Я помню...

О войне дед не любил рассказывать. И все же кое-что из его воспоминаний сохранилось: «Первый бой, первые впечатления удручающие: смерть, кровь, крики раненых. В ночное время перед боем саперы разминировали японское минное поле на ширину прохода пушек...

 

В 2010 году Государственной Думой РФ была установлена памятная дата 2 сентября – День окончания Второй мировой войны. Именно в этот день 2 сентября 1945 г. был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Японии. Эта дата установлена в знак памяти о соотечественниках, проявивших самоотверженность, героизм, преданность своей Родине и союзническому долгу перед государствами - членами антигитлеровской коалиции при выполнении решения Крымской (Ялтинской) конференции 1945 года по Японии.

В ходе проведения Маньчжурской стратегической, Южно-Сахалинской наступательной и Курильской десантной операций группировка Вооруженных сил СССР на Дальнем Востоке разгромила войска японской Квантунской армии и освободила северо-восточный Китай, Северную Корею, южный Сахалин и Курильские острова, приблизив тем самым окончание Второй мировой войны. Есть в этом вклад и моего деда – Хрипунова Василия Игнатьевича, о котором и хочу поведать вам…

Родился дед в 1926 году в селе Сборное, Шацкого района, Рязанской области (почти на Родине С.Есенина). В 1937 году семья, в которой он рос, переехала на Сахалин. Так, для 11-летнего мальчика Васи началась новая сахалинская жизнь в селе Михайловка. Родители-переселенцы стали работать здесь же, в колхозе «Новый Сахалин», а Василий обучался в Михайловской семилетней школе, которую окончил на «отлично».

По окончанию школы, в 1940 году поступил в педагогическое училище Александровска-Сахалинского. Окончив его в 1943 году, был направлен по распределению в поселок Хоэ. Однако, в декабре этого же года был призван в ряды Красной Армии. В армии дед был комсоргом батальона, и так уж сложилось, что в общей сложности жизнь его была связана с армией на протяжении последующих долгих семи лет. Именно в этот период (с 9 августа 1945 г. по 3 сентября 1945 г.) наш Василий Игнатьевич участвовал в войне с Японией (2-ой Дальневосточный фронт).

О войне дед не любил рассказывать. И все же кое-что из его воспоминаний сохранилось: «Первый бой, первые впечатления удручающие: смерть, кровь, крики раненых. В ночное время перед боем саперы разминировали японское минное поле на ширину прохода пушек. Пушки на конной тяге оставили в распадке, там же необходимый запас снарядов. Оставалось вытащить пушки на высоту крутизной не менее 45 градусов. На помощь дали солдат из пехотных подразделений. Веревки через плечо, как бурлаки преодолели высоту. Смертельно хотелось спать. Увы! Надо готовить огневые площадки, замаскировывать батарею. В 4 часа по данным полковой разведки батарея открыла огонь по японским ДЗОТам.

К середине дня 14 августа плотным минно-пулеметным огнем был перебит телефонный провод, проходивший по гребню высоты. Мне, как связисту взвода управления, пришлось крепко утюжить родную мать-землю, чтобы найти обрыв. Связь была восстановлена, снаряды на батарею доставлены вовремя.

Ночью 18 августа получилось хуже. Перекатывали пушку на новую позицию, рванула вверх осветительная ракета, затем последовал пулеметный огонь. Погиб Паша Пономарев из Новосибирска. Первая потеря. При рекогносцировке был ранен комбат, старший лейтенант Панасенко. 19 августа бой, особенно днем, не стихал, во второй его половине японцы перешли в контратаку, до сих пор звенит в ушах их истошное «банзай». Пушки были заряжены на «картечь», стрелять не пришлось. Их накрыл батальонный 82 мм. миномет.

Двадцатого августа до нас дошло известие о капитуляции Квантунской армии. В этот день с белым флагом вышел японский офицер, парламентер. Поплелись солдаты, бросали оружие к ногам наших автоматчиков. Бой закончился. Тишина. Пленных увел взвод автоматчиков. Снялись и мы с боевых позиций. Двинулись, в сторону Котона (ныне Победино). До города Тойехара (ныне Южно-Сахалинск) шли в основном своим ходом. Не помню, на какой станции подошел японский товарный поезд, туда погрузили пушки, коней. По железной дороге добрались до Тойехары. Там пробыли дней 10, потом тем же путем возвратились в свои казармы на Палевские высоты, 43-км».

Подумать только, в то время (1945г.) деду было всего 19 лет, моложе меня нынешнего. Демобилизовался из армии он только в 1950 году и в августе этого же года направился в г. Горький (ныне Нижний Новгород), где поступил в государственный университет имени Лобачевского на факультет филологии.

По его окончанию распределился в Александровск-Сахалинское педагогическое училище. С 1956 года, на протяжении 3-х лет работал здесь преподавателем русского языка и литературы. В 1959 году был утвержден на должность директора этого учебного заведения и возглавлял его по 1967 год. Из училища в 1967 году был уволен в связи с переводом в распоряжение гороно. С педагогическим трудом Василий Игнатьевич не расставался долгие годы. На пенсию ушел в 1989 году по собственному желанию из Александровск-Сахалинского профессионально-технического училища № 10, где работал учителем русского языка и литературы.

Мой дед, мой замечательный дед прошел трудный жизненный путь. Сказались голод, лишения, потеря отца и брата (он погиб в 1944 году во время Великой Отечественной войны). Дед и сам узнал запах войны, будучи ее участником. Он был большой умницей, мой Василий Игнатьевич! Самозабвенно увлекался фотографией (и мне это нравится, наверное, от деда). Как много знаний хранилось в его светлой голове! Как много интересного успел он мне рассказать. Как жаль, что о многом мы не успели поговорить! Дед, вот уже шесть лет как тебя нет рядом с нами. Но ты все равно рядом, в нашей памяти. Ты есть! Я тебя помню!

 

© Хрипунов Евгений, г. Александровск-Сахалинский

Назад

comments powered by Disqus