Сказка про мальчика-пальчика

Жил-был на свете мальчик-пальчик. Звали его Мизинчик. В своей семье он был он самым маленьким.
У него были мама, папа, старшая сестра Безымянка и дедушка. Маму звали Срединка, папу Указ, а дедушка был просто большим, и так все его и звали. А еще дедушка был очень мудрым и справедливым. К нему всегда обращались, когда принимались важные решения. Он своим положением всегда мог показать, что думает. Если решение было мудрым, Большой дедушка всегда вставал высоко и прямо. И наоборот. Но последнее слово конечно же оставалось за папой. Он проявлял волю и решение утверждалось. Ведь он же был Указ.
Мама Мизинчика была очень красивой и доброй. Она была хранительницей гармонии и баланса в семье, заботилась обо всех членах семьи, согревая своей любовью и примиряя в случае непонимания.
Сестренка Безымянка была веселой и беззаботной. Часто они с Мизинчиком вместе играли, но иногда мизинчику приходилось играть одному, потому что Безымянку звали помогать в работе, она была уже достаточно большой для этого. И для работы могла напустить на себя серьезности и воодушевленно помогать остальным. Мизинчику оставалось только наблюдать за их дружной работой. Потому что его работать пока еще не брали. Говорили, что еще маленький. А ему очень хотелось тоже помогать. Особенно ему нравилось, как ловко все другие пальцы прыгают по кнопкам клавиатуры. Ему тоже очень хотелось прыгать вот так, делая какую то важную и интересную работу. Но работы для него не было.
Мизинчик мечтал поскорее вырасти и стать большим. И тоже работать, создавая что то новое и интересное. Он даже пришел к дедушке и спросил, сколько надо еще ждать, пока он подрастает. На что мудрый Большой дедушка сказал: «Ждать не нужно. Ты уже есть. Вот и будь! А уж если будешь ждать, то это и правда будет очень долго.»
Это не очень то утешило Мизинчика, который все острее ощущал свою бесполезность. И он пошел к маме. И тоже спросил ее, когда же он вырастет большим и сможет помогать другим в делах. В мама обняла его и сказала, что торопиться совсем не нужно, а лучше наслаждаться каждым мгновением сейчас. Потому что потом его такого уже не вернуть, вот и надо получше его прожить и прочувствовать. А еще мама сказала, что для нее он, Мизинчик, каким бы большим не вырос, все равно будет ее любимым маленьким мальчиком-пальчиком. И, нежно обняв и поцеловав Мизинчика, мама снова вернулась к своим делам.
Папа тоже был очень занят, но Мизинчик все же решился прервать его и задать ему тот же вопрос. Папа не сразу его услышал. И был очень удивлен и даже как будто слегка раздосадован, что его отвлекли от важного дела по такому странному и бессмысленному поводу. «Сынок, всему свое время, — указал папа, — ты бы лучше радовался сейчас своим играм, и не мешал взрослым работать.»
Мизинчик хотел поговорить с Безымянкой, но она помогала маме в приготовлениии обеда и явна не была настроена на беседы с братом.
В конец расстроенный мальчик-пальчик остался один на один с самим собой, ощущая свою бесполезность и полное одиночество. «Кто же я такой? Почему я такой? Вот именно такой, а ни какой-то другой? Кому это нужно?» — спрашивал он себя.
И было у него не вполне понятное чувство, что какая то неизвестная еще ему сила, чье присутствие он ощущал всем своим существом, может дать ему ответы на все его вопросы. Мизинчик был очень расстроен и не мог слышать ответов. И он от всего своего маленького сердечка сказал, даже крикнул про себя, обращаясь к этому Чему-то: «Пожалуйста, ответь! Кто я? Зачем я нужен? Такой вот маленький!»
И ничего не произошло… Только как будто что то большое вокруг вздохнуло и Мизинчика как будто накрыло теплой волной. Слезы брызнули из его глаз и потекли, унося с собой тяжесть, давившую сердце. Да, мальчик-пальчик плакал, в поисках ответов на самые важные для него вопросы.
Порой плакать — это очень естественно, если больно или грустно, или не видишь выхода, или если чувствуешь сильное напряжение. Даже большие мужчины-пальцы иногда тоже плачут. Ведь слезы приносят облегчение и очищение, потому что на самом деле с ними вытекает тяжесть и становится легче.
Так немного полегчало м нашему мальчику-пальчику Мизинчику.
И Вдруг он услышал какой то шум, крики папы, причитания мамы, вздохи дедушки и громкие всхлипы Безымянки. Это заставило его как будто очнуться от оцепенения. Он побежал на звуки. И увидел всех на кухне в очень даже растрепанных чувствах.
— Мама, что случилось? — спросил Мизинчик у мамы.
— Ох! Безымянка играла с ключиком и уронила его в щель в полу. Это ключик от футляра от папиного рабочего аппарата И мы не можем достать его. Никто из нас, потому что эта щелочка очень маленькая, а мы все большие. И теперь папа не сможет закончить работу вовремя и нас всех ждут большие неприятности. — и у мамы, как и у Безымянки, покатились слезы из глаз, только мама плакала тихо, видимо не хотела напугать Мизинчика.
Папа, поняв видимо, что криком делу не поможешь, перестал ругаться и замолчал, но лицо его оставалось мрачным. Безымянка громко и виновато всхлипывала. А Большой Дедушка, качая головой, смотрел на все это, но в глазах его как будто плясали искорки. И он вдруг незаметно для всех остальных подмигнул Мизинчику.
И тогда Мизинчик подошел поближе, присел и заглянул в эту щелочку. Ключик блестел внизу. Но щель совсем не показалась Мизинчику очень маленькой. Он попытался засунуть в нее свою ручку, и, хоть и с трудом, но это у него получилось! Тогда он поднатужился, дотянулся, подцепил ключик и осторожно вытащил его из отверстия.
Увидев это, все сначала застыли, не веря еще своим глазам, а потом бросились обнимать Мизинчика! Вот радости то было! Папа от радости несколько раз подбросил Мизинчика почти до потолка! Но потом взял свой ключик и поспешил доделывать работу, мама тоже пошла ему помогать, обняв перед этим обоих детей и сказав, что Мизинчик большой молодец, а Безымянке погрозив пальчиком со словами: «Больше никаких игр с папиными ключиками!»
А Большой дедушка взял маленькую ручку Мизинчика в свою большую и произнес: » Да-а.. Никто другой не мог достать ключик, потому что руки у всех большие, и только у тебя маленькие.»
Мизинчику было очень радостно! Он наконец то понял, что в каждом есть свои собственные черты. И что иногда даже то, что кажется недостатками, может обернуться достоинствами. Теперь он чувствовал, что может быть полезным, оставаясь собой, таким, какой есть, даже маленьким.
И это осознание наполняло его радостью и делало счастливым! И он вспомнил про то большое Что-то и тоже от души поблагодарил его! Ведь он получил ответы на свои вопросы.
Они пошли играть с Безымянкой и им было весело, они вместе прыгали на батуте. И тут, глядя на Безымянку, Мизинчик понял вдруг еще одну вещь: каждый можешь быть очень-очень полезным, большим или правильным, или еще каким то другим, но все равно может ошибаться. И эти ошибки не делают его хуже. Даже совершая ошибки, мы остаемся собой, но поняв ошибку, можем научиться чему то, или даже научить этим кого-то другого.
И поняв это, Мизинчик почувствовал большую благодарность к Безымянке. Ведь это ее шалость-ошибка помогла ему понять свою полезность. В их веселой игре, прыгая выше и выше, он крикнул ей: «Безымянка! Спасибо тебе!»
— За что?! — крикнула в ответ Безымянка.
— За то, что ты есть! — радостно крикнул Мизинчик, взлетая высоко.
© Марина Селюк

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *