История Сахалина и Курил. Южно-Курильск. И стали прапорщики миллионерами...

Ради нормализации отношений с Японией и налаживания с ней «добрососедских» отношений ещё на закате правления М. Горбачева начался постепенный вывод советских войск с Кунашира и Шикотана...

 

Ради нормализации отношений с Японией и налаживания с ней «добрососедских» отношений ещё на закате правления М. Горбачева начался постепенный вывод советских войск с Кунашира и Шикотана. А после развала СССР демилитаризация этих островов больше напоминала паническое бегство с них подразделений теперь уже российской армии. На Шикотане не осталось ни одной части, а на Кунашире две: одна в Лагунном, другая в Дубовом. Оставшийся контингент на этом острове в начале 90-х годов насчитывал около трех тысяч человек, против 80-тысячного американо-японского на Хоккайдо.

В результате «ускоренной» демилитаризации южных Курил значительную часть самой разнообразной военной техники из-за отсутствия морских транспортных средств не смогли вывезти на материк. Командование островных воинских частей «творчески» подошло к её дальнейшей судьбе. Часть техники оставили для обороны, а другую либо убрали с глаз долой в лесные заросли, либо продали как «списанную».

В 1990 году в Южно-Курильске заработал первый на Курильском архипелаге производственный кооперативов «Курильский». Одна из его бригад занималась сбором черного и цветного металлолома на Кунашире. Когда «металлисты» – так называло местное население её работников – получили «добро» от командиров частей, расположенных в Лагунном и Дубовом (не за «красивые глаза», конечно), на вывоз с ранее запретных территорий металлолома, то были просто шокированы его огромным количеством. По соседству с военными городками, за  высокими деревьями и густыми кустами, они нашли очень много списанных БТРов, БМП и МТ-ЛБ со снятым  вооружением. Бригадные «умельцы» определили, что после  небольшого ремонта вся эта дорогостоящая гусеничная техника могла бы ещё многие годы использоваться для своей непосредственной цели.

Свалка военного металлолома стала настоящим клондайком для «металлистов». Потребовалось несколько месяцев для перевозки этих «залежей» на места складирования.

Немалое количество автомобилей, а также разнообразных дорожных механизмов и прочих технических средств, широко применяемых и на гражданке, находчивые «отцы-командиры, вначале списали, а потом распродали оптом и в розницу местным предпринимателям. Кое-кто из них, благодаря подобным сомнительным «коммерческим» операциям и за счет «бэушного» военного имущества, в дальнейшем смог круто подняться и стать преуспевающим бизнесменом.

Однажды «металлисты» на берегу озера Весловский, которое находится неподалеку от Головнино, наткнулись на танк БАТ весом в несколько десятков тонн. Эта бронированная махина, предназначенная для уничтожения минных полей, прокладки дорог в труднодоступных местностях и очистки от снежных заносов, тоже была списана. Но его никто не стал покупать, и в итоге БАТ отдали на металлолом. Хотя, по мнению все тех же «народных» умельцев, после соответствующего ремонта он бы ещё не один десяток лет мог исполнять свои прямые функции.

Несколько лет – под открытым небом и  безо всякой охраны, на большой территории, отороженной лишь колючей проволокой, за околицей Головнина лежали штабеля морских мин. Любой желающий мог прийти или приехать на данный склад и взять любое количество этих мин, обладающих огромной разрушительной силой. Некоторые кунаширцы разбирали их на топливо, используя в качестве дров пороховые трубки. Просто чудо, что этот склад не рванул в один прекрасный день. После продолжительных переговоров властей Южно-Курильского района с командованием Тихоокеанского флота мины все-таки вывезли с Кунашира. Утверждают, что правительство Японии, обеспокоенное столь опасным соседством минного склада с Хоккайдо, даже направляло ноту протеста в МИД России. И, якобы, этот демарш помог ускорить решение взрывоопасной проблемы.

В начале 90-х годов шла бойкая торговля не только так называемой бэушной техникой, но и другим самым разнообразным военным имуществом. На «ура» расходились комплекты обмундирования, теплого белья, армейские овчинные полушубки, стройматериалы, а также различные продукты питания и  нефтепродукты. На такой «распродаже» хорошо «погрели» руки некоторые прапорщики. Иные из них покинули остров весьма состоятельными людьми.

Остались брошенными на произвол судьбы военный городок по соседству с Крабозаводским на Шикотане, все УРы (укрепрайоны) и многочисленные доты и дзоты. Перестали нести службу на береговых линиях большинство из залитых бетоном по самые башни бронемашин, установленные в местах вероятной высадки десанта противника. На башнях любили фотографироваться курильчане да немногочисленные российские и иностранные туристы, в основном, члены японских безвизовых делегаций. А на одной из них на «долгую и вечную» память снялся Д. Медведев, когда он, ещё будучи президентом России, приезжал на Кунашир. Сейчас многие башни нынешние предприимчивые «металлисты» сняли и отправили на металлолом за границу, где он, оказывается нужнее, чем в России.

Оставшиеся немногочисленные воинские части на Кунашире находились в подвешенном состоянии. Никто не давал гарантии,  что они и дальше останутся на острове. В сложном положении оказались офицеры и их семьи. Большинство из людей в погонах, связавших всю жизнь с армией, не имели на Большой земле никакого жилья и другой профессии, способной прокормить своих родных.

Резко ухудшился моральный климат в военных городках. Пьянство и наплевательское отношение к службе стали обыденным явлением. Возросло количество смертей и разводов. Жалованье и пайки выдавались с большими задержками. К тому же, продукты поступали такие, что их таковыми можно было назвать с большой натяжкой. Многие семьи в те годы жили на подножном корму, благо рыбы, морепродуктов, ягоды на Курилах имеется в изобилии. Выручали огороды, на которых выращивали картофель и различные овощи. Лишь немногие уволенные в запасе офицеры смогли найти достойную работу на острове, остальные «дембеля» выживали кто как мог.

В довершение ко всем бедам, сильнейший удар по военным нанесла природная стихия. В ночь с 4 на 5 октября 1994 года на южных Курилах произошло сильнейшее землетрясение. Мощные подземные толчки разрушили или  основательно повредили почти все жилые и военные объекты. Учитывая, в каком бедственном финансовом положении в тот период находилась Россия, на восстановление разрушенного военные ничего не получили из госказны. В отличие от гражданского населения, которое получило солидные компенсации за  испорченное имущество, а также свыше 1250 курильских семей – ещё и бесплатное жилье на Сахалине и материке, офицерские семьи, несмотря на ощутимые имущественные потери, остались ни с чем. Таково было решение правительства РФ.

Между тем, на Кунашир продолжали направлять из различных регионов страны призывников для прохождения срочной службы. Наверное, большинство из них до сих пор с содроганием вспоминает этот период в своей жизни. В подразделениях процветали дедовщина во всех своих уродливых проявлениях. Местные жители называли тогда солдат махновцами. Молодых ребят кормили плохо, одевали в видавшие виды обмундирование. Даже на парадах 9 мая и 3-го сентября, проводившихся в Южно-Курильске, колонна российских военнослужащих выглядела довольно пестрой, что вызывало едкие насмешки со стороны местных жителей.

Очень часто солдаты убегали из части  в поисках продуктов. Они грабили магазины, подвалы, сараи, гаражи, дачи курильчан. На самовольщиков устраивались облавы с привлечением милиции. Их ловили, наказывали. Чаще всего подобные негативные случаи командование не предавало огласке, а виновных не передавали в руки военной прокуратуры. Исключением из этих неписанных военных правил были лишь случаи, которые получили широкий общественный резонанс. Например, когда несколько солдат украли со склада свыше 30 автоматов с дисками, по всему Кунаширу прокатилась волна обысков. Столь серьезное ЧП не осталось без внимания. Похитителей нашли, и их пришлось привлечь к уголовной ответственности. После суда они продолжили «службу», но уже в Приморье в дисбате.

Не помню точно: либо в 1997 году, либо в 1998-м на чердаке Южно-Курильской средней школы случайно были обнаружены мины, которые туда принесли школьники, проживающие в Лагунном. Дело  замяли, так как  многим офицерам пришлось бы отвечать за просто вопиющую халатность по охране воинских складов.

В начале второго тысячелетия в гарнизоне Лагунное произошел вообще беспрецедентный случай. Более сотни военнослужащих, в основном, призванных с Северного Кавказа, подняли самый настоящий мятеж. Они избили нескольких офицеров и прапорщиков, пытались захватить стрелковое оружие. Однако им этого не удалось сделать. А поводом для столь бурных событий послужил такой инцидент. Местный житель, родом из одной северокавказской республики, недавно уволенный в запас из этой части, днем привез для своих земляков водку. Шумное застолье в казарме нарушил дежурный офицер, потребовавший прекратить пьянку, а её зачинщика –  покинуть расположенные части. В ответ посыпались угрозы, а потом подвыпившие джигиты от слов перешли к делу. Только  утром следующего дня распоясавшихся молодчиков удалось утихомирить.

Эта история закончилась мирно. Но она прогремела не только на всю Россию, о ней стало известно практически во всем мире. После этого масштабного ЧП на Кунашир перестали направлять призывников с Северного Кавказа.

И только в последние годы наметилась положительная ситуация по укреплению дисциплины в единственном оставшемся на Кунашире гарнизоне поселка Лагунное. Другой военный городок в Дубовом приказал долго жить. Жилые дома и объекты военного назначения законсервировали. Вполне возможно, что они ещё будут востребованы.

Примерно с 2005 года министерство обороны наконец-то стало обращать внимание на систему обороны Курильских островов. 18-ю пулеметно-артиллерийскую дивизию, которая дислоцирована на Итурупе и Кунашире,  решили не переделывать в бригаду (как это было сделано по всей стране) и не выводить с островов. Наоборот, неоднократно звучали заявления высокопоставленных чинов из оборонного ведомства о масштабе перевооружении дивизии. Одно время ходили разговоры о возможном размещении на Курилах зенитно-ракетной системы (ЗРК) С-400. Пока на вооружении у России стоят только два дивизиона подобных ЗРК, прикрывающих Москву и Санкт-Петербург. Однако, взвесив все «за» и «против», в Генштабе остановились на другом варианте. Там посчитали, что для прикрытия Курильских островов с воздуха вполне достаточно новых средств ПВО Сухопутных войск.

Большие надежды военные возлагали на визит в феврале 2011 года на Кунашир и Итуруп министра обороны  Сердюкова, прозванного в народе маршалом Табуреткиным. Он заявлял, что в ближайшие два года на обустройство военной группировки на Южных Курилах из госбюджета будет выделено около 7 млрд. рублей. Были громкие обещания о строительстве на Кунашире и Итурупе новых современных военных городков и что на это предусмотрено не менее 10 млрд. рублей и уже якобы выбраны места для их строительства.

Затем А. Сердюкова с оглушительным треском сняли с высокой должности, его сменил на этом посту бывший «главный российский спасатель» С. Шойгу. Не знаю, как на Итурупе, а на Кунашире в военном городке Лагунное каких-то положительных перемен не произошло, не начато и строительство нового городка. Что касается перевооружения, то это уже военная тайна, хотя о том, как оно проводится на Кунашире, знают практически все. Радует лишь одно: части российской армии на Курилах не забыты и, возможно, уже скоро и до них дойдут руки.

© Д. Андреев. Газета «Рыбак Сахалина» № 6 от 13 февраля 2013 г. Публикуется по источнику на сайте FishNews
.

Назад

comments powered by Disqus