О проблемах обеспечения работой местных жителей (рыбная отрасль)

|   РЫБНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ОБЛАСТИ НА ОСТРОВАХ   | Рыбная промышленность

Существует мнение, что рыбная отрасль Сахалинской области в частности и Дальнего Востока вообще не нацелена на привлечение к работе местных жителей. Так ли этом на самом деле?

Ключевые слова статьи: работа в рыбной промышленности, почему местные не работают на обработке на Сахалине и Курилах, много ли платят местным на рыбе

 

Существует мнение, что рыбная отрасль Сахалинской области в частности и Дальнего Востока вообще - НЕ НАЦЕЛЕНА на привлечение к работе местных жителей. В основном, на работу на предприятиях комплекса едут сезонники и вахтовики. Так ли этом на самом деле?

Пожалуй, не все так однозначно.

Два крупнейших по добыче и переработке лососевых района - Поронайский и Макаровский - имеют значительный потенциал и регулярно испытывают кадровый голод.

С чем он связан? Не только, а зачастую и не столько, с оттоком кадров в другие отрасли, сколько с отношением к работодателям самих жителей.

***

Немного истории.

Девяностые годы. Отсутствие работы. Очереди за забором рыбоперерабатывающих предприятий, состоящие из квалифицированных специалистов (механики, сварщики, электрики), оставшихся без работы в связи с ликвидацией шахт, ЦБЗ, развалом иных предприятий. Специалистов, работающих на предприятиях ЖКХ в счет погашения задолженности по квартплате. Кстати, ЖКХ была практически единственной сферой, где можно было хоть как-то получить зарплату. Правда, хитрым способом – погашая задолженности других людей, которые отдавали наличные непосредственно работнику, но вдвое меньше существующей задолженности.

Мизерные зарплаты рыбной отрасли в девяностых – миф чистейшей воды. На фоне остальных зарплат в области и стране береговые перерабатывающие предприятия платили достаточно. Плюс возможность взять в магазине предприятия под запись продуктов, плюс возможность обеспечить себя рыбой практически бесплатно (фактически, выплата зарплаты в натуральной форме).

Дополнительно оказывались:

  • материальная помощь работникам крупных предприятий комплекса,
  • белая зарплата особо ценным работникам (чтобы пособие по безработице в межсезонный период была выше),
  • помощь в обучении детей особо ценных специалистов,
  • покупка квартир (беспроцентный кредит, займ, либо просто в долг под отработку определенного периода) – может быть и кабала, но поверьте и в настоящее время находится немало людей, работающих на предприятиях в т.ч. и за льготы по ипотечному кредиту, служебные квартиры и т.п.

Требовалось одно – честно и добросовестно работать.

Будет ли честно и добросовестно работать работник, развращенный повсеместным воровством, сдачей металла, браконьерством, пьянством, пособием по безработице, позволяющем более менее сносно жить? Вряд ли. Отдельные единицы, работавшие на ключевых позициях и составляли тот самый костяк производства, за счет которого держалось абсолютно все.

К самому концу девяностых – началу двухтысячных ситуация стала меняться ввиду появления строек века и т.н. «буржуйских контор» с крайне высокими зарплатами и более высоким уровнем охраны труда. Начался отток. Сразу выяснилось, что квалификация работников не всегда соответствовала требованиям. Это означало, что  рыбохозяйственный комплекс настолько испытывал кадровый голод, что закрывал глаза на невысокую квалификацию работников.

Почему работник не повышал свою квалификацию? НЕ БЫЛО НЕОБХОДИМОСТИ. ОН И ТАК БЫЛ БЫ ПРИ РАБОТЕ. Аналогичная ситуация складывалась на флоте – далеко не все стремились повысить категорию или разряд. И вскоре, когда ситуация изменилась, и наиболее оплачиваемыми стали крупные добытчики минтая (вместо среднетоннажных крабовиков) часть специалистов не имея рабочего диплома нужной категории не могла на них трудоустроиться.

Значительный отток механиков и электриков как с флота, так и с береговых предприятий был частично преодолен повышением зарплат. На флоте появились т.н. гарантийные заработки для определенных должностей, на берегу ряд профессий в период путины получал минимальную оплату и дополнительно «от хвоста».

Тем не менее средний возраст работников приближался к пред- и послепенсионному. Работать в море стало не престижно. Работать на берегу считалось работой от нужды.

Тяжелый труд обработчика по меркам местных жителей оплачивался мало. Справедливые упреки в части квалификации этих самых жителей и их знаний не принимаются работниками в расчет. Между тем даже среди местных жителей, коренных сахалинцев и курильчан, о хорошей «белой» технологии обработки рыбы, икры, знании современных добавок, не говоря уже о морепродуктах, и не говоря уже о нормативных документах, знают немногие.

Нехватка технологов породила целый пласт работников, отучившихся на краткосрочных курсах, позволяющих по окончании быть мастерами обработки. Эти люди с гордостью называли себя технологами, но через какое-то время ЛИШЬ МАЛАЯ ЧАСТЬ из них на практике приобретала необходимые для работы знания и умение работать с нормативными документами.

Типичное отношение к работодателю рыбной промышленности: «нахапал!». Появление среди обработчиков рыбы трудовых мигрантов усилило настроение «если б не они – платили бы больше». 

***

Небольшой экскурс четко и ясно дает понять, что желание работника работать мало, а получать много – в условиях становления рынка и его укрепления было невозможно. Даже сейчас на современных заводах с высоким уровнем автоматизации оплата рабочих профессий адекватна оплате в других отраслях. Законы экономики ЗАСТАВЛЯЮТ работодателей искать рабочую силу там, где труд дешевле, чем в области.

Итак, причина первая – несоответствие зарплат и зарплатных ожиданий потенциальных работников на фоне невысокой квалификации.

Причина вторая – сезонность работы. В силу экономических причин в области отсутствует перерабатывающее производство полного цикла. Основная занятость – сезонная. Отсюда закономерно истекает необходимость привлечения сторонних работников. Потому что местный работник НЕ будет бросать основную работу, кормящую его круглый год, ради хорошего, но СЕЗОННОГО заработка. В том числе непредсказуемого – поскольку кроме выработки как личного вклада заработок будет зависеть и от расторопности руководства (организация добычи, договоры со станами, умение найти достаточное количество сырца даже в безрыбный год, и т.п.). Почему едут с материка? Потому что там ситуация с работой аховая. Депрессивные районы без работы, для которых сахалинский заработок на путине 70-80 тысяч рублей равен годовому заработку в деревне, с радостью снабжают Дальний Восток работниками. Качество работников соответствующее …

Причина третья – отношение к работникам. Вернувшись еще раз к экскурсу в историю – отметим, что становление предприятий на фоне безработицы и очередей «за забором» дало работодателю право относиться к кадрам, как к бросовым единицам. В основном, это касается рабочих профессий и обработчиков. И если с квалифицированным трудом ситуация относительно выравнивается, то с обработчиками такое отношение длилось вплоть до 2011 года, когда наблюдалась необычайная нехватка рабочих рук именно в цехе. После этого в 2012 году ряд предприятий заранее (еще в феврале) озаботился поиском работников, заключая договоры с кадровыми агентствами и посредниками на предоставление рабочей силы. До этого подавляющее отношение было – «уж обработку мы всегда наберем». В 2011 году НЕ НАБРАЛИ.

Справедливости ради отметим, что отношение к работникам формируется и в том числе и благодаря их собственному поведению и отношению к работе. Только факт: за пьянку, дебош увольняется не менее 30 % работников, и не менее, чем к 50% применяются санкции за несвоевременный выход на работу, лодырничество, откровенную лень при работе в цехе.

Между тем, отношение к работникам в отрасли ежегодно улучшается. Оплачиваются дополнительные хозяйственные работы. Появляются регламентированные перерывы не на бумаге, а на практике. Об обеспечении спецодеждой и говорить не стоит – работник обеспечивается всем необходимым, исходя из специфики его работы. Многие предприятия бесплатно кормят людей, либо применяют вычеты за питание исключительно для проштрафившихся работников. Производится оплата проезда работникам с материка (в т.ч. и обратная дорога). Существуют предприятия, на которые каждый год едут одни и те же работники – в силу хорошего заработка и честного подхода к трудовому вкладу отдельно взятого работника.

Суммируя вышесказанное: рыбопромышленная отрасль Сахалина и Курил ГОТОВА обеспечивать работой местных жителей, готова ценным работникам предоставлять круглогодичную работу либо оплачиваемый резерв – но отсутствие рабочих рук и психология самих жителей являются самым большим камнем преткновения.

PS

В заключение приведем обзор примерных реальных зарплат (сведения получены в 2010-2011 г. от работников и работодателей отрасли специализированным кадровым агентством; не являются официальной информацией):

Рыбак прибрежного лова, крановщик, бульдозерист на стане  – 300 000...400 000 рублей (в среднем, в зависимости от хода рыбы, района лова);

Рефмеханик, рефмашинист – небольшой оклад плюс сдельно 0,5-1,0 рублей с хвоста; около 200000 рублей машинист (при выработке 2...6 тыс.тонн), до 0,5-0,7 млн. рублей рефмеханик;

Технолог, икорный мастер – если не брать заведомом малопроизводительные предприятия – заработок более, чем хорош. Точные цифры не назвал никто, но в частном порядке доводилось, что технологи (именно технологи и икорщики, а не обычные мастера) зарабатывали порой не менее миллиона. Некоторые предприятия оплачивали технологам и межсезонный период (25-50 тыс.рублей в зависимости от финансовых возможностей).

Рыбообработчик – расценки от 1,8 до 3,5 рублей; зависят от объема переработки, нередко устанавливаются ПОСЛЕ окончания путины, когда работодатель может экономически определить, какой ФОТ он способен создать по итогам лова. За путину заработок варьируется от 25 000 рублей до 100-120 тыс. рублей на руки.

Именно столько можно заработать на путине на Сахалине и Курилах в хорошем предприятии квалифицированному работнику. Последнее – важно. Поскольку малоквалифицированным работникам работодатель много платить НЕ готов…

© Область на островах

Назад

comments powered by Disqus