ГКЧП, 1991 год, Сахалинская область. Часть Вторая: отношение жителей к августовским событиям

Отношение рядовых жителей Сахалина к августовским событиям 1991 г.

 
Понятно молчание должностных лиц: начальники райотделов КГБ, ОВД, депутаты, иные облеченные властью лица зачастую …отмалчивались.
«Большая политика не должна мешать нашим делам. Надо спокойно работать и думать о будущем. Сейчас напряженная пора: кормозаготовки, путина, подготовка к зиме». Пожалуй, эта логика самая понятная и может быть самая приемлемая.
НЕБОЛЬШОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ: неужели кто-то думает, что начнись такие события в Москве сегодня – местные власти примут чью-либо одну, определенную сторону? Вряд ли. Ибо это – политика. А в ней встать на сторону сильного — нет никакого урона чести…
Помимо настроений «выжидания», ярко были выражены настроения «несогласия».
Те, кто считал действия ГКЧП правильными и своевременными, в большей части предпочитал отмалчиваться…
Из опубликованного опроса «Что же все-таки произошло» («Советский Сахалин», 20.08.1991 г.): «Я только за. И быстрее надо наводить порядок», «Если в комитете Язов, то я против. Толку не будет», «Мое мнение по этому поводу отличное. Давно надо было», «Не верю, что у них что-то выйдет. Народ стал другой. Обратно туда нас не загонишь».
Размышления через двадцать три года: куда именно обратно? Что имели ввиду, когда так говорили? Пелена на глазах не упала у многих ДО СИХ ПОР…
Диктатура не пройдет?..
Из экспресс-опроса жителей Невельска («Ленинец» № 99 от 22.08.1991 г., что характерно – опубликовано на первой странице рядом с заявлением ГКЧП и сопутствующей информацией от ТАСС): «Происшедшее воспринимаю как переворот», «В любом случае явное нарушение Конституции страны», «Я вначале тоже был в ряду тех, кто радовался и говорил: наконец-то будет наведен порядок», «Хочется, чтобы конфликт не затянулся»…
22 августа утром по центральной улице Невельска пошли неравнодушные жители, к которым присоединилась группа депутатов. Решение действовать было принято после того, как «прошли четыре дня ожидания реакции властей»… Иными словами, махали кулаками именно после основной драки. Невельский Горком Компартии несмотря на разногласия с Ельциным в части Указа – фактически поддержало его, выразив недоверие Политбюро и Секретариатам ЦК КПСС и ЦК КП РСФСР… За бездеятельность.
При этом, оказывается, согласно публикации в «Ленинце» от 24.08.1991 г,. все дни переворота в исполкоме горсовета работала круглосуточно комиссия, принимала по телефону из облисполкома указы Ельцина, дежурили депутаты. То есть реакция властей на самом деле БЫЛА.
Или БЫЛА – появившись позднее.
22 августа уже публиковали в «Советском Сахалине» мнения, среди которых поддерживающих ГКЧП не было ни одного. А вот проект Программы КПСС обсуждался по-прежнему, несмотря на указ «о департизации».
Из опроса районной газеты Ноглик: «Мне стало страшно, как будто началась война», «Мне кажется, к власти пришли самозванцы, весь этот комитет», «Смысла в забастовках не вижу. И без того кругом нищета»…
«Мне кажется даже, что Янаева заставили. Переворот – это репрессии, аресты, повторение 38 года. А все это повлечет гражданскую войну».
На вопрос корреспондента многие женщины ОТКАЗАЛИСЬ ответить, опасаясь за своих детей и за свою жизнь тоже.
Также газета (причем, уже 22.08.1991) публиковала и явно поддерживающие ГКЧП мнения: «Страну трясет, поэтому я за комитет. Из нашей деревни трудно понять, что там происходит. Но я не одобряю обращение Ельцина к народу и призыв не слушаться комитета. Народ устал. Нужны рамки. Нужна какая-то порядочность во всех делах…»
Холмская газета «Коммунист», 24 августа 1991 года:
«Во время мятежа ко мне многократно обращались молодые казаки с заявлениями о том, что они готовы в любой момент встать на защиту законных органов Советской власти от любых посягательств», «…у нас (на предприятии – прим.авт.) больше тех, кто осудил действия Государственного комитета…», «Мало что знаю. Я на своей даче выращиваю картофель, помидоры. Но скажу, если москвичи выступили против этого комитета, наверно, они поступили верно. Они там ближе и знают больше», «Если бы объявил о чрезвычайном положении Горбачев – это одно. Он Президент, избранник народа, глава правительства. Но когда об этом объявляет кучка людей – это уже дурно попахивает. В стране должен быть законный порядок».
И еще.
«Мы, коммунисты редакции газеты «Коммунист» и городской типографии приняли решение о роспуске своей первичной партийной организации и прекращении своего членства в КПСС, которую партократия сделала подпоркой для реакционных, антинародных сил»… («Коммунист», 29.08.1991)

***

Можно ли доверять всем публикациям мнений?
По нашему мнению, не очень.
Опубликовать после победы Ельцина мнения в защиту ГКЧП (даже частных лиц – с которыми точка зрения редакции, конечно же, не совпадает) могло привлечь внимание «активистов», из тех, кто всегда ЗА (или ПРОТИВ) и не важно За ЧТО и против ЧЕГО именно.
«Советский Сахалин», 22.08.1991 г.: «Рабочий Международного центра делового сотрудничества: Любые действия должны строго соответствовать положениям Конституции, нашего Основного Закона. Я за то, чтобы ни при каких условиях он не нарушался”.
Если рассмотреть подробнее тех, кто обращается в СМИ, пишет в СМИ и как именно выражает свои мысли, а также принять во внимание некоторые обороты и слоги, неприменяемые в других публикациях – складывается впечатление, что применен по меньшей мере «литературный перевод с подталкиванием к правильному высказыванию».
Честность?
Демократия?..
Справедливости ради отметим, что упоминания о ворохах телетайпограмм в поддержку путчистов и позитивных откликов хватало. Читать их, оказывается, не могли «без внутреннего содрогания – как все-таки еще сильно в иных из нас раболепие, тяга к сильной «ежовой» рукавице, которая с помощью автомата и танка наведет порядок…».
К слову, именно эти люди и голосовали за сохранение Союза.
Что касается танка и автомата. В 1993 году люди, штурмующие Белый Дом …как они в свое время относились к путчистам? Вот, например, те же сторонники Ельцина?
Как выяснилось – увы, они не такие уж и противники «ежовых» рукавиц. Количество погибших в октябре тому подтверждение.
«Совесть и честь для них никогда не станут разменной монетой».
О совести же и чести говорили и те, другие. Которые как раз поддерживали ГКЧП.
У кого же тогда была-то совесть и честь?
Той страшно-странной эпохи.
И какая же она была, та самая совесть, та самая честь…
 
P.S.
Рано утром на шахту № 7 в поселок Горное из города Макаров шел автобус, везущий на смену шахтеров. По радио звучит обращение ГКЧП.
Реакция одного из шахтеров: «Ну все! Вот теперь-то мастера с нами поработают, хватит отсиживаться в кабинетах!..»
На него шикнули. 
Пожалуй, это была единственная реакция. Остальные мужики особенно не рассуждали. О бытовых проблемах им думалось как-то лучше…
Ну а пара-тройка горлопанов найдутся всегда.  
В целом по городу и району сохранялось спокойствие.
P.P.S.
Теперь все было настолько по новому и настолько демократично, что даже девизом одной районной газеты стало «Да здравствует разум!»…
© Область на островах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *