Благодарственное письмо Генералиссимусу Советского Союза И.В. Сталину от военнопленных японцев

РЕДКИЙ ДОКУМЕНТ

“Эти годы навсегда останутся в нашей памяти”, — пишут японские военнопленные в письме Сталину. Действительно это, пожалуй, единствен­ная правдивая фраза из уникального документа. За 4 года пребывания япон­ских военнопленных в СССР 60 тыс. японских военнопленных погибли от голода, холода, инфекционных болезней. Особенно много умерших было в дальневосточных лагерях — 28%. Это было вызвано тяжелыми климатичес­кими условиями, в которых оказались “теплолюбивые” японцы, привезенные на предприятия Хабаровского, Приморского краев, Сахалинской, Магаданс­кой и Амурской областей.
“В сентябре 1945 г, мы оказались на территории СССР в лагерях для военнопленных. Агенты реакции нам говорили, что Сибирь — это ледяная пустыня, что в плену нас ждут каторга и смерть”, — продолжают в своем письме японцы. “Агенты реакции”, как оказалось, были правы. Изощренную ложь развенчивают недавно рассекреченные архивные документы — доклады представителей местных дальневосточных организаций НКВД (сентябрь 1945 г. — 1950 г.), в которых отмечается, что лагеря военнопленных находят­ся в ужасающем состоянии, что есть опасность гибели контингента военноп­ленных от истощения, холодного климата и инфекционных болезней.
В “Благодарственном письме…” самым причудливым образом пере­плетается правда и самая изощренная ложь, увидеть которую можно только после изучения ранее засекреченных архивных документов. Действительно, у японцев, находившихся в русском плену, были прачечные, бани, их лечили в специальных госпиталях. Но улучшение жизни военнопленных наступило лишь в последние годы, а то и месяцы их пребывания а Советском Союзе, когда мировая общественности добилась права на их возвращение домой, в Японию. Необходимо было показать всему миру “полную радости, свобод­ную и обеспеченную” жизнь японцев в советском плену.
Но не может жизнь пленного быть радостной и счастливой хотя бы оттого, что все его мысли — о доме, о родине. Тоска по дому, по воспомина­ниям бывших военнопленных, — вот что было самым страшным в плену, ко­сившая пленных не меньше голода и болезней. Поэтому наиболее циничным является фраза о счастливой, полноценной и радостной жизни японцев.
“Мы никогда не забудем наши встречи с советскими людьми”, — пишут японцы. С этим нельзя не согласиться. Именно благодаря простым совет­ским людям, с которыми японцы встречались на своем нелегком пути плен­ников, многим из них удалось выжить, приобрести истинных друзей, которых они вспоминали спустя десятилетия.
Провалилась попытка советского руководства превратить военноплен­ных в убежденных коммунистов-сталинцев, потому что окружающая япон­цев советская действительность разительно отличалась от партийных догм и установок, внушаемых им в лагерях.
Исходя из всего вышесказанного, можно утверждать, что письмо япон­цев к Сталину — это документ, написанный советскими пропагандистами и подписанный тысячами японцев по принуждению либо с целью добиться скорейшей отправки их на Родину.
Кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник ИИ ДВО РАН                              Е.Ю.Бондаренко
Публикация подготовлена главным археографом Государственно­го архива Хабаровского края, заслуженным работником культуры РФ Г.И. Косииртой.

 ***

«Благодарственное письмо Генералиссимусу Советского Союза И.В. Сталину от военнопленных японцев»

7 ноября 1949 г.

Москва, Кремль

Великому вождю советского народа, отцу и учителю трудящихся всего мира, лучшему другу японского народа Генералиссимусу СТАЛИНУ

 
Дорогой Иосиф Виссарионович!
Мы, военнопленные бывшей японской армии, посылая это письмо, вы­ражаем Вам, величайшему гению человечества, путеводной звезде трудящих­ся всего мира, а через Вас — Советскому Правительству и всему советскому народу, нашу глубочайшую, идущую от самого сердца благодарность за все светлое, все хорошее, что мы получили в великой советской стране.
Четыре года нашего пребывания в Советском Союзе, в течение кото­рых мы были окружены Вашей заботой и заботой Ваших учеников, люби­мых детей — советских граждан, офицеров и солдат Советской Армии, яви­лись для нас подлинной школой демократии. Эти годы навсегда останутся в нашей памяти.
Мы, японские трудящиеся, в течение долгого времени не видели света правды и свободы. Мы были слепыми рабами японских помещиков и капи­талистов. В течение целого полустолетия разбойничий японский империа­лизм был кровавым жандармом Дальнего Востока, он грабил и истязал со­седние народы.
Японские империалисты вовлекли Японию в блок фашистских агрес­соров, заключив с фашистской Германией так называемый “антикоминтерновский пакт”, направленный против Советского Союза — первого в мире социалистического государства — и превратили нашу родину в очаг агрессии и фашизма на Востоке. Сейчас нам хорошо известны злодейские замыслы японских империалистов в отношении советского народа, нашедшие свое воплощение в пресловутом меморандуме генерала Танака, а позднее конкре­тизированные в антисоветском плане “Кантокуэн”. Мы сейчас знаем, что японские империалистические разбойники хотели захватить советские земли вплоть до Урала, а советских людей превратить в рабов японских “дзайба-цу”… Только блестящие победы Советской Армии под Сталинградом и на других фронтах навсегда похоронили эти бредовые агрессивные замыслы …
Угнетая и грабя соседние народы, …японские империалисты в то же время установили на нашей родине кровавый режим полицейского террора и жесточайшей эксплуатации. Нас давила военно-полицейская монархия, нашим уделом были … нищета, унижение и невежество. Наша прекрасная родина с ее семидесятимиллионным трудолюбивым народом, с ее живопис­ными видами … в действительности принадлежала своекорыстной кучке богачей — императору и алчным империалистам, помышлявшим только о завоевании мирового господства путем грабительских войн.
Великий советский народ и его могучие Вооруженные Силы разгроми­ли разбойничьи армии фашистского блока агрессоров, завоевали великую победу. Советская Армия… принесла освобождение многим народам как на Западе, так и на Востоке…
В сентябре 1945 г. мы оказались на территории СССР в лагерях для военнопленных. Агенты реакции нам говорили, что Сибирь — это “ледяная пустыня”, что в плену нас ждут каторга и смерть.
Однако то, что мы увидели в Советском Союзе, не имело ничего обще­го с лживой пропагандой … Советское Правительство проявило исключительное великодушие и гуманность в отношении к нам, солдатам бывшей вражеской армии…, создало нормальные условия жизни, установило твердый 8-мичасовой рабочий день. Благодаря энергичным мерам, предпринятым Советским Командованием, мы быстро были обеспечены чистой теплой одеж­дой и постельными принадлежностями, нас разместили в хороших жилых помещениях.
В Сибири мы не нашли никакой “ледяной пустыни”. В чистых, благо­устроенных столовых мы получаем высококалорийную пищу, командование лагерей заботится даже о том, чтобы нам готовили японские национальные блюда. Кроме того, за выполненную работу каждый месяц мы получаем денежное вознаграждение и премии. Во многих лагерях для нас организова­ны магазины и ларьки, где продаются всевозможные гастрономические то­вары и предметы широкого потребления, а в последнее время открыты для нас даже небольшие рестораны. Раз в неделю мы ходим в баню и меняем белье, у нас есть хорошо оборудованные бани и прачечные. Регулярно, раз в месяц, советские врачи проводят тщательный медицинский осмотр. Что ка­сается лагерных госпиталей с их медицинским оборудованием, то надо ска­зать, что на родине мы могли только мечтать об этом. В госпиталях есть все необходимое для медицинского обслуживания.
У нас в лагерях есть свои дома отдыха. Они красиво, культурно обору­дованы… Это совершенно невозможная вещь не только в лагерях военноп­ленных…, но недостижимо вообще для всех трудящихся капиталистических стран, в частности, для японских трудящихся.
При самом пылком воображении нашу жизнь в Советском Союзе нельзя назвать жизнью военнопленных. Это жизнь, полная радости…, свободная и обеспеченная…, в близкой и тесной дружбе с советскими людьми…
Однако наша жизнь богата не только в смысле материальном. У нас в лагерях есть клубы и кружки художественной самодеятельности…, имеются книги на японском языке. В клубах мы занимаемся политучебой и культур­но-массовой работой. Здесь мы можем свободно собираться, свободно об­суждать те или иные вопросы, а также весело отдыхать. Художественная самодеятельность является нашей гордостью. Кружки художественной са­модеятельности, имеющие даже симфонические оркестры, исполняют японс­кие и советские народные и революционные песни, пьесы, танцы, а также советскую музыку…
Каждую неделю нам демонстрируют советские кинофильмы, которые мы смотрим с большим удовлетворением. Особенно неизгладимое впечат­ление оставили у нас кинокартины: “Владимир Ильич Ленин”, “Парад моло­дости”, “Клятва”, “Сказание о земле сибирской”, “Молодая гвардия”, “Сталинградская битва”. Мы видели советские кинофильмы, сопровождае­мые японским текстом. Мы имели возможность совершать экскурсии в ок­рестные города, бывали в театрах, кино, посещали школы, дома пионеров, проф­союзные организации, заводы, колхозы. Мы своими глазами повсюду видели богатую советскую действительность и счастливую жизнь советских лю­дей…
Когда мы вспоминаем, какими были четыре года назад, мы поражаемся огромной перемене, происшедшей с нами.
…У нас есть различная политическая, экономическая и художественная литература… Одним из основных наших культурных и политических воспи­тателей и руководителей является “Японская газета”, издаваемая для нас Советской Армией по Вашему указанию. Она правдиво рассказывает о том, что происходит на международной арене и в Японии, разъясняет существо советского социалистического государства…
Мы недавно отпраздновали первую годовщину создания у нас антифа­шистских комитетов. Антифашистские комитеты помогли нам создать ак­тивную политическую и культурную жизнь в наших лагерях. Создание ан­тифашистских комитетов было большой радостью для нас, бесправных сол­дат…
Только в Советском Союзе — стране социализма — мы … обрели сво­боду и познали демократию.
Неизгладимые впечатления произвел на нас благородный советский гуманизм, отсутствие в СССР национальной и расовой дискриминации, в том числе по отношению к нам, японским военнопленным. Это обстоятель­ство отразилось на всей нашей духовной, культурной и политической жизни. Сейчас каждый из нас питает искреннюю любовь и уважение к советским гражданам, с которыми за эти четыре года мы стали истинными друзьями. Мы никогда не забудем наши встречи с советскими людьми… С большим уважением и любовью к советскому народу мы будем рассказывать японс­ким трудящимся о своем пребывании в СССР…, о стойкости советского народа, не отступающего ни перед какими трудностями; о том, с каким энтузиазмом и радостью он строит коммунизм в своем свободном социалисти­ческом отечестве; о великом советском патриотизме и славе мирного созидательного труда, о Советской Армии — освободительнице, о скромности и великодушии советских людей, их настоящей любви к человеку и об их высо­ком культурном и политическом уровне…
“Герой социалистического труда” — какое это замечательное новое слово в языке человека! На широких просторах Советского Союза кипит мирный созидательный труд. Мы раньше даже представить себе не могли, что есть па земле такое мощное и чудесное государство, где труд — дело чести и славы, где все трудящиеся равноправны и являются хозяевами своей страны, где труд всего народа, сплоченного в единую монолитную семью, приносит такие изумительные успехи!
В то время, как Япония, управляемая кучкой предателей и реакционе­ров, все больше погружается в пучину бедствий и разрухи, в Советском Со­юзе, вынесшем на своих плечах основную тяжесть минувшей войны, уже несколько раз было произведено снижение цен, изо дня в день повышается жизненный уровень трудящихся. В этом мы видим огромное превосходство коммунистической системы над капиталистической и Вашу отеческую заботу о трудящихся…
На нас, японских трудящихся, неизгладимое впечатление произвели морально-политическое единство, братская дружба и горячий патриотизм народов СССР, светлый образ и жизнерадостность советских юношей, жен­щин и детей. Народы СССР не знают ни национальной, ни расовой дискри­минации и стали свободными и равноправными.
Все мы — военнопленные — с восхищением смотрели на советскую де­ревню, снабженную тракторами, комбайнами и другой передовой сельскохо­зяйственной техникой. Колхозы богатой и изобильной деревни … вызвали зависть у нас, когда мы вспоминали нашу родину, где в вечном страхе перед засухой и наводнением, в страхе перед возможностью лишиться земли, на мизерных лоскутах полей, изнывая под гнетом помещиков и полиции, в веч­ной нужде и темноте, с утра до поздней ночи трудятся японские крестьяне с тем, чтобы потом плоды их труда ушли на уплату налогов и в карман поме­щику…
Дорогой Иосиф Виссарионович! Мы уже не те, какими были раньше. Мы навсегда порвали с нашим позорным прошлым, японским империализ­мом и реакцией. Мы с гордостью считаем себя составной частью лагеря демократии и социализма, бойцами армии мира. Мы готовы выполнять наш священный долг — бороться до последней капли крови за мир, демократию и национальную независимость своей родины.
Мы знаем теперь, что нам делать. Мы будем бороться за демократи­ческое преобразование Японии. Мы свяжем свою судьбу с народом. Мы найдем наше место в рядах национально-демократического фронта и под руководством японской коммунистической партии будем бороться за счас­тье японских трудящихся, за мир, демократию и национальную независи­мость Японии.
Благодаря заботе Советского Правительства последняя очередь япон­ских военнопленных возвращается на родину. Однако нельзя сказать, что мы возвращаемся в Японию с одним только чувством тоски по родине — мы уезжаем, но нам грустно расставаться с землей нашего вторичного рождения, страной Советов. Самым замечательным периодом в нашей жизни мы счи­таем годы нашего пребывания в Советском Союзе…
Возвратившись на родину, мы с величайшей благодарностью будем обращать свои взоры вдаль за Японское море — к государству Ленина и Сталина и, вдохновляясь великим примером страны Советов, будем храбро и беззаветно бороться за интересы своего народа, за свободу и счастье тру­дящихся всего мира…
Дорогой Иосиф Виссарионович! Покидая великую страну победивше­го социализма, мы торжественно клянемся народу великого социалистичес­кого государства и Вам, любимый отец и гениальный учитель трудящихся всего мира, что мы будем самоотверженно бороться за нерушимую дружбу между японским народом и народами Советского Союза…
Мы расскажем японским трудящимся все, что мы видели, слышали и узнали о советском государстве…
Мы клянемся, что ни американским империалистам, ни японским мили­таристам не превратить нас вновь в своих послушных солдат, выполняющих их преступные замыслы…
Мы клянемся до конца соблюдать верность делу демократии и социа­лизма, делу мира и братской солидарности трудящихся всех стран…
Желаем Вам, дорогой Иосиф Виссарионович, надежде трудящихся всего мира, здоровья и долгих, долгих лет жизни !
Да здравствует нерушимая дружба японского народа и народов Со­ветского Союза!
Да здравствует японская коммунистическая партия — передовой отряд японского народа, борющегося за мир, демократию и национальную незави­симость Японии !
Слава Советскому Союзу — оплоту мира и безопасности народов, соци­алистическому государству рабочих и крестьян !
Слава Советскй Армии — армии освободительнице ! Да здравствует не дикий вождь и учитель трудящихся всехстран — дорогой и любимый Иосиф Виссарионович Сталин !
ГАХК. НСБ. Инв. N 3563. Л.1-13. Типограф. экз. ( Пер. с яп.яз.)
© публикуется с разрешения ГИАСО по изданию «Исторические чтения. Труды государственного архива Сахалинской области № 2. Южный Сахалин и Курильские острова в 1945-1947 гг.» (Южно-Сахалинск, 1997 г.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *