Нефтяные месторождения Сахалина. Немного истории

Источник: Дмитрий Богданов «Наши богатства. Промыслы Приморской области, Камчатки и Сахалина», 1910 год, Владивосток.
 
О существовании на острове нефти впервые узнал Николаевский купец А.Е. Иванов в начале 1870-х годов. Имея сношения вообще с инородцами, он узнал от кочующих тунгусов, что на северной оконечности острова в разных местах встречаются ямы с жидкостью с запахом керосина, при этом якут представил в виде образца бутылку с жидкостью. В действительности, это оказалась нефть.
От природы человек предприимчивый, Иванов тут же снарядил с тем же якутом своего приказчика для осмотра местности и проверки факта существования нефти, что на деле и подтвердилось.
После этого спустя некоторое время, а именно в 1880 году Иванов заявил  об этом открытии прошением на имя Военного Губернатора Приморской области.
Вследствие дальнейшего представления об этом Главное Управление Восточной Сибири разрешило в 1883 году сделать отвод наследникам Иванова, в то время уже умершего, предоставить Приморскому Областному Правлению определить на 5 лет подесятинную плату, нестеснительную для наследников. Плата была определена по 10 рублей с десятины. Было условлено, что если цена не подходит, то какую плату согласна назначить сама наследница. На что последовало заявление, что от отвода местности для разработки нефти вдова отказывается.
На этом вопрос о нефти пока приостановился.
В 1886 году начальник Александровского округа Ф.П. Линденбаум решил сам предпринять поездку и представил образцы Приморскому Военному Губернатору. В 1888 году Линденбаум, уже будучи в отставке, подал заявление с просьбой об отводе ему пяти площадей в самой северной части острова, на пять лет и без взимания за то платы.
В то же время от наследника Иванова, отставного лейтенанта флота Г.И. Зотова в Министерство земледелия и государственного имущества поступило прошение об отводе ему площадей под разработку нефти, на что состоялось Высочайшее Повеление об отводе ему участка в одну тысяч десятин по речке Оха. Линденбауму в ходатайстве было отказано.
Первым делом Зотов для серьезных исследований решил привлечь капиталистов. Ему это удалось. Вскоре состоялась первая экспедиция. Целью было предварительное ознакомление с условиями залегания нефти.
На основании добытых данных Товарищество решило начать исследование бурением глубоких скважин. Были заготовлены все необходимые материалы. В том числе приобретен буровой снаряд со всеми принадлежностями.
Экспедицию постигли неприятности и неудачи. Прежде всего инструменты отправленные вперед шхуной с расчетом получить их ко времени прибытия на месте прибыли позже на целых полтора месяца. Пришлось кое-как производить разведку местности с затруднениями имеющимися только некоторыми инструментами.
Одновременно появилась гораздо большая неприятность: недостаток в съестных припасах, заболевания. В октябре рабочие потребовали расчет – желающих продолжать работать оказалось только пять человек. В ноябре прибыла новая партия, которая работала до конца экспедиции в феврале 1893 года.
Решающее значение для всего предприятия служили общие выводы, коими Ногликская площадь обнаружила нефть тяжелую и не заслуживающую особенное внимание. Более интересным в практическом отношении следовало признать Охинское месторождение. Относительно же Набильской площади, несмотря на неглубокое бурение и только поверхностный осмотр, был сделан вывод, что всю нефтеносную площадь следует считать не имеющей практического значения.
Выводы на несколько лет задушили вопрос о сахалинской нефти.
Вопрос о ней возникает только в 1898 году, когда германский инженер Клейе прибывает на Сахалин для поисков нефти и пробирается на восточное побережье, где, по словам одного орочона, у Чайвинского залива в изобилии имеется нефть.
Действуя на основании доверенности от русского купца в Сингапуре, г. Клейе поставил заявочные столбы и приступил к легким разведкам и гидрографическому исследованию восточного побережья Охотского моря, и чтобы получить разрешение на то, даже принял русское подданство.
Привлечение к делу капиталистов шло туго. Клейе решил продолжать работу сам. До 1902 года Клейе удалось провести буром скважину 278 фут, и он вновь хлопотал об отсрочке свидетельства еще на шесть лет. Продлили на два года.
В 1903 году Клейе удалось убедить английских капиталистов. На место разведок отправили экспедицию. На разведку ушло 4 месяца.
Казалось, у г-на Клейе обстоятельства повернулись в благоприятную для него сторону. Внезапная война парализовала дальнейший ход дела. Только в 1905 году была назначена специальная экспедиция.
В 1907 году Клейе разрешены 18 отводов на нефть выше Ныйского залива.
Характер нефтяных месторождений позволял добывать нефть значительно дешевле, чем на Кавказе.
P.S. Первая промышленная нефть получена в 1910 году партией горного инженера А.В. Миндова из пробуренной на Охинском месторождении скважины с глубины 91,5 м (забой скважины — 123,5 м). 
P.P.S. В 1928 году была добыта первая советская нефть на Сахалине… В 1998 году российское предприятие «Сахалинморнефтегаз» (дочернее предприятие «Роснефти») добыло первую нефть с континентального шельфа Сахалина бурением наклонной скважины с месторождения Одопту-море.
Источник: Дмитрий Богданов «Наши богатства. Промыслы Приморской области, Камчатки и Сахалина», 1910 год, Владивосток.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *