Макаров, Сахалинская область. Остатки синтоистского храма Сиритору Дзиндзя

 
Предисловие: в 1926 году в декабре население города Макарова (яп. Сиритору или Сиритори) составляло более 14 000 человек…

***

Карта (как добраться):

Красная линия показывает заезд через пожарную часть, метеостанцию, и далее через улицу Садовая. Кстати, вы будете проезжать «Березовую Рощу» – красивое место с установленным православным крестом.
Синяя линия показывает заезд от лестницы к храму с улицы Ленина (от железнодорожного вокзала по Ленина, чуть не доезжая до начала лестницы).
Зеленая линия обозначает саму лестницу к храму – обычно именно здесь поднимаются к нему пешком.

***

Что же, собственно, такое «храм» и почему он так называется?
То, что в настоящее время находится на территории «зоны отдыха», является остатками синтоистского храма Сиритору Дзиндзя, дата основания – 1926 год.
Дата открытия храма (останки которого-то и сохранились по сей день): 5 июля 1941 года.
Японское название храма «дзиндзя» (дзиндзя – путь богов, яп.) происходит от корня «ками» — бог. Этот иероглиф китайского происхождения в зависимости от его употребления с другими иероглифами читался как «син» или «дзин». Поэтому «путь богов» читается как «синто», а «дом бога» — как «дзиндзя».
В большинстве случаев храм – это большой комплекс различных сооружений, у каждого из которых была своя роль. Сиритору Дзиндзя был построен в стиле гонгэн-дзукури, сочетавшем все основные части храма в одной конструкции.


Вход в храм обычно предваряют ворота, которые называются тории. Они обозначают границу храма. От тории к храму обычно вела дорога, отсыпанная щебнем либо вымощенная бетоном. Тории Сиритору Дзиндзя к настоящему времени, увы, не сохранились. Обратите внимание, что они отличаются формой от тории во Взморье. 


В Макарове (как и в ряде других мест на Карафуто) дорога к храму представляла собой бетонную лестницу, сохранившуюся до сих пор.
Слева, вдоль лестницы, можно найти остатки предположительно технологического колодца для электропроводки. Также данный колодец похож на канализационное сооружение — но подтвердить эту информацию в настоящее время не представляется возможным.

По обеим сторонам лестницы находились иши тооро – каменные чаши-фонари.


На некоторых останках фонарей можно найти даже проводку – в Макарове дорога к храму Сиритору Дзиндзя освещалась электрическим светом.

По дороге к храму следовало отрешиться от мирской суеты, повседневных забот.
Далее необходимо было сделать очищающий обряд омовения. Для этого служила специальная чаша тедзубати. Поскольку омовение проводилось символически, а не буквально – то и размер чаши был относительно невелик, всего несколько литров.


На чаше выбиты иероглифы «сен син» — место отмывания душ. Также на чаше выбита дата (июнь 4-го года Сёва, т.е. 1928 год) и имя – Китагава Манкитих (обычно выбивалось имя мастера или дарителя – в соответствии с традицией при открытии храму дарили чаши или каменных собак).
Иногда в храмах ставили фигуры божественных лошадей синмэ, являющихся помощниками ками  (богов) и преподносимых храмам в дар. Большее распространение получил обычай дарения храму деревянных табличек эма с изображением лошади и написанными пожеланиями. Для хранения эма на территории храма ставились специальные помещения эмадэн или эмася.
По мнению И. Самарина это сооружение есть павильон эмася. Павильон эмася имеет форму подковы – и расположен он южнее основной постройки храма (см. карту). Выглядит он вот так:

Вероятнее всего, эмася сохранилась на территории области только в Макарове (храм Сиритору дзиндзя).
Отметим, однако, что судя по японским фото и остаткам сооружений — это НЕ эмася. Это именно стела тюконхи (см. фото https://pastvu.com/p/343734 и https://pastvu.com/p/343737).
Самый распространенный обычай синтоизма – ставить перед храмом скульптуры животных-охранников. Это могли быть лисы, собаки, львы и даже мифические полульвы-полусобаки (кома-ину). Считается, что в Сиритору Дзиндзя были установлены собаки.
Цитата из книги И.А. Самарина «Путь богов по островам»:
«Скульптурные изображения животных, стоявших перед входом в храм, японцы называют кома-ину (корейский пес), а в простонародье — шиши (лев). Фонетический словарь японского языка «Кодзирин» описывает кома-ину как «пришедшее из корейской культуры стилизованное изображение собаки». При этом, если слово «ину» обозначает «собака», то слово «кома» не имеет собственного значения и перевода, а используется только в сочетании с «ину». Французский дипломат Эме Гюмбер, живший в Японии в 1860-е годы, писал: «Кома-ину, говорят, был ввезен из Кореи императрицей Цингу. Это животное составляет среднее между львом и собакой»
В настоящее время собака находится в Макаровском краеведческом музее – хотя в списке охраняемого культурного наследия на сайте администрации городского округа она все еще указывается, как находящаяся на «храме».
Храмовая постройка всегда ориентирована строго по линии восто-запад. Как уже было сказано, состояла она из нескольких частей, каждая из которых имела свое предназначение.
Цифрой 1 обозначен хондэн, занимавший обычно в храмах исключительно «тыльную» позицию и находящийся в дальней части храма. Хондэн – и есть то самое место обитания богов в храме. На входе в храмовое сооружение был зал для молитв (хайдэн, обозначен цифрой 2). Далее зал для подношений угощений богам в соответствии с синтоисткими обрядами  (хейдэн, обозначен цифрой 3).
 

(иллюстрация из книги И.А. Самарина «Путь богов по островам»)

Также в Макарове в состав храмовых сооружений и построек входила стела тюконхи, не указанная на схемах у И.Самарина. Наше мнение о ее местонахождении см. выше.
По преданию, во время церемонии сёконсай (почитание умерших воинов) через эти монументы происходило вознесение душ погибших воинов на небо, где они превращались в богов – «нами».  Каменные стелы тюконхи стояли практически при каждом крупном храме.
Что же было внутри храма?
Обычно, интерьер синтоистких святилищ ничем не заполнялся и был чист и пустынен.
К сожалению, фотографий храма Сиритору Дзиндзя практически не сохранилось. Кое-что можно найти в фотофондах ГИАСО, также возможно где-то существуют фотографии семейного архива, пока, увы, не найденные…
Еще одной интересным историческим фактом, касающимся города Макарова,  является то, что именно в нем (тогда еще Сиритори, был освобожден без боя 22 августа 1945 года) генерал-майор М.В. Алимов, воглавлявший подвижной отряд 56-го стрелкового корпуса 16 армии (под командованием А.А. Дьяконова), провел успешные переговоры с представителями японского командования о прекращении боевых действий (материалы областной научно-практической конференции «Итоги Второй мировой войны в судьбе России: работа библиотек по патриотическому воспитанию», стр. 21: «Герои земли сахалинской: 65 лет спустя», Н.В. Вишневский). 
P.S. Были ли в Макарове другие храмы? Возможно и немало. В соответствии с секретной справкой Уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по Южно-Сахалинской области о системе религиозных культов бывшего губернаторства Карафуто (1946 год, ГАСО. Ф.53. Оп.1. Д.81, Л.1-10. правленый авторский экз.) в губернаторстве Карафуто число буддийских храмов превышало число синтоистских (позднее И.А. Самарин в своей книге указал гораздо большее количество синтоистских храмов с указанием возможных причин расхождения в учете). По состоянию на 1 января 1947 года количество буддийских храмов было по прежнему велико (139 – в соответствии с информационным отчетом Уполномоченного совета по делам религиозных культов по Сахалинской области о работе за 2 квартал 1947 г., ГАСО. Ф.53. Оп.1. Д.81. С.11-15., подлинник.). В отличие от синтоистских храмов – буддийские представляли собой деревянные постройки в черте населенного пункта, и сносились в период строительства новых домов. Также буддийские храмы могли находиться просто в любом более менее приспособленном помещении…(И.А. Самарин «Буддизм на Южном Сахалине в период губернаторства Карафуто (1905-1945 гг.): история и архитектура).
Кроме того, вблизи западного выезда из города (вверх, по реке Макарова), недалеко находятся ступени и остатки другого синтоистского храма. Правильное название этого храма (у реки) — Мидзутэн мия дзиндзя.
Сохранившиеся остатки третьего храма находятся вблизи улицы Шахтерская.
© Область на островах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *