Рыбная промышленность Сахалина и Курил: новые механизмы подъема (заметки наблюдателя)

Выработаны новые механизмы подъема рыбной отрасли. Заголовок более, чем пугающий. Сама новость здесь, а пугающий заголовок ей «прикрепил» тот самый крупнейший портал области.

Первая мысль, возникающая при прочтении: «Да что ж у нас ни один механизм-то не работает!..»

Начиная от аукционов начала двухтысячных (которые хотя бы научились обходить путем сговора) и заканчивая интересными программами развития области, основанными на пожеланиях к бизнесу быть активнее (ссылка). Например, начать строить суда и заводы глубокой переработки. Проблемы которой, кстати, за два года все те же (см. нашу статью). Да и не могли они измениться…

Ну а потом начинаем вдумчиво читать ту самую испугавшую статью – и удивляемся.

Хотя нет. Давайте сделаем шаг назад, к доступной рыбе. Которую не ругал только ленивый и мы еще не ругали. Вот с одной стороны мнение поддерживающих губернатора рыбопромышленников, а с другой – вот вам классная цитата с сайта «Коммерсанта» ():

Олег Кожемяко не замечал всего этого. Он рассказывал, как разрешил продавать рыбу всем любителям безо всякого контроля прямо на пирсе. И без чеков тоже.

— И никакого санитарного контроля нет? — переспросил я.

— Какой контроль?! — возмутился губернатор.— Клиент должен понюхать и сам решить! Вот это контроль! Если плохо пахнет, не бери! А если что не так, то он вернется на этот пирс и в следующий раз такой рыбак на этом пирсе не появится…

— Да как же?..— робко уточнил я.— Не все же распознаешь на запах… А червячки эти… Гельминты… Всякое бывает…

— Да это маразм! — возразил Олег Кожемяко.— Ведь проверяют-то мои ветеринары!.. Я им говорю: вы кого проверяете? Рыбу? А как? Вы коров идите проверяйте! Вы куда лезете?

В общем, дал им леща… (подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2836025)

Почему мы к ней вернулись?

Потому что это яркие и реальные в своей карикатурности картины нашего с вами настоящего – причем, скорее всего, карикатурные не по вине авторов заметок.

Скоро «Доступная рыба» станет мемом.

Однако, вернемся к тому самому историческому совещанию.

Итак, так как труд рыбака вновь стал престижен среди молодежи (по мнению губернатора – которое совершенно не стыкуется  с мнением выпускников морских и «рыбацких» учебных заведений), необходимо привлекать инвестиции в отрасль.

А также: повысить процент квот к освоению собственными силами, внедрить инвестиции, закрепить квоты на 15 лет, отменить единый сельскохозяйственный налог (оставив его для градообразующих предприятий и малого бизнеса) и повысить до ста процентов налог на ВБР.

Теперь по-русски: разрешают ловить тебе – будь добр больше половины сам лови, а не «продавай» квоты; дали участок – пользуйся 15 лет, радуешься оптимизации налогов – на тебе повышение в виде «на рыбу», «добавленную стоимость», «прибыль» и что там еще на ОСНО предусмотрено. Потому что на УСН еще попробуй вылези, хорошее ты наше предприятие…

На фоне провальной лососевой путины, когда хотя бы сохранить надо то, то еще не ушло в небытие экономической жизни, такие утверждения очень жизнеспособно звучат.

Отдельно отметим сельхозналог.

Цитата: Важен отказ от применения единого сельскохозяйственного налога. Именно он делал возможным появление фирм-однодневок, которые посредничали в поставке от рыбака к потребителю, что приводило к удорожанию продукции в несколько раз. Нововведение позволит существенно снизить цену и сделать рыбу доступной для социально незащищенных слоев населения.

Даже лицам, далеким от экономики, понятно, что фирмы-однодневки, поставляющие продукцию от рыбака к потребителю, не зависят от сельхозналога первичного продавца (того самого пресловутого «рыбака»). Отпускная цена формируется у рыбака, а конечная цена не зависит от него, будучи в прямой зависимости от посредников и ритейлерской наценки. И отмена ЕСН у начального звена не даст существенного снижения первоначальной цены (есть непроверенное мнение, что, может, даже и повысит), а на однодневку не повлияет никак. Рано или поздно схема устаканится с новыми средними «рыночными» ценами – и розница по-прежнему будет отличаться от отпускной примерно в три-четыре раза.

В качестве подтверждения приведем некоторый положительный опыт «прямой» продажи через рыбную биржу – вот это действительно похоже на здравый шаг по устранению посредников. Хотя бы  в теории. Хотя бы на 30-40 процентов.

Потому что не будем забывать, что посредники – они для того, чтобы разбить крупную партию на мелкие, потому что мелкие быстрее продаются. Спрос у них такой, побольше, чем на опт. А значит, тот, кто покупает на бирже, потом все равно перепродаст эту рыбу… и цена покупки на бирже – суть та же цена отпускная у рыбака. Никуда не деться от посредников – можно лишь попытаться сократить излишнее их количество.

Выводы пока делать рано.

P.S. Те самые незащищенные слои населения, за право накормить которых рыбой сломано немало копий, уже давно на Сахалине в той или иной мере покрывались заботой бизнеса. Тем или иным способом и дома престарелых, и школы, и иные объекты всегда (пусть помалу, но всегда) обеспечивались рыбой местными промышленниками по просьбе общественности, мэра, руководства объекта. Кто-то давал от чистой души, кто-то «чтоб в газете про нас прописали». Но главное давали. И некоторые даже в этот нерыбный год дают. Даже забесплатно…  ну а что касается «самостоятельных» пенсионеров и незащищенных слоев – то поглядите в минимальную потребительскую корзину (сколько там рыбы положено) и подумайте о Семейном кодексе (кто кому в нашем обществе обязан помогать и кого содержать).

P.P.S. Замечания приняты. Осталось дождаться реальных шагов по внедрению. Надеемся, это будет законодательно обоснованное внедрение, а не интересные решения по примеру некоторых региональных властей (например, об отмене контроля…). «Своим указом я отменяю Новый Год».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.