Курильские байки. Сухой закон.

С вводом в эксплуатацию консервных заводов на Шикотане, и до принятия в 1985 году закона «О мерах по борьбе с пьянством и алкоголизмом», на этом острове на время сайровой путины вводился «сухой закон». Официально он вступал в действие сразу же после Дня рыбака...

В НАЧАЛЕ 60-х годов, с вводом в эксплуатацию консервных заводов на Шикотане, и до принятия в 1985 году закона «О мерах по борьбе с пьянством и алкоголизмом», на этом острове на время сайровой путины вводился «сухой закон». Официально он вступал в действие сразу же после Дня рыбака. Свой главный профессиональный праздник шикотанцы отмечали шумно, весело, с выдумкой и организованно. Даже Новый год островитяне не праздновали с таким размахом и весельем. Редко когда в День рыбака происходили серьезные ЧП, в основном фиксировались мелкие административные правонарушения, за которые виновных либо штрафовали, либо на несколько дней «закрывали» в КПЗ. Люди понимали, что после Дня рыбака им придется в течение нескольких месяцев напряженно трудиться, зачастую подолгу без выходных, и по 12, а то и более часов в сутки. Сайровая путина во многом схожа с уборкой урожая, когда один день год кормит.

После праздника в Малокурильском и Крабозаводском рыбкоопах склады, где хранились алкогольные напитки, опечатывались. Но спиртное можно было купить в трех случаях: на день рождения, свадьбу и похороны. Для этого необходимо было прийти к председателю поссовета, показать паспорт или справку из ЗАГСа, после чего тот накладывал резолюцию на  заявление, и далее с «казенной» бумагой путь лежал к председателю рыбкоопа, который давал указание завскладу продать заявителю определенное количество бутылок водки, шампанского и вина. Правда, спиртное реализовывалось в ограниченном количестве. Делалось это для того, чтобы на следующий день, после празднования или проводов в последний путь, люди могли нормально работать без желания опохмелиться.

БОЛЬШИНСТВО шикотанцев, особенно те, кто трудился на консервных заводах, в том числе сезонные рабочие, бойцы студенческих путинных отрядов,  а также экипажи промысловых судов, с одобрением относились к такому жесткому ограничению продажи алкогольных напитков. Для них путина была легальной возможностью, при условии добросовестного труда  и хороших уловов «ночной жемчужины», за несколько месяцев заработать большие, по меркам того времени, деньги. Те, кто трудился по-ударному, постоянно перевыполнял норму, сдавал на заводы большое количество сайры, получал за путину столько, сколько высококвалифицированный специалист на материк не имел за два года работы.

Но на острове находились люди, для которых «сухой» закон являлся способом незаконного обогащения. В те годы их называли спекулянтами, сейчас таких именуют предпринимателями. Их было немного, но они были. Ещё задолго до Дня рыбака они ящиками скупали в магазинах самый востребованный из спиртных напитков «товар» – водку. Покупали за 3 р. 12 к., а продавали не ниже чем за 15 рублей. Чистая  прибыль с одного ящика «сорокоградусной» составляла не менее 240 р. Как говорится, неплохой навар получался. Нелегальной продажей алкоголя занимались те люди, которые не имели никакого отношения к основному производству, то есть к переработке сайры. Работавшим на консервных заводах по 12, а то и более часов, некогда было заниматься спекуляцией. Среди «предприимчивых» людей встречались работники рыбкоопов, вспомогательных цехов комбинатов и даже из числа местной интеллигенции.

Нелегальная торговля водкой недолго оставалась тайной для окружающих. И как бы «подпольные» продавцы ни маскировались, к каким бы мерам по конспирации своей незаконной деятельности ни прибегали, большинство из них, рано или поздно, попадали в сети, расставленные милиционерами. Приобретали водку по столь бешенной цене, в основном, рыбаки, работники многочисленных плавбаз, работавших у берегов Шикотана, моряки со спасательных судов, которые заходили в малокурильскую бухту на отдых или для закупки продовольствия. Когда душа требует праздника, то никаких денег не жалко.

Местные жители и сезонники редко пользовались услугами спекулянтов. Во время путины они переходили на самообслуживание: либо гнали самогонку, либо делали брагу. Для производства, например, браги (легкого пенного алкогольного напитка) требовались: стеклянная бутыль из-под уксусной эссенции, емкостью 20-литров, сахар и томатная паста. Тару брали на заводе, благо, что она относилась к расходным материалам, подлежащим утилизации на поселковой свалке. А сахар и томатную пасту похищали с предприятия. Вместительные заполненные бутыли, предварительно укутав их одеялами или другими теплыми вещами для ускорения процесса брожения, ставили в укромные места. Чтобы образовавшиеся газы не взорвали хрупкую емкость, в пробке делали отверстие, куда вставляли резиновую трубочку, по которой эти самые газы выходили.

Не знаю как сейчас, но в 60-е и 70-е годы на Шикотане в большом количестве росла дикая красная смородина. Например, её очень много можно было встретить в непосредственной близости от Малокурильского. После созревания эту ягоду использовали для приготовления варенья и легкого вина тем же способом, что и брагу.

С ИЗГОТОВЛЕНИЕМ домашних алкогольных напитков связано немало курьезных происшествий, оставивших след в истории острова. Ещё в 60-е годы Шикотан полюбили художники из Владивостока, Москвы и Ленинграда. Существовала даже так называемая «шикотанская» группа мастеров кисти. Некоторые их полотна получили не только всесоюзную, но и всемирную известность. Художники – люди творческие, многие из них, как известно, поклоняются древнегреческому богу виноделия Бахусу, полагая, что тот помогает им в работе.

Как-то в июле 70 –го года на остров впервые приехали два молодых художника из столицы Приморья. Поселили их в поселковой гостинице. Очень скоро начинающие мастера кисти исчерпали взятый с собой запас горячительных напитков, а покупать спиртное у спекулянтов было не по карману. И тогда они решили поставить брагу. Неоценимую помощь им в этом оказали добровольные местные помощники. То ли они забыли сообщить своим новым знакомым о необходимости делать дырку в пробке и вставлять туда трубочку для стравливания газов, то ли сами художники запамятовали о столь важной детали, но однажды днем накопившиеся газы рванули с такой силой, что на мелкие осколки разнесли не только толстые стенки двух 20-литровых бутылей, но и платяной шкаф, в котором они стояли, со всеми вещами, находившимися там. Взрыв вызвал немалый переполох среди обслуживающего персонала и постояльцев гостиницы.

На место происшествия вызвали милиционеров, но те не нашли в случившемся признаков ни административного, ни уголовного деяния. Стражи порядка лишь посоветовали завгостиницей взыскать с виновных ущерб, который те нанесли его заведению. Когда художники вечером вернулись с этюдов, то их ждали крайне неприятные сюрпризы. Во-первых, им предложили добровольно возместить весь ущерб, а, во-вторых, выселиться на улицу. Благо, нашлась добрая душа, приютившая их на все время работы.

Ежегодно подобные взрывы из-за нарушений технологического процесса приготовления браги или домашнего вина из красной смородины происходили в многочисленных общежитиях и даже в укромных местах консервных заводов.

Самогоноварением на Шикотане занимались в те годы немногие, так как за это могли отдать под суд. Поэтому редко кто из «народных умельцев» гнал самогонку дома. Ее производство они перенесли на природу.  В сопках, подальше от жилья, строили землянку, устанавливали там печь с самогонным аппаратом и там же разливали по бутылкам «огненную воду», по крепости не уступавшую спирту. На этих подпольных минизаводах тоже не раз случались разного рода ЧП. То по недосмотру, из-за нахождения изготовителей под большим градусом, происходили пожары, из-за которых некоторые из них с ожогами попадали в больницу, то кто-нибудь, по причине большого приема самогонки, начинать ловить чертей, в итоге таких тоже приходилось отправлять на больничную койку. Был случай, когда один из гостей по ошибке вместо «огненной воды» выпил часть содержимого банки, куда сливался отстой, то есть сивушные масла, которые являются ядовитыми отходами самогонного производства. Поселковые врачи сумели буквально с того света вытащить этого бедолагу.

Милиция не дремала и практически все такие землянки со временем находила. Бывало, что удавалось взять с поличным и тех, кто гнал самогонку.

Несмотря на ряд недостатков, «сухой» закон все-таки сыграл положительную роль в жизни шикотанцев и, что самое главное, –   помог многим из них сохранить здоровье  и заработать хорошие деньги. Другим не менее важным фактором являлось значительное повышение производительности труда на всех процессах производства – как основном, так и вспомогательном.

Сейчас на Шикотан по-прежнему завозят сезонных работников на время сайровой путины. Но без «сухого» закона и при обилии спиртного в коммерческих магазинах на острове довольно часто, под влиянием алкоголя, происходят уголовные преступления, в том числе и убийства. Что  поделаешь – другие времена, другие порядки. Теперь рынок диктует свои законы.

Д. АНДРЕЕВ. Газета «Рыбак Сахалина» № 8 от 28 февраля 2013 г.

Назад

comments powered by Disqus