Блоги. Размышления и воспоминания тридцатилетних. Часть вторая

|   Блоги   | Размышления

Тридцатилетние о своей жизни.

 

А еще съезды даже в КВН пародировали. И я смотрел КВН, потому что папа его нахваливал. И вообще получалось, что даже КВН разрешил опять Горбачев. Куда ни кинь – везде Горбачев. А мама потихоньку говорила, что дефицит все больше и больше, и что-то достать уже – вообще невозможно. Разве что по блату. И вообще вот-вот карточки введут. Но Горбачева все равно любили.

Только выговор у него непонятный был, ударения неправильно ставил. А так – ничего такой. Зря ему, что ли, премию дали, Нобелевскую?

А тут еще Ельцин такой появился. И стал главой РСФСР. И я все думал, как это так, два главы у нас. Горбачев и Ельцин. А впрочем, может оно и к лучшему. Вдвоем они больше смогут. И вообще все, кто там был – все мне нормальными казались. А Ельцин еще и книгу написал про исповедь. Ее в областной газете с продолжением печатали, и целиком в книжном продавали. Где он такой на обложке улыбается и руку вверх поднял.

В девяносто первом, в августе, никто не знал, что нужно делать. И все газеты на всякий случай напечатали черный квадрат на первой странице. Но не могли внятно объяснить, что они этим имеют ввиду. Пришлось спросить отца, и он сказал: боятся, и не знают, как реагировать.

И в шутку сказал потом, что это не путч, а революция. А потом их всех судили, и все вокруг говорили, что вот, мол, Ельцин какой, не дал стране во мрак упасть! А те, которые из путчистов застрелились – тех не очень жалко было. Скудным умом тогда не очень понималось значение происходящего и его возможные последствия в будущем. Было понятно только, что все это очень быстро кончилось. И очень жаль, что не переросло в войнушку. Очень хотелось посмотреть это по телевизору. А то просто ссоры и беспорядки уже не хотелось. А про горячие точки как-то непонятно было. Не война, а так… а тут-то могло быть ого! И этих трех человек тоже ни к чему по телевизору показали. Ведь тех, кто в Цхинвали и Нагорном Карабахе погиб – тех не показали. И вообще – самое жуткое воспоминание из телевизора за последние годы – это землетрясение в Спитаке, где страшные лица у мертвых. И ещё «Богатые тоже плачут».

И теперь все стали хвалить Ельцина. А Горбачев вообще зашатался в позициях. Теперь Ельцин был новый герой. Только о свободе много говорил и все норовил страну разделить. Чтоб значит воистину самоопределение народов. Не как при Сталине. А мужики на остановке болтали, что незачем Советский Союз разваливать.

И потом все дружно на референдум пошли, как на праздник. У нас на выборах всегда праздник был. Музыка играла, продукты редкие продавали, дефицит всякий.

И когда решение объявили, что все решили СССР не разваливать, как-то полегче стало на душе. Не очень-то хотелось, чтоб наша страна вдруг раз – и все. Не очень понятно было, как мы тогда.

Ведь не зря же мы Горбачева президентом сделали. Советского Союза. Теперь у нас все по новому! Только Ельцин все время лез, во все дырки совался, и все с критикой. И никак не понятно было – кто теперь главней. Вроде мы в России, но ведь и Советский Союз еще есть.

А потом его не стало. Горбачев сложил с себя полномочия и больше его никто не любил. А некоторые даже ругали, громко. И в непарламентских выражениях. И программу «Пятьсот дней», которую долго по телевизору показывали, в жизнь не запустили.

Потом Ельцин стал очередным главой РФ. Как-то быстро его приняли. И как-то много его стали по телевизору показывать. И вообще их много всяких повыползало… партий. Но интересно было! Только шоковая терапия не нравилась – цены поднялись, и одеваться мы с другом стали хуже. У него мама хотя бы шила, и на дому подрабатывала, а моя все еще продолжала работать в государственном предприятии, пока оно окончательно не рухнуло. И приходилось носить самые дешевые китайские штаны – не те, которые пацаны побогаче носили, а самые примитивные. И тапочки летом, тоже китайские – на чешки похожие. Цены росли, а зарплаты не хватало. А если хватало – то только на еду. Что было год назад – и что сейчас! Курили тогда болгарские – и это считалось круто. Среди нас. Среди других – по прежнему импортные. Как минимум китайский «Президент». А русский президент все болтал и все вел нас к демократии. А потом поссорился с Хасбулатовым. Тогда только и слышно было, что Ельцин одно сказал, а Хасбулатов оспорил, или наоборот.

Вот и поссорились они в октябре. Отец сказал, что Ельцин гад, опять на белом коне въехал в Кремль. А людей погибших уже так не считали, как два года назад. Теперь их пачками и этажами в землю складывали…

По телевизору показывали черное здание, расстрелянное, и все стали говорить про него «Белый Дом». На американский манер.

После этого – создавалось такое впечатление – стали жить окончательно хуже.

Денег не было, зато завалили ширпотребом, и многие на этом деньги сделали первые. Немалые. И многие стали богачами в дальнейшем…

Появился какой-то цинизм. В ваучеры никто не верил. Как и в МММ. И в Хопер-инвест. Но покупали. Кто из интереса, кто из рекламы… с цинизмом. А цинизм в том, что будущее было непредсказуемо. И многие вешались. В самом прямом смысле. Потому что не знали, как дальше жить. Ломали все вокруг. И ничего не строили. На медь сдавали дорогие станки и двигатели, которые сами по себе стоили не в пример больше. А по телевизору Ельцин все уговаривал потерпеть. Пока демократию не построим.

И на фоне этого новые учебники вещали о том, что Россия наконец-то становится правовым государством. И даже стала им. И признаки перечислялись. Правового государства. Судя по которым то, что вокруг происходит, вообще под определение «государство» не подпадало…

© Олег Александрович, первая публикация - здесь

Назад

comments powered by Disqus