованно, слишком маленький лимит…

Нельзя не отметить, что для ряда колхозов именно доля от совместных предприятий помогала держаться на плаву. А ведь вообще деньги от СП делились не на один колхоз, а на несколько – через Рыбакколхозсоюз, который, собственно, и был участником СП.

Неужели, если б не эта доля, которая могла бы оставаться в СП, то предприятия с участием колхозов ИЗНАЧАЛЬНО могли взять высокую планку и дать области немыслимый ныне толчок? Вопрос интересный, а ответ неоднозначный… слишком сложно, слишком запутанны некоторые моменты законодательства 1993 года…

А как прошла путина для Ногликского колхоза?

Переработано 752 тонны (сырец), т.е. почти столько, сколько собирались. Впервые не привлекли работников с материка – слишком дороги билеты, которые колхоз оплачивал. Местные жители и тогда показали себя «во всей красе», хотя были и добросовестные работники. Рост цен как на дрожжах сыграл свою роль: «пустая бочка с транспортными расходами скоро будет стоить дороже ее содержимого» («Знамя труда», 02.10.1993 г.). Если бы все шло так, как планировалось, колхоз бы выбрал свой лимит в 950 тонн…

Себестоимость килограмма икры для колхоза составляла 1500 рублей.

И снова проблема. Которая называется — НЕХВАТКА холодильных мощностей. Приходится арендовать их…

Чтобы хранить собственную продукцию.

Хотя сбыть можно было и почти сразу.

Одной из причин удержания продукции — банальное желание продавать в т.ч. и внутри района (оказывать помощь школам, садам, больницам, малоимущим гражданам).

Но, например, торгующие в районе организации НЕ спешили закупать продукцию.

Возможно, не было сбыта.

Хотя почему тогда он был в других районах, и тем более на материке?

Похожа ли ситуация на текущую?

Более чем!..

Ограниченность рынка сбыта, доступность к добыче ресурсов самостоятельно и «домашнее браконьерство» — причины, по которым в конце концов внутренние продажи в области снизились до минимума.

И смешная на фоне остальных проблема: «нигде не можем достать известки»… для подготовки коптильного цеха.

 

***

Отсутствие понятной нормативной базы для регулирования уловов

 

Не очень складывалась ситуация для рыбаков Охинского района.

В «Красной заре» выбрали весь лимит, рыбу сдавали в маломощный цех колхоза «Рыбновский».

А этот цех принимал всего 60 тонн, которые обрабатывал в течение двух дней (Сахалинский нефтяник, 27.07.1993)…

Лимит был выбран, а рыба продолжала идти.

До особого приказа были подняты орудия лова.

Оперативно отправили радиограмму (в Сахалинрыбвод, ТИНРО, Рыбакколхозсоюз) с просьбой разрешить выловить по триста тонн дополнительно летней кеты и горбуши.

Руководство колхоза в своей просьбе ссылалось и на тяжелейшее финансовое положение колхоза.

В ответ порекомендовали обратиться в Москву, в комитет рыбного хозяйства…

 

***

Хочется, чтобы рыбой свои занимались…

 

Происходило становление рыбной промышленности (по другому не скажешь) в Макаровском районе. Строились добывающие станы, около них же — и базы переработки. На побережье насчитывалось 25 участков… правда, макаровских там было не так много.

Цитата из «Родной Земли» (12.08.1993): «Своя в Восточном – «Берег» по разным причинам не состоялась. …От прошлой централизации и прошлого диктата мы вроде избавились, однако не избавились пока от рецидивов. …Сахалинрыбвод по традиции фактически навязал нам семь участков Поронайского рыбколхоза «Дружба» …хотя навара от них району ждать нечего».

И еще: «Немаловажно, что силами и средствами района возвести приличные цеха было бы невозможно. А теперь они стоят, независимо от того, кто останется хозяином. А вдруг когда-либо разбогатеем, и муниципалитет их выкупит?»..

«Хотелось и хочется, чтобы за лицензиями к местным властям обращались преимущественно местные предприниматели, а не пришлые».

Со временем промышленники доберутся и до изначально нерыбных районов: Смирныховский и  Углегорский…

 © Область на островах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *