1991-1993 гг. Сахалинская область. Деньги и чековые книжки – некоторые факты

Чековые Книжки

 
«Денег нет».
Эта надпись на Сберкассах стало практически обыденной, начиная примерно с конца 1991 года.
Денежная наличность начинала становиться …дефицитом.
Инфляция, большой рост цен на продукции и услуги требовали и значительного роста денежного обращения. Оборотных средств стало не хватать. Нестабильная политическая ситуация (особенно после августа 1991 года) и неверие в стабилизацию экономического предложения порождали наличные обороты. Безналичные – это эфемерность. Наличные – это здесь и сейчас, как бы там дальше ни сложилось.
Цитата из интервью начальника Холмского расчетно-кассового центра Центрального Банка России («Холмская панорама», 11.06.1992): «Кстати, наличные деньги запускали в оборот мелкие предприятия. Затем их примеру последовали более крупные...». Комментарии, как говорится, не требуются.
Как временное решение взамен наличных денег предлагались расчетные и чековые книжки. По уверениям представителей Сбербанка на расчетные чеки или чековые книжки вполне можно было приобрести как промышленные, так и продовольственные товары. Поначалу продавцы вставали в тупик, совершенно не зная, как оформлять покупку по таким книжкам. Зафиксированы случаи, когда за расчетные чеки пытались купить буханку хлеба. В сравнении с суммой «чека» эта покупку можно считать крайне мизерной. Покупателю было отказано –  с чековых книжек элементарно не нашлось сдачи («Ленинец», г. Невельск, № 155 от 28.12.1991 г.).
Двадцатого января 1992 года были введены другие Правила оборотов чеков в России (Письмо Центрального Банка России № 18-11/52 от 20.01.1992 «О правовом регулировании безналичных расчетов»). Вводились чеки нового образца. Чек больше не выписывался на сумму менее 500 рублей для физлица и 1000 рублей для юридических лиц. Для осуществления расчетов чеками необходимо было иметь с собой паспорт.
 

Наличные деньги

 
К концу декабря 1991 года задолженность по бюджетным организациям на территории области была равна 2 млн. рублей, по Сбербанкам – 3 млн. рублей. На Сахалине НЕ БЫЛО наличных денежных знаков.  С 11 октября их на остров НЕ ЗАВОЗИЛИ.
Несомненно, сказалось и то, что безосновательно увеличивалась зарплата работников  (например, в августе шахтерам подняли более, чем на 50%). Напомним, что реформы «шоковой терапии» в 1991 году еще не были начаты, а зарплаты увеличивали БЕЗ реального подъема в экономике. Более того, в ряде отраслей наблюдался даже спад. Иными словами, деньги не были подкреплены экономическим ростом.
– Не последует ли за всем этим новая денежная реформа? – ходил в народе вопрос…
В середине 1992 года в магазинах стала пропадать мелочь. Взамен монет на сдачу давали спички, жевательные резинки. Представители торговли говорили, что банк не дает мелочь. Граждане уличали торговлю в утаивании мелочи.
Проблема наличных денег прежде всего ударила по пенсионерам. Каждое утро у районных узлов связи (в просторечии – Почта) скапливались люди преклонного возраста.
Одновременно появилась «жидкая» валюта. Правда, в связи с периодическим дефицитом водки – даже ей расплачиваться было не всегда можно. Тем не менее, отмечалось – на складах водки нет, а у спекулянтов ПОЛНО…
Из интервью председателя правления Комбанка «Макаров» (Родная Земля, 11.06.1992): «…растет заработная плата, а ее нужно обеспечить наличкой. Надо учесть и то, что с ростом заработной платы производство не растет, объем выпуска даже падает… …пока рост заработной платы не будет подкреплен увеличением производства товаров народного потребления, другой продукции, положение не стабилизируется».
При кризисе наличных денег – она использовалась повсеместно. Даже крупные предприятия принимали оплату при закупке продукции только «наличкой»… естественно, в нарушение всех банковских указаний и норм. Российское правительство приступило к  печати денежных знаков. Вводились новые, более крупные купюры.
 

Факты Сахалинской области: чеки и деньги

 
Пятого августа 1992 года выходит Постановление Губернатора области «О состоянии налично-денежного обращения в области» (№ 213).
Дефицит наличных денег к этому моменту составлял 2,2 млрд. рублей (!). Некоторые торговые и коммерческие структуры отказывались принимать чеки. Это привело к забастовкам и предзабастовочным ситуациям на ряде ключевых предприятий. Задерживались выплаты средств, формируемых за счет Пенсионного фонда. Коммерческие банки самоустранились от контроля за кассовой дисциплиной. Читай, никто не контролировал, как предприятия учитывают наличность и сдают ли они ее в банки в установленное время. Лимиты касс были установлены лишь части находящихся на обслуживании предприятий и организаций. Кроме того, некоторые банки выдавали крупные суммы наличных денег на цели, НЕ связанные с выплатой заработной платы (или другими первоочередными платежами). Чеки России, которые должны были сыграть роль балансировки нехватки наличных денег свою функцию не выполняли. Даже банкиры считали, что они не совсем удобны.
Указанное Постановление требовало привлечь к административной ответственности лиц, допускающих нарушения. Городским и районным комиссиям по оперативному рассмотрению вопросов налично-денежного обращения впредь необходимо было устанавливать на соответствующей территории очередность выдачи банками наличных денег и бланков чеков на расходы предприятий и организаций.
Для примера приведем выдержки из Решения комиссии по нормализации налично-денежного обращения на территории Холмского района. Комиссия РЕШИЛА: обязать банки установить лимиты касс там, где это еще не было сделано; в случае несоблюдения решения комиссии и несоблюдения кассовой дисциплины банк обязан был приостановить движение средств по счету; 30 % выручки должны были сдаваться в кассы банков для перераспределения особо уязвимым слоям населения.
Отдельно следует отметить, что профсоюзы во всем, что касалось денег, НЕ гасили социальную напряженность. Напротив, вместо разъяснения причин и путей преодоления кризиса наличности профсоюзы «встали на путь предъявления администрациям области, районов и городов ультимативных требований по 100-процентному обналичиванию заработной платы, тем самым подталкивая отдельные категории населения к социальным выступлениям». Разъяснительная работа с населением касательно положения налично-денежных расчетов и внедрения безналичных расчетов проводилась Главным Управлением Центробанка РСФСР по Сахалинской области и его подведомственными учреждениями.
Из письма Главного Управления Центробанка РСФСР по Сахалинской области Губернатору: «Спад производства наблюдается практически во всех отраслях народного хозяйства. В то же время денежные доходы предприятий, организаций и населения растут, продолжается поступление в оборот денег, не обеспеченных материальными ценностями».
А куда же шла наличность? И почему предприятия не сдавали излишки? По результатам проверки выяснилось, что за наличные приобреталось практически ВСЁ. И оборудование, и продукты, и товары. Требование оплаты наличных за товары диктовало свои условия поведения на зарождающемся рынке. В безналичные расчеты в период кризиса не верил практически никто, а если и верил – был вынужден подстраиваться под текущие условия «нала» для собственного выживания.
 

Обмены денег

 
Кризисы наличности перемежались с кризисами обмена денег. Люди паниковали – опасаясь не успеть обменять деньги и остаться без ничего. Слухи  об ограниченности сроков проведения обмена муссировались везде (порой назывались даже такие невероятные сроки, как «сутки»).
Обмен «советских» купюр и купюр образца 1992 года в июле-августе 1993 года породил настоящую панику. Правда, от ответственности за нее открещивались все. Эта реформа была названа «конфискационной».
Развязал же этот «панический» узел все тот же Б.Н. Ельцин, вышедший ради такого случая из отпуска и издавший соответствующий указ, нацеленный на нормализацию функционирования денежной системы.
Россияне имели право обменять до 100 000 рублей (а не до 35 000 рублей, как предписывала телеграмма Центробанка от 22 июля; при этом остальные деньги должны были зачисляться на депозитный счет гражданина), кроме того – имели право свободно обменивать десять тысяч рублей образца 1992 года. Срок обмена был продлен до конца августа (ранее – 7 августа).
Тем не менее очереди в Сбербанке существовали – люди хотели побыстрее избавиться от старых денег. Из отпусков даже были отзованы сотрудники Сбербанка для обеспечения  бесперебойного обмена банкнот.
 
P.S.
Некоторые представители власти открыто рекомендовали гражданам не накапливать денег в связи с их обесцениванием. М. Куперман, глава городской администрации (Оха, Охинский нефтяник 09.10.1993): «Помогайте делать товарный оборот МП ПКБ «Оптовик» и торговым предприятиям, точкам. Чем быстрее они продадут товары, тем быстрее на вырученные деньги можно будет купить новые»…
© Область на островах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *