Курильские байки. Шикотанские дорожные страдания

После завершения летней навигации на Курильских островах начинался период «тяжелой» навигации, с ноября и по апрель включительно. С Сахалином в эти месяцы транспортное сообщение в основном поддерживалось по воздуху, через аэропорты «Менделеево» на Кунашире и «Буревестник» на Итурупе. К сожалению, из-за погодных условий «воздушный мост» между островами действовал с большими перебоями...

 

После завершения летней навигации на Курильских островах начинался период «тяжелой» навигации, с ноября и по апрель включительно. С Сахалином в эти месяцы транспортное сообщение в основном поддерживалось по воздуху, через аэропорты «Менделеево» на Кунашире и «Буревестник» на Итурупе. К сожалению, из-за погодных условий «воздушный мост» между островами действовал с большими перебоями. Поэтому бедным пассажирам приходилось подолгу «загорать» в аэропортах в ожидании своего рейса. В марте 1985 года был поставлен своего рода «рекорд»: самолеты на Кунашир не летали почти месяц. Можно только представить состояние пассажиров, ожидавших столь длительное время в Южно-Сахалинском аэропорту вылета в «Менделеево».

Труднее всего приходилось жителям Шикотана. В межнавигационный сезон до соседнего острова Кунашир они могли добраться либо на транспортном судне «тройка» из Малокурильской бригады пограничных кораблей, либо на грузовом судне рыбокомбината «Островной». Однако, эти корабли уходили в рейс только при наличии «чистой воды» (отсутствии ледовых полей у берегов Шикотана и Кунашира). Хотя подобная обстановка на море, особенно в феврале и марте, была крайне редкой: льды, которые сильные ветра пригоняли из Охотского моря через пролив Екатерины, очень часто плотно запечатывали Южно-Курильский пролив, делая его несудоходным.

В феврале 1972 года по этой причине Шикотан оказался отрезанным от внешнего мира. Правда, дважды за месяц прилетал пограничный вертолет, но только для того, чтобы забрать тяжелобольных для лечения в Южно-Курильской ЦРБ. 

За месяц набралось около 50 человек, которым нужно было выехать с острова: одним – на Кунашир, другим – на Сахалин, а третьим – на Большую землю. Командование  Малокурильской морбригады пограничных кораблей, как  говорится, вошло в положение людей, тем более что среди них находились жены и дети военных моряков, и дало «добро» на выход в море «тройки».

ПО РАССКАЗАМ очевидцев, в первый день календарной весны погода стояла как по заказу. Экипаж корабля рассчитывал, что по чистой воде сможет дойти до Южно-Курильска за 7-8 часов. Но примерно часа через два произошла какая-то серьезная поломка в главном двигателе. Судно остановилось и стало неуправляемым. И только поздно вечером двигатель вновь заработал. К тому времени погодные условия резко ухудшились: сильный ветер нагнал в Южно-Курильский пролив ледовые поля. В результате «тройка» оказалась в ледовом плену. Была вполне реальная угроза того, что какая-нибудь из льдин может пробить борт корабля.

Четверо суток пленники непогоды дрейфовали в опасных для себя условиях. За это время они съели почти все запасы продовольствия, так что капитану пришлось вводить режим строгой экономии. Транспортный корабль – не морской пассажирский лайнер, и на нем есть каюты только для моряков. Из-за затянувшегося путешествия, пассажиров, помимо кают-компании, пришлось разместить в самых различных помещениях, не предназначенных для сна, где можно было лишь сидеть. Словами не передать всё, что пришлось испытать большим и маленьким путешественникам за дни ледового плена.

Тем временем областные и районные власти, командование пограничников думали над тем, как можно помочь людям, попавшим в беду. В конце концов решили послать в район бедствия судно ледокольного типа. Пока в различных кабинетах «решали» и «согласовывали», погода переменилась, отжимной ветер унес льды в Кунаширский пролив, отделяющий Кунашир от Хоккайдо, и «тройка» спокойно дошла до Южно-Курильска.

 ***

В марте 1975 года автору довелось на себе испытать все прелести «путешествия» с Шикотана на Кунашир и далее на Сахалин. В диспетчерской Малокурильского портпункта мне и ещё пятерым жителям поселка, сообщили, что завтра в семь утра из Крабозаводского в Южно-Курильск уходит РС «Верный». Нас также предупредили: в столь ранее время никакой транспорт в соседний поселок не ходит, а потому придется идти пешком. Мы прикинули: чтобы дойти до Крабозаводского, потребуется не менее трех часов, значит выходить надо из дома не позднее четырех часов утра.

На следующий день,  в назначенное время, наша группа была в диспетчерской Крабозаводского портпункта. Но «Верному» по погодным условиям не разрешили выход в море. Нам повезло, вечером в Малокурильское доехали на попутной машине. В течение ещё пяти последующих дней мы были вынуждены совершать утренние марш-броски с «полной выкладкой», так как у каждого был багаж. И только на седьмой день сейнер ушел в рейс, а после обеда он уже стоял на якоре в Южно-Курильской бухте. Кроме нас, в райцентр прибыли ещё четверо крабозаводчан, которым тоже надо было лететь на Сахалин.

Переночевав в единственной на весь райцентр гостинице с экзотическим названием «Магнолия», где все удобства в конце коридора, наша группа из десяти человек стала ожидать автобус в аэропорт. По информации, в этот день ожидалось три самолета, поэтому у каждого теплилась надежда улететь на Сахалин. Время шло, а автобуса все не было. Позвонили диспетчеру в коммуналку, её ответ просто огорошил. Оказывается, автобус в ремонте, другого нет, поэтому нас не на чем отправить в «Менделеево». Посоветовавшись, решили позвонить первому секретарю райкома КПСС. Выслушав нас, он пообещал, что через полчаса машина будет. И действительно, через 30 минут у гостиницы стоял мощный «Урал», за рулем которого был сам начальник ГАИ района.

Из-за весенней распутицы разбитая дорога больше напоминала фронтовую. Примерно на полпути «Урал» встал. Из-за увязшей в грязи старенькой почтовой машины, к тому же с заглохшим двигателем, дальше ходу не было. Ещё когда выезжали из Южно-Курильска, над нами пролетел первый самолет из Южно-Сахалинска, а когда остановились – второй. Наши надежды улететь стали таять. Неизвестно, сколько могла длиться незапланированная остановка, но на дороге появился трактор-трелевочник. Тракторист  мигом вытащил почтовую машину на обочину. Едва «Урал» тронулся, пролетел третий самолет, а через несколько минут – первый на Сахалин. По дороге услышали рев двигателей второго, а когда подъехали к аэропорту, в воздух поднялся третий АН-24. Мы едва не расплакались от досады: пройти столько испытаний и на финише остаться ни с чем.

Что делать? Решили в Южно-Курильск  не возвращаться и дожидаться самолета в аэропорту. Но где провести ночь? Гостиницы в «Менделеево» не имелось, вся надежда была на начальника «воздушной гавани» Кунашира, что тот разрешит переночевать в зале ожидания аэровокзала. Он согласился выполнить нашу просьбу, но с одним условием: отдать ему наши паспорта. Свои действия объяснил так: мол, я вас не знаю, не дай Бог что натворите, к примеру, сожжете по неосторожности здание, тогда отвечать придется не ему, а нам. Паспорта он положил в свой сейф, после чего уехал на заправочной машине в райцентр.

Аэровокзал в те годы представлял из себя небольшой дощато-рубероидный дом с печкой в крохотном зале ожидания. Сам поселок состоял из десятка таких же домов. По соседству с ним находились погранзастава с неизменной вышкой ПТН (пункт технического наблюдения) и станция наблюдения за полетами.  Сходили в магазинчик, накупили  продуктов, а потом устроили коллективный ужин. Не обошлось и без спиртного для снятия стресса. Отдохнув, занялись печкой, которая больше обогревала небо, чем само помещение.

Не то что спать, сидеть было не на чем. Эта кошмарная ночь прошла на ногах и в поисках топлива. Следующий день принес большие разочарования, со стороны Охотского моря ветер нагнал густой туман с моросью. Местные жители выдали прогноз: такой туман продержится несколько дней, до тех пор, пока не сменится направление ветра. Было отчего придти в отчаянье.

В 10 часов утра диспетчер аэропорта сообщил: по погодным условиям полетов не будет. Перспектива провести ещё одну ночь на ногах никого не устраивала, поэтому пошли на заставу просить матрасы. Старшина выдал бэушные тюфяки и бушлаты с наказом: вернуть их потом обратно. Затем занялись заготовкой дров, за несколько часов их нарубили столько, что хватило бы на месяц. Три дня не было самолетов, и только на четвертый день, поднявшийся ветер разогнал туман.

С утра из Южно-Курильска в Менделеево начали приезжать пассажиры. И хотя мы были первыми, билеты нам кассир не могла продать, так как паспорта находились в сейфе начальника. Улетело два самолета на Сахалин, а его все не было. Приземлился третий и последний, возникла угроза, что наша группа может застрять на Кунашире. Решили взломать сейф и забрать свои документы. Но кассир грудью встала на его защиту.

Позвонили начальнику милиции, рассказали о ситуации, в которой оказались, и попросили разрешения на вскрытие сейфа. Но тот запретил, заявив, что за подобное можно загреметь под суд. И тут подъехал заправщик, из кабины которого вылез сам начальник. Улыбаясь, он шел к нам. В этот момент, один из крабозаводчан, схватив ломик, с криком: «Сволочь, ты ещё лыбишься, мать-перемать…» бросился к нему на встречу. Увидев все это, начальник побежал в сторону заставы. Опомнившись, мы бросились за товарищем, догнали его, отобрали «оружие возмездия» и скрутили. Инцидент закончился мирно. Начальник заявил, что у него нет никаких претензий к нападавшему и даже извинился за опоздание.

Когда наш самолет стал набирать высоту, взлетно-посадочную полосу снова накрыл густой туман. Под монотонный рокот двигателей мы сразу же заснули, в Южно-Сахалинске стюардессе пришлось долго будить нас. Говорят, что после того случая начальник аэропорта в первую очередь усаживал в самолет шикотанцев. А в ответ на  упреки жителей Кунашира отвечал, что, мол, когда будете на их месте, тогда и получите такую же привилегию.

PS Прошло много лет, но транспортная проблема для населения Шикотана осталась до сих пор неразрешимой. По-прежнему во время тяжелой навигации с острова трудно выехать и так же нелегко вернуться назад.

© Газета "Рыбак Сахалина", 16.05.2013

Назад

comments powered by Disqus