«Американские» Байки. Как мы трудоустраивались на «проекты»

Это сейчас «проектами» никого не увидишь. Все так или иначе столкнулись с этой сферой жизни. Правда, сейчас «проекты» уже который год в стадии эксплуатации – но все равно… Далеко не диковинка. Вообще порой кажется, что на них весь Сахалин поработал.
А тогда, в 2002-м году…

***

2002 год.
Жили мы в небольшом городке, в котором все предприятия позакрывались, и только рыбоперерабатывающая база одна была.
Вот на ней и трудились – с расценкой аж тридцать пять рублей в час. Летом – сорок.
Что, малыш, непривычно такие суммы слышать? Это тебе не то, понимаешь… Нелегко было родителям ваше поколение растить и учить.
Хорошо, подсобное хозяйство было…
Весною 2002 года кто-то ушлый нам с товарищем-соседом посоветовал – отправьте, мол, резюме на факс. Сейчас, мол, стройки великие, все подряд строят. Нефть будут много качать. И газ. И не как раньше. А вообще много.
Факс – это мы понимали. Это еще эвон когда придумали. А что такое резюме – кто его знает. Написали, как могли. Не зря ж мы были советские инженеры, да еще и в горном деле специализировались.
Только в нефти и газе, и в строительстве не очень еще понимали. Не довелось как-то на шахте работаючи нефть извлекать. А строили хозспособом только. Сараи да на рыбном предприятии временный цех.
В принципе, получали две-три тыщи в месяц.
Хотя раньше оба работали в ВТБ. Это такой участок на шахте. Вентиляция и Техника Безопасности называется. Вот про это в резюме и написали. Что мы, мол, хорошо технику безопасности храним и завсегда соблюдаем.
В общем, то, что написали —  то и отправили. По списку. Список околонефтегазовых фирм тогда большой ценностью был. Его в одном месте практически не найти было… А тута нам все тот же ушлый его и дал.
Забесплатно, что характерно.
***
А осенью позвонили из одной такой фирмы.
ЭйБиБи называлась.  По ихнему “ABB” и еще несколько заграничных слов.
Пригласили приехать. Не могли бы вы сегодня приехать, спрашивают. Нет, говорим. Мы не в Южно-Сахалинске. А где? – уточняют. А вон в таком-то городе. На другом конце провода карту посмотрели и сказали, что мол, если на машине, то сегодня вполне можно успеть.
Ну может оно и так. Только машина у нас сломана была. А поезд тогда раз в сутки ходил. Сейчас так и вообще пол-раза стал.
Словом, завтра будем как штык.
***
Поехали, правда, все же на машине. Быстро починили ради такого дела. На машине удобней, как ни крути. Оделись поприличней. Свитера отмыли, даже пиджак старенький почистили. Кроссовки, правда, пришлось одеть под костюм – туфлей не было. Не нужны нам туфли были при нашей жизни. Сапоги удобней по нашим улицам…
***
Назначено нам было в Сахинцентре.
Внутрь мы зашли …и обомлели.
Вышли наружу и зашли еще раз.
Вот это да. За дверью – не то, что другой мир. Другая планета!
На улице, конечно, в Южном тоже так-сяк – но люди там свои ходят. Сахалинские. По-русски говорят. И вывесок таких нет. И буржуйских надписей. И хоть мы для них деревня – но свои ведь!..
А внутри – точно другая планета.
Поднялись на этаж. Ждем. Один вызова, другой – так. На самом деле-то только одного вызвали… второй так поехал. Проситься.
Захожу я туда, жду. Переводчик ко мне подбежал (Кажется, он потом в большие забияки в HSE вышел – так по буржуйски охрана труда и техника безопасности называется), уточнил все, поулыбался. Потом убежал.
Вокруг буржуи бегают. Хелло, говорят. Хай. И «How are you?» тоже.  Я так бочком-бочком, и в какой-то кабинетик-закуточек пока. Вроде как не приглашают же еще.  Женщина там. В национальном халате, вроде как узбекском.
Уборщица, наверное. Глаза чистые. Еще советские. Ну и что, что одиннадцать лет прошло с развала Союза!.. Все равно в этом рае буржуйском она наша, своя, советская.
– Привет, – говорю.
– Привет – отвечает. И улыбается.
Спрашиваю:
– Слушай, а куда мне тут по нужде сходить. Очень хочется.
— По нужде? – переспрашивает. – Я еще не очень хорошо говорю по-русски. Нужда – это когда что-то надо? Да?
Опешил я. Пригляделся – мама не горюй. Очки заморские, ручки холеные, ногти, губы – не женщина, а сказка.
Сглупил, думаю. Извинился. Из неловкого положения меня переводчик вытащил. В буквальном смысле. За руку и в кабинет.
Сидит там мужик такой, крупный. Они все сюда крупные приезжали (или казалось так). Посмотрел резюме. Свое-то я сразу узнал – эвон оно какое. На русском! Чужие-то, гляжу, на иностранном. Видно, чтоб переводчик меньше утруждался.
Вопросы задает.
Вы, говорит, безопасность в строительстве знаете? Нет, говорю. Я кроме шахты нигде не работал. На рыбной базе не в счет. Это вообще можно сказать так… Так что – только на шахте.
Тут он встал и руку мне пожал.
Я вообще потом заметил – как скажешь, что шахтер – сразу встают и руку жмут. Очень они шахтеров уважали.
А, говорит, мосты строили когда?
Нет, говорю. Только в шахте работал. Не надо там мосты просто. Так бы строил, конечно.
В принципе вы нам подходите, говорит. Мы будем думать над вашей кандидатурой.
Наверно, они всем так говорили… Наверно, не принято у них так, как у нас. Ну и ладно. Обидно мне стало. Посмотрел, как оно еще бывает, кусок хорошей жизни показали мне – офисы их, баб нарядных, мужиков. Причем, не торгашей-бездельников (хотя и про торговлю плохого не скажу – тоже ведь искусство в своем роде), а нефтедобытчиков. Или строителей. Они даж не сказали, зачем я им…
Из раздумий меня женщина вывела. Что вы тут делаете – говорит. И сердится. Что-то они по-английски полопотали, переводчик на мужика иностранного показывает, а тот сильно извиняется.
И тут она по-русски: «Первое собеседование провожу Я. И никто больше».
И позвала меня с собой.
***
Товарища б моего посмотрели, говорю.
Глупость, конечно. На что мы  им. Сам не пролез, а друга советуешь. Но ведь вместе мы…
Посмотрим, говорит. Давайте с вами сначала.
И рассказала мне про работу. Чтоб понятно было. Будут они мост строить, а я буду за безопасностью смотреть. Чтоб кран по голове кого не задел. Понятная работа в принципе. Почитать правила, правда, надобно обязательно. Но не страшно. В шахте и не такие талмуды читали про безопасность.
Потом про меня расспрашивала. Какой опыт в безопасности, чем сейчас занят. Много ли правил знаю по охране труда.
Уж не знаю, что она во мне увидела – только понять дала, что берут меня.
Осталось только последний вопрос решить. Зарплатный.
Вы, говорит, сколько хотите?
Думал я, думал. Сейчас две с половиной тыщи рублей получаю. Зимой две будет. Как-то надо повыше, конечно. Не знаю, будут ли они мне без опыта в стройке столько платить или не будут – но была не была.
Семь, говорю! И не меньше!!
Она аж побледнела. Задумалась.
Столько, говорит, даже я не получаю.
А у меня в голове не складывается. Одна одежда на ней – явно не у цыган куплена – тыщ на десять тянет. Муж что ли обеспечивает.
Ну думаю может загнул. Пять что ли? Не, думаю. Уже семь сказал. Она мож и не получает. Так ей и мост не строить на морозе. Поди на севере зимой не ахти будет…
Я, говорю, и не думал, что семь тыщ рублей не стою.
И тут вдруг просветлела она…
Рублей? Говорит.
И отвернулась.
И плечи задрожали аж.
Смеется она. Это я понял.
Вы, говорит, будете получать гораздо больше. И сумму написала. Я четыре раза читал. Пляшут цифры. Не разберу.
Много разве? А как я пойму. Вот ежели две получаю, то семь – это много. А десять – вообще до хера. А такие числа, как она написала, я в виде зарплаты не представляю… Это ж ДЕНЬЖИЩИ!! По другому и не скажешь. А она еще объясняет, на что будут северные накручиваться, на что не будут. Короче, даже написанная сумма не конечная.
За такие деньги, говорю, я родину продам.
Ну вот, говорит. Еще не устроились, а уже шутить начинаете. Не рано?
Не, говорю, не рано. В самый раз. Тем более, я не свою. Я вашу родину продам. Буржуйскую.
***
Поехали мы домой грустные. Посмотрели, как можно, оказывается, жить и сколько зарабатывать…. А ведь не старые мы. Еще ого-го. Еще кого хочешь работать научим. И тем более по безопасности. Неужто, думаем, так и прозябать нам…
Наутро ко мне директор местного мелкого разрезу угольного пришел. Пойдем, говорит, ко мне. Я тебе шесть тыщ буду платить. Я могу! Я знаешь, сколько сейчас плачу? Эх!
Ну, пойду, говорю. Только ты, ежели что – не обессудь. Вдруг позовут.
Да кому ты там нужен, говорит. Тем более, НЕТ таких зарплат…
Да уж, думаю. Не похоже, чтоб там обманывали…
И от этого еще больше обидно стало.
***
А через три дня мне позвонили.
И пригласили на второй этап собеседований.
Правда, Л. (так эту женщину звали, она к нам с Казахстана приехала, с аналогичных проектов, хорошую должность занимала) потихоньку потом созналась, что, пожалуй, это второе собеседование уже была скорее формальность…  Которую я прошел.
Ох и наволновался. Эт ж я почти смирился за  три дня со своей ненужностью и тем, что не видать мне красивой жизни.
А оно эвон как повернулось – все ж нужны мы оказались, однако.
И поехали мы строить мост на Чайво. Правда, перед этим медкомиссию проходили. И доктор мнея на велосипед пускать не хотел. Я, понимаешь, в Южно-Сахалинск семь часов на попутном бензовозе ехал, и сразу на медосмотр. Вот и давление. А он, понимаешь, не пустил меня. Пришлось  заместо себя за сто рублей пацана какого-то со стройки просить проехаться…
Но все это – и медосмотр, и мост, и первые покупки, и общение с иностранцами – как говорили Стругацкие, уже совсем другая история.
© Область на островах

«Американские» Байки. Как мы трудоустраивались на «проекты»: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *