Вымысел и правда: граф Витте-Полусахалинский, мир в Портсмуте и мог ли Южный Сахалин остаться русским

В книге «Каторга» изумительно описаны переговоры С.Ю. Витте и барона Комуры в Портсмуте касательно заключения мирного договора. Пикуль использовал факты, имевшие место быть, великолепно и весьма интересно.
США стравливали две страны, прекрасно понимая (более того, в открытую заявляя), что для других держав взаимное истребление двух наций весьма полезно.
Из статьи «Позор Портсмута или Сахалин – Карафуто»:
«Верительные грамоты Розен вручил Рузвельту на летней даче, где президент уверял нового посла в том, что видит свою роль в миротворчестве и что он искренне сочувствует России. Он «признавался» при этом: «Вначале мои симпатии были на стороне Японии. Однако… не в наших интересах допустить полное оттеснение России от Тихого океана». 
Розен возразил, что это просто невозможно для кого-либо… Рузвельт же «простодушно» заметил: «Мне казалось, что при вашем безнадежном положении на театре событий вам грозит утрата не только Сахалина, но и всех тихоокеанских владений.
…Рузвельт лгал послу России, сказав, что Япония неохотно согласилась на мирные переговоры. Розен речами не обманулся«…
Но Розен не был первым. Первым был …Витте. Который менее, чем за месяц, проиграл даже то, что можно было выиграть. При этом в царской России его ждало …прославление.
В «Каторге» Витте представлен довольно-таки положительно. Его категорическое заявление и патриотические  интервью представлены на фоне «скрытного поведения японской делегации». Витте сделал шоу. Витте раздавал автографы. Витте имел сиюминутный успех. Может, от того, что «Каторга» писалась в советское время, Витте представлялся действительно победителем… ведь советская историография не разоблачила его. Витте достиг «максимум возможного». От американской прессы Витте приобрел титул «король всех дипломатов»…
Цитата из статьи «Позор Портсмута или Сахалин-Карафуто»
«…когда японский делегат Комура посоветовал ему «принести жертву контрибуции для спасения более важных интересов», то Витте отпарировал: «Если бы японские войска пришли в Москву, тогда только мы сочли бы естественным возбуждение вопроса о контрибуции«…

Высказав унизительное для России предположение, Витте «подставился», и Комура спокойно заметил, что в этом случае уже не было бы никаких переговоров, а японцы просто продиктовали бы условия мира. Витте же вместо разговора по существу витийствовал: «История говорит иное. Наполеон был в Москве, однако не диктовал нам условия мира»…
Пикулем этот диалог преподнесен, как остроумная реакция Витте, чувствовавшего свое превосходство…  Игра слов.
Сахалин мог остаться за Россией. Собственно, он не являлся обязательным требованием.
Но не остался. История не знает сослагательного наклонения. Но История знает истинные мотивы действующих лиц. Возможно, мы никогда их не узнаем.
Это к лучшему…
..потому что хочется думать, что художественность Пикуля и советская историография не так уж и заблуждались относительно Витте, а все остальное – лишь оценки.
Перед отъездом Витте Царь Николай четко сказал ему: «Я желаю, чтобы переговоры пришли к мирному решению, но не могу допустить ни одной копейки контрибуции, ни уступки одной пяди земли».
Двенадцать пунктов требования представлены десятого августа. По Пикулю – Витте небрежно их отложил. В соответствии с историей – уже двенадцатого числа были предварительно приняты восемь (!).
Таковы факты Портсмутских переговоров.
Факты, изменившие мир и будущее Сахалина…
© Область на островах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *