В уездном городе Ы прошли выборы.

Вернее, не так. Сначала там прошла предвыборная шумиха. Шумиха включала в себя раздачу пива малолетними детьми малолетним же детям (под видом лимонада), угрозы некоторым гражданам с крайне активной автогражданской позицией, а также выпуск одинаковых газет с целью снизить внимание населения к среднесрочным проблемам.

Сопутствовало этому вялое переругивание в Интернете с вывешиванием на балконах надписей «Голосуй! Голосуй! Нам важен каждый голосок и голосишка!» и рефреном «А может и мне скоро достанется».

Активные граждане слушали это все вполуха. А особо активные граждане даже приоткрывали один глаз, чтобы понять – откуда, собственно, звук. Кое-кто даже старательно наводил резкость – получалось наводить только на отдельные столбы с отдельными бумажками, призывающими голосовать сердечком. Граждане закрывали глаза обратно, одновременно размышляя, что раньше вот ручкой по бумажке голосовали да учитывали в кандидате «по делам его» …

Бывший мэр города Ы, отказавшийся от точечной застройки, смотрел телевизор и размышлял, что при нем бы такого не было. Потому что повторения он, понимаешь, не любил. Не любил, и все. Зачем повторяться-то? Повторялся он только в одном – в красивой стратегии и умении общаться и «лавировать» с мнением избирателей. И управлять еще умел. Этого не отнимешь. При нем многое забылось в городе – начиная от мусора и заканчивая мусором же… Правда, после его ухода многих поснимали и чистку устроили. Но это всегда так. Новая метла завсегда свои совочки в кухню привозит.

А  заместитель его бывший, а по отличному стечению обстоятельств – еще и вновь избранный мэр – на радостях повторяет все. Прям как раньше. Особенно политику «бывшего» копирует.

Вот, например, не стал отменять планы, давно составленные, а решил центр города сделать пешеходным. Опять не слушает население. Опять в точечной застройке обвинят. Опять, опять, опять…

А впрочем, думал он, кого это волнует. Статистика, люби ее или не люби, это наука. А законы науки – это тебе серьезно. Как хочешь играйся, не обойдешь. Все будет именно по закону. Вот и выходит по статистике, что выбрали-то «избранников», те, кто им подчиняется. А население только ныть может. Они в точечной застройке торговые центры от жилья не отличают. А потом массово в то же самое жилье и кредиты берут.

Вот и философский вопрос назрел, подумал предыдущий мэр, оглядывая город. За окном автомобиля было дождливо и уныло. Философский вопрос…

А могут ли они теперь заявлять, что «не  твари они дрожащие, а право имеют»? Ежели этими правами не пользуются?

А ведь выборы – это серьезно по нынешним временам. Уже не поиграешь особо в «подкидушечки» да «уговаривалки». Уже волеизъявление, понимаешь, от народа…

Реальное, понимаешь.

А им не выборы – им больше неймется, когда я двойную сплошную пересекаю.

При последней мысли чуткое население встрепенулось. Слишком оно не любило маячки и сирену на темных машинах. Хоть объясняй им, хоть не объясняй, что тайм-менеджмент это серьезно – не любило, и все тут.

И Городское Боярское Совещание – тоже та еще система… не могли тихо посидеть на выборах и перед ними. Все равно ведь выбрали тех, кто хотел и стремился, и уговорил нормально, и по статусу дорос. Остальные до кучи дворы потоптали, да грязь поразносили на машинах на своих… И чего тогда было тихо не сидеть-то?

…а ведь и я жил когда-то в их брежневках и горбачевках, подумал предыдущий мэр. Потом-то понеслось. Жена, правда, не того… захотелось ей быть владычицей недвижимости заграничной… развестись пришлось. Но это не беда.

Впереди его ждало великое будущее. Это тебе не город.

Тем более, что авиацию, сами понимаете, так просто не бросают.

Вот и я к ней вернулся…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.