Завод по производству СПГ в Приморье. Часть Первая

Влияние на экономику района и области, кто будет строить завод в Приморье, кадровое обеспечение

 

Приморские и сахалинские журналисты, посетившие Производственный комплекс «Пригородное», остались довольны. В общем и целом задача осветить завод СПГ и терминал в лучшем виде выполнена. Журналисты и приморские общественники довольны.
Что осталось за кадром? Наверное, отсутствие объективности. Стройки века не проходят бесследно. А на Дальнем Востоке, ввиду хронического кадрового голода, слабой логистики и неустойчивой энергосистемы – тем более. Комплекс Пригородное, в отличие от других объектов проекта «Сахалин-2» (а равно и «Сахалин-1») был и остается самым спорным, самым обсуждаемым, самым неоднозначным для области.

ВАЖНО. Это придумали НЕ вчера. Глупо говорить о том, что строительство завода упало на приморцев как гром среди ясного неба.

Цитата (Распоряжение Правительства РФ от 28 декабря 2009 г. N 2094-р): На втором этапе (после 2015 года) будет происходить дальнейшее развитие газотранспортных систем Сахалин - Хабаровск - Владивосток, начнется разработка перспективных участков недр на шельфе Сахалина (прежде всего блоков проекта "Сахалин-3") и Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения в Республике Саха (Якутия), будет введена в эксплуатацию газотранспортная система Якутия - Хабаровск - Владивосток.
Реализация указанных проектов будет сопровождаться созданием в районе г. Владивостока мощностей по производству сжиженного и (или) отгрузке сжатого газа с созданием специализированного терминала. Это существенно укрепит позиции России на глобальном рынке энергоресурсов и реально диверсифицирует поставки природного газа из России.

Как видно из документа, в планах строительство завода стояло уже достаточно давно. Поэтому совершенно непонятно, почему повышенный  интерес появился только в этом году…

Немного о сахалинском заводе СПГ


Производственный комплекс Пригородное (в просторечии Завод СПГ) был заложен в 2000 году. Кстати, унификация в названии пришла только в 2007 году, когда комплекс стал называться Prigorodnoye Asset (Производственный комплекс Пригородное). До этого в употреблении были различные варианты: LNG Plant, LNG, LNG/OET, из которых только последнее более менее отражало суть комплекса.

Комплекс состоит непосредственно из завода по производству СПГ (включая причал для газовозов, с трубопроводом сжиженного природного газа и устройством отгрузки), терминала отгрузки нефти  с выносным причальным устройством, находящимся в море. Кроме того, на территории находится администрация порта «Пригородное» и пограничники.
Непосредственно сам завод (к слову, первый в России, и один из крупнейших в мире) условно делится на две производственные зоны: основную (технологические линии и отгрузка СПГ) и вспомогательную (водоподготовка, дизельные электростанции, установки по производству кислорода и азота, воздушные компрессорные станции, инсениратор, факельное хозяйство и т.п.).

Технология производства СПГ состоит в сжижении основного потока газа с помощью смешанных хладагентов. Фактически, применен принцип классической каскадной холодильной машины, но с использованием значительно более низких температур. Поступающий газ очищается от механических загрязнений, ртути, кислых примесей, воды. Само сжижение производится в гигантских колоннах-теплообменниках с предварительной и параллельной ректификацией газа и выработкой этана, пропана и бутана, дополнительно хранимых для пополнения запаса хладагента. Практически стопроцентно чистый метан после сжижения поступает в резервуары СПГ.

Основные аспекты деятельности завода

ВЛИЯНИЕ НА ЭКОНОМИКУ РАЙОНА И СУБЪЕКТА РФ

Комплекс Пригородное практически НЕ повлиял на экономику Корсаковского района.
Следует понимать, что даже целевые затраты созданного Совета по развитию Корсаковского района, как и другие затраты будут возмещены и уже возмещаются оператору проекта в полном объеме. Можно считать, что происходит «инвестирование» в долг – мы вкладываем в район свои же средства, которые пока находятся у оператора проекта, причем чтобы вложить сейчас, берем их у оператора В ДОЛГ. Отметим, что основное инвестирование в район по-прежнему осуществляет область и федеральные власти, а также отдельные крупные отечественные предприятия рыбохозяйственного комплекса, имеющие в районе свой интерес. Учитывая, что Газпрому не будут возмещаться НИКАКИЕ социально-общественные затраты – ожидать значительного вливания в экономику района и инвестирования в модернизацию, реконструкцию нельзя.
Количество рабочих мест в Корсаковском районе увеличилось только на бумаге. Профессий, общих для всех сфер деятельности, комплекс НЕ предоставляет. Всерьез же воспринимать обслуживающие комплекс (в хозяйственно-бытовом аспекте) должности за расширение количества рабочих мест невозможно, поскольку экономическая опора – это не дворники, а квалифицированные рабочие и специалисты. Персонал, работающий на комплексе, в подавляющем большинстве из Южно-Сахалинска либо вообще с материка, работающий вахтовым методом либо переехавший в область на период контракта.

С окончанием строительства комплекса, район не приобрел ничего значительного. Дороги, реконструкция и модернизация торгового порта, улучшение качества образования, медицинского обслуживания, общее повышение уровня жизни – все это обошло район стороной. По-прежнему, основным налогоплательщиком района является рыбохозяйственный комплекс, а процент жителей района так или иначе связанных с повседневной деятельностью завода (работники завода, члены их семей, и т.п.) ужасающе мал.

Несмотря на политику оператора, направленную на приоритет выбора подрядчика и субподрядчиков из числа предприятий прежде всего муниципального образования «Корсаков» (далее, в порядке рассмотрения подрядчика по месту нахождения: Сахалин, Россия, зарубежье) – количество организаций района, имеющие подряд на комплексе (и при этом подряд составляет значительный доход для таких организаций), равно НУЛЮ. Автор этих строк в период с 2008 по 2012 гг. не нашел ни одной фирмы Корсакова, которая могла бы сказать, что экономически значительно зависит от завода – в отличие от периода строительства завода, когда множество мелких и средних работ брали на себя в том числе и корсаковские предприятия.


На экономику области в целом Комплекс повлиял значительнее – в основном за счет НДФЛ, и косвенно  в качестве субъекта проекта «Сахалин-2», по которому наконец-то область стала получать роялти. Собственно, развитие в Сахалинской области сферы обслуживания, гостиничного бизнеса, общественного питания, сферы развлечений (кино, клубы) и даже туризм – основано именно на нефтегазовых проектах. Естественно, это не могло не отразиться и на Корсакове, но приписывать это исключительно наличию в районе Производственного Комплекса нельзя.
Что даст Газпром Приморью? Вероятней всего, в Хасанском районе будет то же самое, что и в Корсаковском: всплеск активности в период строительства (сопровождаемый в том числе и расцветом сферы услуг и продаж), значительное снижение показателей после завершения строительства, и в итоге единицы, сумевшие попасть на работу, будут повышать свое благосостояние, а остальные будут с ненавистью смотреть на вахтовиков из других регионов страны, как якобы отнимающих работу у местных жителей. Отдельно следует отметить, что в отличие от Shell в лице СЭИК у Газпрома вряд ли будет в числе прочих при выборе подрядчика и субподрядчиков приоритет местным организациям. В части развития и реконструкции инфраструктуры следует ожидать достижение исключительно МИНИМАЛЬНО необходимого уровня для приемлемого прохождения периода строительства и минимально достаточного для эксплуатационного периода.

КТО БУДЕТ СТРОИТЬ


Учитывая, что заводов СПГ в России (в отличие от терминалов нефти) крайне мало, следует полагать, что основным подрядчиком будет зарубежное предприятие. Наиболее вероятным генеральным проектировщиком и подрядчиком представляется Chiodа Corporation, особенно учитывая ее российский опыт в Пригородном. Вроде бы все хорошо. Но! Есть немалая вероятность применения исключительно российского подхода – «подешевле и побыстрее». Часть проектных решений вполне может быть отвергнута либо снижена до минимально возможного финансового уровня. Генеральным строителем может оказаться не аналог CTSD (компания, специально созданная для строительства Комплекса в Пригородном, с хорошей кадровой стратегией, грамотным подходом к квалификации персонала и субподрядчиков, жестко исполняющая проектные решения вне зависимости от любых пожеланий заказчика, не закрепленных соответствующими документами), а крупная отечественная строительная компания с привлечением более мелких субподрядчиков, необязательно с достаточным опытом либо достаточно квалифицированным персоналом.
Следовательно, имеют место риски, связанные с качеством строительства, которое может значительно отличаться от качества строительства сахалинского комплекса.
Можно возразить, что и в Пригородном тот же терминал, резервуары и ряд других объектов возводили отечественные компании.
Да.
Но общий контроль осуществляло все же CTSD и дополнительно оператор проекта (SEIC Construction and Commissioning team).
Дополнительно: комплекс в Пригородном был первый в России, являлся объектом компании со стопроцентной (впоследствии, уменьшившейся, но все еще значительной) долей иностранного капитала и привлекал немалое внимание, в том числе и со стороны контролирующих органов, что само по себе повышало ответственность. Комплекс в Приморье будет исключительно отечественным объектом и вопрос проведения внутренних приемо-сдаточных испытаний и обследований (т.н. punch-listing, commissioning и ряд других смежных действий перед официальной передачей объектов и дальнейшим государственным разрешением на ввод), с привлечением опытных специалистов, может быть просто упущен либо проведен формально.

КАДРОВЫЙ ВОПРОС


Помимо повсеместно испытываемого на Дальнем Востоке кадрового голода, несоответствия зарплат и зарплатных ожиданий, недостаточной квалификации работников для работы на высокотехнологичном оборудовании – с появлением Комплекса в Пригородном (а равно, и других объектов нефтегазовых проектов) появился еще один вопрос, имеющий к кадрам самое прямое отношение.
Это вопрос утекания персонала.
С появлением нефтегазовых проектов с участием иностранного капитала на территории Сахалинской области ЗНАЧИТЕЛЬНО оголился рыбохозяйственный комплекс и особенно флот. Еще на процессе обучения курсанты училищ четко понимают, что не собираются работать на флоте, а всеми путями будут пытаться попасть на работу на платформу, нефтегазоперерабатывающий комплекс, завод СПГ. Начиная с 2000 г. добывающий флот имеет все увеличивающуюся потребность в электромеханиках в том числе и в силу того, что зарплаты нефтегазовой отрасли (на фоне качественно иного подхода к работе) значительно превысили морские. Специалисты в течение очень короткого времени просто УШЛИ на берег. Небольшой выпуск электромехаников Невельской мореходки расхватывают едва ли не в драке.
В Приморье пополнение кадрового состава завода СПГ возможно только за счет того же флота (правда, более значительного, чем на Сахалине, плюс приморский торговый флот – как значительный ресурс квалифицированных работников с низкой оплатой), а также предприятий судоремонта и нефтяного терминала города Находка.


Почему же на берег брали «флотских»? Во-первых, нехватка кадров заставляет организации брать на работу (особенно временную, для производства каких-либо работ – в основном, ремонт и техническое межремонтное обслуживание) даже более, чем условно подходящих работников. Плюс обучение, позволяющее достичь относительно приемлемый уровень знаний. А во-вторых, за границей работа в море на торговых пароходах в механической службе означает довольно значительный уровень знаний. Априори, человек с опытом на флоте в глазах кадровиков и линейных руководителей становился более квалифицированным, чем с таким же временным опытом на береговых предприятиях.


На Сахалине комплексом практически управляет около 20 человек эксплуатационной смены (от суперинтенданта до полевого оператора). Для сравнения – НПЗ в Комсомольске имеет штат около 6 000 человек, из которых большая часть – именно операторы различных установок. Западный путь, примененный на Комплексе, выделил отдельно эксплуатацию как подразделение (в России, как правило, эксплуатацией и ремонтом занимаются одни и те же цеха и отделы; а структура заводов состоит из установок, как отдельных подразделений) и заставил оператора быть более образованным, технически грамотным, эксплуатирующим и контролирующим не только узкий участок, а целый комплекс установок.
Техобслуживание и ремонт на Комплексе производится другим подразделением (ремонтная служба). Численность его варьируется, плюс к работам привлекаются работники генерального подрядчика по ремонтным работам, но до численности Комсомольского НПЗ Комплексу очень и очень далеко. Учитывая современность оборудования и то, что ремонтные группы на Комплексе не делятся по специализациям (исключительно по направлениям: механика, электрика, автоматика) и видам оборудования - квалификация всех работников должна быть более, чем высокой. Слесарь по ремонту технологических установок, вводимое с приходом Газпрома в акционеры СЭИКа – слабое отражение примененного на комплексе термина «техник-механик», основанного на англоязычном названии (в настоящее время все должности приводятся к российскому стандарту). Требования к техникам-механикам находятся на уровне инженерно-технического работника, не только в знаниях, но и в организации труда (например, техник-механик являлся лицом, ответственным за организацию производства работ повышенной опасности; руководил работой подрядчиков, и т.п.). Таков западный подход – когда представитель рабочей профессии является мини-руководителем и высококвалифицированным членом команды линейного персонала.
Готово ли Приморье дать такие кадры? Даже с учетом российского подхода к организации работ (слесарю – слесарево)?
НЕТ, не готово. Более того, их не готов дать даже весь Дальний Восток. Сахалинцы, работающие на СПГ, единственный контингент, потенциально подходящий к работе на приморском СПГ в силу опыта, скептически относятся к перспективе работы вахтой на аналогичном заводе. Даже при одинаковой зарплате в пользу Сахалина значительно перевешивает факт работы в «западной» компании, а это неоспоримое преимущество в виде дополнительного ЗНАЧИТЕЛЬНОГО соцпакета.


Одним из решений кадрового вопроса можно рассматривать открытие в Дальрыбвтузе направления «Криогенная техника», дополнив ее не классическим российским пониманием термина (наиболее относящимся к разделению воздуха и получению жидких кислорода и азота), а изучением в числе прочего и углеводородных установок криогеники, циклов получения сжиженных природных газов (не путать со сжиженными углеводородными газами). Потенциально, выпускники направления смогут работать и на заводе СПГ. Но по прежнему остается вопрос – насколько это будет востребовано. По примеру Сахалина, несмотря на наличие профильных учебных заведений (в т.ч. с участием иностранного капитала) с нефтегазовым направлением немалая часть выпускников НЕ может трудоустроиться по профилю либо НЕ желает начинать трудовой путь, в том числе и в российской компании, с минимальных зарплат. 

© Область на островах

Назад

comments powered by Disqus