Из истории рыбной промышленности Сахалина. Рыбколхозы Анивского района

Правительство СССР принимает решение по переселению людей с материка –поэтапно, с начала 1946 года по 1950 год. Только в 1947г. переселено 3500 семей для работы в предприятиях «Сахалинрыбпрома» и создаваемых рыболовецких колхозах.

 

2 февраля 1946 года указом Президиума Верховного Совета была образована Южно-Сахалинская область, в составе Хабаровского края и  создано областное Гражданское Управление по руководству всей деятельности на освобожденной территории. Было создано три района на Курилах и одиннадцать на Южном Сахалине – в их числе и Анивский район с центром в г. Анива (яп. Рудака; другие японские наименования населенных пунктов можно узнать в этой статье – нажмите для перехода). В Аниве было создано Гражданское Управление по руководству Анивского района.

Всего в Аниве в те годы проживало 2300 человек, а в районе в целом около 8000 человек – основное население составляли японцы.  2 января 1947 года, Указом Президиума Верховного Совета СССР Южно-Сахалинская область была, как административная единица, ликвидирована и включена в состав Сахалинской области. А 21 декабря 1947г. были проведены в первые выборы в местные Советы депутатов трудящихся. Состоялись организованные сессии Анивского районного, городского и сельских Советов. На территории района были созданы Рыбацкий, Таранайский, Кирилловский, Ульяновский, Огоньковский сельские Советы.

С начала 1946 г., уже после национализации, начала активно развиваться рыбная отрасль в районе. Был создан координатор – Главсахалинрыбмром. Его структурные подразделения – Восточно-Сахалинский трест (г. Корсаков), Западно-Сахалинский (г. Холмск) и Северо–Сахалинский (г. Александровск–Сахалинский). На конец 1947 года было создано и занято 99 самостоятельных хозрасчетных госпредприятий, в том числе Аниво–Кавагутинский рыбокомбинат с главной конторой и технической базой п. Рыбацкое (бывший Кавагути).

Рыбозаводы Анивского района: Песчанский (бывший Хамадзи), Золоторыбновский (бывший Фусики), Таранайский, Кирилловский (бывший Урю), Ульяновский (бывший Дарахава), Атласовский (бывший Тисия). Структурные подразделения перечисленных рыбозаводов были в следующих населенных пунктах: Озерское,  Рыбацкое, Ольховатка, Починки, Хвостово, Томбовка, Есинай, Крестьяновка, Медведевка.

Кроме того,  были на юге маленькие населенные пункты (Калиновка, Кайрино, Украинка, Петрово, Дальнее) где не было промышленных баз, но в них частично проживали рыбаки. Все социально – бытовые вопросы по требованиям того времени решало руководство рыбокомбината и рыбозаводов.

***

Рыбная отрасль являлась доминирующей в Анивском районе.

Для решения ее проблем необходимы были люди.

Правительство СССР принимает решение по переселению людей с материка –поэтапно, с начала 1946 года по 1950 год. Только в 1947г. переселено 3500 семей для работы в предприятиях «Сахалинрыбпрома»   и создаваемых рыболовецких колхозах.

Одновременно шла репатриация японского населения. Ввиду нехватки рабочих рук к работам привлекались японцы – классные  специалисты с ценным опытом.

Многие советские люди, став рыбаками, в первое время не имели представления об орудиях лова, методах и приемах лова, пошиве снастей. При этом, нельзя не отметить, что в район прибыло немало рыбаков с Волги и берегов Каспия, уже, будучи специалистами своего дела – но, увы, не обладавшими определенными специфическими знаниями для добычи на Дальнем Востоке.

Первые несколько лет преобладало прибрежное рыболовство – добыча ставными и западными неводами и дрифтерными сетями. Работа носила сезонный характер и руководство всегда ориентировалось на сезонную рабочую силу, то есть на вербовку работников с материка на обработку рыбы. Каждый год в марте – начало апреля по вербовке на 6 месяцев в рыбную отрасль района прибывало до 200 человек и на этой доставке сезонных рабочих и отправке их обратно рыбокомбинаты несли большие расходы.

Рыбная отрасль в Анивском районе на всем его побережье была основана на японской рабочей силе (высококлассных рыбаках) и первые два года наши рыбаки, которые вливались в японские бригады, очень старались перенимать их опыт.  

***

Первым директором Аниво-Кавагутинского рыбокомбината был назначен т. Смолкин, из военных – подполковник. Он не единственный, кого отозвали из Красной Армии для работы и руководства отраслями народного хозяйства на освобожденной земле.

Первыми руководителями рыбокомбинатов Анивского района были:

Директор Песчанского рыбозавода – А.Болотин, Колчанов.

                 Таранайского  -    В.Абранов

                  Золоторыбного – М.Данилов

                  Кирилловского – А.Хромов

                  Атлисовского –   Иванов

                 Ульяновского  -    Бочанов

Сменяемостью руководства  на рыбозаводах была  большая.

Рыбозаводами руководили, как правило, люди без специального образования в рыбной отрасли, без специальной практики, но имевшие за плечами большой опыт работы в других отраслях. На всех рыбозаводах имелись должности: начальники участков, мастера, помощники мастера - те самые категории, на которых и была возложена ответственность за весь технологический процесс и качество выпускаемой продукции. Из памяти своей могу назвать начальников участков: тт. Селигеев, Б. Филимонов,

Условия работы  первые два-три года были  тяжелыми - стопроцентный ручной труд. Эта переноска, засолка рыбы, приготовление тузлука, мойка рыбы, ее укладка в тару, транспортировка. Рыба в основном выпускалась только в соленом виде, и только незначительная часть реализовалась в свежем виде на местах. Не было холодильных емкостей, что не позволяло расширять ассортимент выпускаемой продукции. Рыбу обрабатывали в неприспособленных помещениях, а нередко и под открытым небом.

Текучесть людей была очень высокая…

*** 

В течение 1948-1949 годов на всем побережье от п. Озерское до п. Атласово было создано 7 рыболовецких колхозов, за счет освобожденного жилищного фонда репатриированного японского населения были расселены: в колхоз «Волга» – п. Озерское , колхоз «Кубанец» – п. Кубанец, колхоз «Амурец» – п. Золоторыбное, колхоз «им. Сталина» – п. Малиновка, колхоз «Возрождение» – п. Хвостово, колхоз «Забайкалец» – Кириллово, колхоз «Пограничник» – п. Ульяново.

В мае месяце 1948 г. распоряжением Совета Министров СССР были организованы Сахалинский областной рыбоколхозсоюз в городе Южно-Сахалинске и три межрайонных рыбоколхозсоюза –в Холмске, Корсакове,  Александровске-Сахалинском.

Все колхозы были созданы на голом месте. Первое время все население было занято обустройством быта. Но рыбаки уже создавали бригады, рыбокомбинату было предложено выделить колхозам часть плавсредств, невода (как ставные так и закидные), сетематериалы и другие вспомогательные материалы.

Все переселенцы в Сахалинскую область («завербованные» для рыбной отрасли) получили государственную единовременную помощь на обустройство в размере 2000 рублей плюс по 300 рублей на каждого члена семьи переселенца.

Чуть позже было принято решение Сахрыбакколхозсоюза создать на базе рыболовецких колхозов Анивскую моторно-рыболовецкую станцию (МРС). Через нее государство  оказывало рыболовецким колхозам помощь в наделении их производственно-техническими средствами, промысловым флотом, орудиями лова, автотранспортом, поступившим с войсковых частей. МРС была основана в п. Рыбацкое в устье р. Лютога, так как развитие добывающего флота требовало условий для его базирования и укрытия в непогоду – в то время устье реки Лютога позволяло заходить в него судам с осадкой более 2-х метров (по типу – сейнер океанский).

Главная задача, которая была возложена на рыболовецкие колхозы – добыча рыбы. При этом экономические интересы колхозов не должны были игнорироваться. Так, находясь в дальних районах промысла рыбы, добытчики сдавали ее на любые приемные базы независимо от их принадлежности.

С созданием МРС набирались кадры специалистов служб, были построены механические мастерские, приобретены станки, закуплено  несколько маломерных добывающих судов типа малый рыболовный сейнер, дрифтер, а также кунгасы различной грузоподъемности. Отдаленные от основной базы колхозы приобретали рабочее конское поголовье (для тех времен это было очень необходимо).  

Все бытовые вопросы решались параллельно основным производственным задаячам. Переселенцы с материка продолжали прибывать. Жилье, доставшее от японцев,  явно не соответствовало быту нашего народа. Отсутствовали печи. На всем побережье, кроме п. Песчанское, не было электричества. В крупных поселках хоть и были свои дизельгенераторы – в квартиры подавали электричество только в вечернее  и ночное время по 6-8 часов. На протяжении всего описываемого времени велось строительство жилья. Как пример: в 1951 г. за счет суд государства рыбокомбинат для своих работников построил 34 индивидуальных домика. Не меньше этого строили и в рыбацких колхозных поселках. Открывались детские сады и ясли. Но  этого было недостаточно…  

Рыбокомбинат занимался расширением подсобных производств. Выращивали картофель, капусту, а отдельные хозяйства к тому же огурцы и зелень. Рыбокомбинат в своем подсобном хозяйстве содержал небольшое количество дойных коров. Переселенцы-колхозники и переселенцы государственных рыбных предприятий имели коров, которых получили от государства по договору переселенца.

С первых лет было организовано бондарное производство в п. Песчанском и Таранае, в результате всех полностью обеспечивали бочкотарой. Каждую зиму межпутинный период силами рыбаков на отведенном лесоучастке рыбокомбинат производил заготовку деловой древесины для своих нужд в объеме 4-5 тысяч кубометров. На рыбозаводах были свои лесопилки.

В японских домах кирпичных печей не было, да и во вновь построенных домиках таковые отсутствовали. Руководство рыбокомбината решило организовать изготовление кирпича в районе п. Починки. Это было чисто кустарное производство, однако наладили обжиг кирпича. Начали ладить русские печи, как в новых домиках, так и в домах японской постройки.

Еще новинка – из толстой картонной бумаги, что поступала с бумкомбината, делали толь, как кровельный материал (применялся и для других целей). Рулоны кроили на куски 10-15 метров и в корытах проваривались в кипящей смоле.

Анивский рыбкооп открыл рабочие столовые. Во время путины это было очень необходимо.

Следует, отметить на всех рыбных предприятиях и колхозах перевозки осуществлялись на лошадях, особенно в зимнее время, из-за отсутствия дорог в отдельные населенные пункты. Рыбокомбинат зимой организовал обозы из нескольких саней для доставки необходимых товаров.  Рыбкооп тоже завозил промышленные и продовольственные товары.

*** 

Основным видом добычи с 1946г. по 1968 г. являлась сельдь и  горбуша. Сельдь открывала начало весенней путины, шла к побережью залива на нерест. Наука говорила, что это была молодь сельди япономорского стада или новый вид сельди.

К 16-20 апреля всегда рыболовецкие государственные и колхозные бригады выставляли ставные неводы.

В первые дни буквально за неделю на обработку поступало несколько тысяч тонн крупной нерестовой сельди. В технологических справочных документах она значилась как «анивская сельдь». Она была не крупная, но жирная. Нерестовая сельдь в залив заходила с Японского моря через пролив Лаперуза, а летняя жировая сельдь заходила в залив с Охотского моря.

В октябре и ноябре начиналось скопление косяков мелкой сельди, которая ловилась только закидными длинно-размерными неводами. Во время путины использовались малые рыболовные, средние рыболовные сейнера, буксирный маломерный флот. В штормовую погоду нужно было знать места отстоя и убежища в Анивском заливе. Для этого очень удачно подходил построенный японцами Атласовский ковш. В непогоду ковш был способен вместить 50-70 единиц как промыслового, так и маломерного буксирного флота.

Флот рыбокомбината и МРС пользовался ковшом вообще весь период с марта по декабрь.

Технология переработки сельди была такова. Сельдь оказалась в ставных неводах. В первые годы путины кунгасами  сельдь доставлялась к мосту, где в японских дощатых сараях были сделаны из жердей каркасы (размером примерно 2 на 3 метра и высотой 1,5 метра), на которые навешивались брезентовые чаны. В них и солили сельдь.

Уже в 1947-1948 годах на основных базах, т.е. рыбозаводах поселков Песчанское, Таранай, Кириллово, Атласово были капитальные засольные цеха с бетонными чанами емкостью 10-12 тонн. В Таранае и Песчанском они сохранены и  сегодня. Каждый такой цех имел 48 чанов (на 500 тонн рыбы). В дальнейшем стали более активно внедрять механизацию в трудоемкие процессы.

Так как на всем побережье залива берег был мелкий, причаливать к нему не могли даже катера – на базах Песчанское, Таранае, Кириллово начали строить причалы- эстакады. На этих эстакадах прокладывали «узкоколейки» с помощью которых с использованием вагонеток велась выгрузка рыбы, поступившая с неводов, и отгрузка готовой продукции. В конце эстакады стояли рыбонасосы, брезентовые шланги от которых были проложены до емкости в цеху, куда и перекачивалась сельдь. В зимний период оставлять эстакады было нельзя, так как льдом их разрушало, и поэтому осенью эстакады разбирали.

В цехе сельдь сепарировалась от морской воды. Диаметр брезентовых шлангов в зависимости от мощности рыбонасоса составлял 20-25 см., производительность перекачки сельди рыбонасоса была очень высокая.

Малосоленая сельдь тарировалась в ящики емкостью 40 кг, а соленая – в бочки емкостью от 50 кг до 120 кг и заливалась тузлуком. В основном всю продукцию отгружали на морской рефрижераторный флот, через порт  Корсаков или на рейде в заливе Анива. Проверку качества продукции и выдачу сертификата осуществляли госинспектора – как правило, специалисты-технологи. Вся рыбопродукция адресовалась в адрес «Дальвостокрыбхолодфлота».

В 1948г. на Песчанском рыбозаводе построен и введен в эксплуатацию муковарный завод (завод по выработке муки). Сырьем для него была нестандартная сельдь и отходы переработки рыбы сырья. Спрос на рыбную муку был большой, как на корм скоту, так и на удобрение земли. Мука тарировалась в бумажные мешки. Процесс выработки был в достаточной степени механизирован – от подачи сырья до упаковки. Завод работал пока ловили эту нестандартную сельдь. В последствии оборудование было демонстрировано и отправлено на рыбные плавбазы Сахалинрыбпрома.

Рыбокомбинат имел два рыбоконсервных завода – Атласовский, доставшийся в результате национализации побежденной в войне Японии и Песчанский завод. Оба завода специализировались на выпуске консервов: лосось натуральный в собственном соку, консервы в масле, котлеты в томате, салат из морской капусты, пресервы и в малом количестве деликатес – шпроты в масле из корюшки. Вся выпускаемая консервная продукция пользовалась большим спросом.

В середине 1957 г. на консервном заводе в п. Атласово произошел пожар. Такая же участь постигла и Песчанский завод, пожар произошел в октябре 1960 г., поджог совершили подростки (случайно). В результате пожара сгорело и испортилось несколько вагонных партий консервов подготовленных к отправке на материк. Завод так и не восстановился.

*** 

Техника лова лосося на протяжении многих лет практически не требовала больших изменений. Но вот переработка за годы резко изменилась. Поначалу вся добытая рыбаками района горбуша перерабатывалась совершенно примитивным способом. Причина одна – отсутствие холода при обработке и хранении. Рыбу мыли, как правило, в морской воде, закачивали в места обработки насосом с моря (а иногда воду носили), в первые годы даже была скребковая мойка. Шли годы, применялась  механизация, перенимался опыт обработки лосося с соседних областей и краев Дальнего Востока. На всех рыбозаводах были построены «камчатские» пристани, т.к. позволяли условия.  

 Вся эта тяжелейшая работа выполнялась женщинами. Обработка горбуши требовала, большого человеческого труда ведь от своевременной обработки зависело качество, время было жаркое в прямом и переносном смысле. В лососевую путину очень много людей привлекали из местного населения. Работа в цехах велась круглые сутки, главная задача не допустить порчи свежей рыбы. Каждый час был очень дорог.

В те далекие годы поддержание качества продукции, охлаждение возможно было только с помощью льда. Лед заготавливали каждую зиму на реках, водоемах.  Процесс трудоемкий: лом, пашня, багор – вот и вся механизация. На машинах лед завозили в льдохранилища, где его дробили, уплотняли и укрывали. До начала путины льдохранилище было закрыто.  Льда готовили много, на каждом рыбзаводе заготавливали не менее 500 кубометров.

Готовую рыбную продукцию, в основном тарировали (укладывали), в заливную бочкотару. Использовали бочки объемом в сто или сто двадцать литров. Требование одно: рыба в бочке должна быть залита тузлуком. А полиэтиленовых вкладышей в те далекие времена не было.

Продолжала развиваться и улучшаться производственная база на рыбозаводах, следовало уходить от выпуска только соленой горбуши. Спрос на нее резко упал, внедрение холода в технологический процесс стал необходимостью. На Дальнем Востоке  инженер Крылов уже на практике стал строить ледяные склады для хранения свежей и малосоленой продукции.

Ледяной склад представлял из себя следующее. Устанавливался каркас, и в течение зимнего времени производилось брандспойтное распыление воды, что позволяло послойно наращивать лед по всей поверхности каркаса толщиной около метра.  Дальше  создавалась изоляция опилками и дерном. Такой склад способен был хранить рыбную продукцию в течение трех-четырех лет. Использование ледяных складов системы инженера Крылова дало возможность изменить технологический процесс переработки, и хранению рыбы, в первую очередь -  горбуши.

А уже в 1958г. на территории производственных баз Таранай и Кириллово были построены типовые холодильники из бруса большого сечения, вместимостью 300 тонн  каждый,  в которых имелись небольшие морозильные камеры.  В Песчанском  был построен бетонный холодильник  на 400 тонн. Это позволило работать над выпуском более ценной продукции.

Отдельно упомянем посол арамаки. Посол  производился в деревянные ящики объемом на 40 кг. Сам процесс соления был таким: на ящик свежей, уже потрошеной горбуши,  используется столько соли, чтобы в ходе процесса просаливания рыба осталась малосоленой. Каждый экземпляр солится, плотными правильными рядами укладывается  в ящики, предварительно выложенные пергаментной бумагой. Примерно через сутки ящики в открытом виде загружали в ледяной склад. После просаливания рыбу отгружали потребителю по сети холода (это вагон рефрижератор, морской рефрижератор и дальнейшее хранение в надлежащих условиях).

Такой же технологический процесс при использовании холода  стали применять и  при обработке малосоленой сельди.

Во большее внимание уделялось обработке икры. Обустраивался, хотя и примитивно, но в соответствии с санитарными  требованиями цех. Заранее (обычно заново) изготовляли весь икорный инвентарь: грохотка для пробивки икры, сита для стока влаги. Бочки должны быть с внешней стороны проолифены, обручи покрыты черным лаком. Кроме того,  бочку  на специальных печах-мангалах  обжаривали. Обработку икры поручали самым ответственным и добросовестным женщинам, проработавшим на этом участке не один год. Засолку производили в охлажденном тузлуке, за процессом  всегда следил мастер.

Холодильных установок в цеху не было, и ястыки перед пробивкой охлаждали льдом. Уже после пробивки и стечки икры определяли ее сортность. Перемешивали с рафинированным подсолнечным маслом, применяли консерванты – бура, уротропин.

Следующий процесс – укладка икры. Предварительно в бочку выстилалтся пергамент, а затем бязь. Готовая продукция сразу помещалась в холодильник Крылова или льдохранилище. Небольшая часть икры фасовалась в жестяные баночки емкостью 140 гр. на консервных заводах.

*** 

Все породы рыб в наших районах шли на нерест каждый в свое время. Корюшка-зубатка шла к берегам в мае месяце. По объему от общего улова корюшка занимала незначительный процент. Её солили, потом сушили. Процесс сушки был простой,  но затрачивал много времени. Делали навесы на большие площади с открытыми стенами, устанавливали большие рамы, натянутые сеткой, рыбу раскладывали уже соленой. Процесс сушки иногда длился долго, все зависело от погоды. Спрос на вяленную и сушенную корюшку  был всегда.  

 На всем побережье  залива вели лов камчатского краба (с марта по апрель). Рыбаки в первые годы на кунгасах  выходили в залив и удалялись от берега на 3-4 км – естественно, только в тихую погоду и на веслах – расставляли донные сети  с большой ячеей: примерно 15x15 см. Длина сетей могла быть разной. Сети стояли на якорях и обязательно обставлялись маячками флажками с целью их обнаружения. Сам процесс лова краба необычен, краб перемещался по дну, заползает в ловушку за приманкой, встретив преграду, ищет выход и запутывается в сети. Обычно проверка сетей проводилась через несколько дней. Доставленный на берег краб варили примитивным способом в больших чугунных котлах емкостью примерно на 0,5 тонны воды. Для варки использовали только морскую  воду. Ограничение во времени и примитивный способо лова давали в итоге в прибыли рыбозаводов очень малый процент.

Параллельно с добычей и обработкой рыбы все подразделения рыбокомбината в летние, ясные дни занимались также добычей и обработкой морской капусты. Уже в те годы (1947-50 гг.) на эту продукцию был большой спрос. Организовывались бригады из числа рыбаков, умеющих хорошо управлять кунгасами,  их отправляли с рыбозаводов к местам добычи (в районы Ульяновки, Крестьяновки, Медведки), где произрастала капуста и за приливной береговой полосой находился  хороший крупно-галечный берег.

Выходили в море от берега на веслах  на 1-1,5 км и только в штилевую, солнечную погоду. Удаляться от берега приходилось до уровня, когда просматривалось морское дно, и было видно, где произрастает на камнях капуста.

В места добычи и обработки направлялось много сезонных рабочих, все они жили там же на берегу в палатках и испытывали все прелести жизни рыбацкого быта.

Доставленную кунгасами сырую капусту расстилали на галечной поляне отдельными листами. При солнечной летней погоде капуста за день высыхала  полностью, но если этого не случалось, то ее аккуратно собирали в кучи и накрывали брезентом. Высушенная или даже подсушенная капуста портится если попадает под дождь, даже не допустимо повреждение туманом.

В зимний период с началом становления льда в местах мелководья бухты Лососей и до устья Лютоги в зимы 1946-1948 годов активно проводился лов наваги. В основном этим занимались японские рыбаки и, как правило, одиночными семьями. В перевозке вентерей к местам их постановки подо льдом и вывозке наваги на базы приемки и обработки, т.е. ее заморозки  в поселках Озерецкое, Песчаное, использовали собачьи упряжки. Как бы это ни не было сегодня  удивительно, за зимний сезон добывалось 200-400 тонн наваги. С полной репатриацией японского населения промысел наваги в промышленном объеме постепенно прекратился.

*** 

Шли годы, происходили структурные изменения в отраслях  промышленности района. Преобладающее значение получило сельское хозяйство. Резко сократился вылов сельди. Возросла убыточность. Для прибрежного рыболовства было четкое определение – пассивное рыболовство. Не менее 5 месяцев предприятия рыбных отраслей, в том числе и рыболовецкие колхозы, занимались всем тем, что не приносили дохода предприятиям. Проходило массовое сокращение рабочих, включая рыбацкие коллективы.

Были проведены структурные изменения. Анивский рыбокомбинат упразднен, и базовым предприятием стал Песчанский рыбозавод. А все бывшие рыбозаводы - Таранайский, Кирилловский, Атласовский – потеряли самостоятельность и получили статус рыбобаз, все мелкие рыбные участки были ликвидированы. Население покидало обжитые места. Поселки большие и маленькие становились безлюдными.

Это упразднение прошло по всему Сахалину. Ставка была сделана вместо пассивного на активное рыболовство. Мелкий рыболовный флот (типа МРС, дрифтер, СРС и др.) по требованиям безопасности мореплавания не могли удаляться от берега на расстояние более 20 км. Это определяло условия и зоны нашей деятельности. В то время в Главсахалинрыбпроме шло бурное техническое перевооружение. Предприятия стали оснащаться более крупным, как добывающим, так и перерабатывающим флотом, рефрижераторами и плавбазами. Этот флот имел неограниченный район плавания в морях и океанах.

И на Анивском побережье осталось несколько колхозных рыболовецких бригад.

В рамках укрупнения колхозов в целом они влились в колхоз им. Кирова, который базировался в поселке Озерское  Корсаковского района…    

 

© подготовлено "Область на островах"; воспоминания П.Г. Рязанова, жителя г. Анива; использован текст рукописи, набранный в Анивской библиотеке им. Ромахина

Назад

comments powered by Disqus