Александровск-Сахалинский. Город не может жить без театра. Картина пятая

Народные театры — высшая форма художественной самодеятельности. Они возникли как конкретный отклик на требование времени: сделать искусство составной ча­стью жизни нашего современника. Создавая творческие ценности, самодеятельные актеры выполняют прежде все­го общественную роль — активно воздействуют на зрите­ля искусством, воспитывают их эстетические вкусы.

 

У автора не было задачи написать историю народного театра города Александровска – Сахалинского. Да и история эта продолжается и пишется. Было огромное желание вспомнить о заслуженной Актрисе и её непростой жизни. «Большое видится на расстоянии» – сказал поэт. Вряд ли на Сахалине можно назвать второй город с такими театральными традициями, как Александровск. И в этом несомненная заслуга Людмилы Николаевны. Сотни александровцев, благодаря ей, прикоснулись к волшебству театра, обогатили свою жизнь яркими страницами, участвуя в постановках. Тысячи горожан стали завзятыми театралами, разбирающимися в постановках, игре актеров, имеющими предпочтения жанров, любимых драматургов… На нашем  городском сайте я читал обсуждение постановок Александровского народного театра в сравнении с аналогичной постановкой Одесского профессионального театра. И это сравнение было в данном случае не в пользу профессионалов.

_______________________________________________________

Автор: Григорий Николаевич Смекалов

http://www.ashcbs.ru/?id=169

http://www.ashcbs.ru/?id=170

 

Картина пятая. Город должен иметь свой театр

   

Почти пятьдесят человек пришли на первое занятие. Вчерашние зрители, сейчас они сами решили посвятить свое свободное время искусству. Не все, конечно, пони­мали, сколь нелегок труд самодеятельного артиста, как бывает трудно, а порой и невозможно совместить репети­ции с работой, учебой. Россова знала, что многие из них скоро разочаруются и, может быть, уже в следующий раз не придут. В своем первом выступлении перед круж­ковцами она не скрывала тех трудностей, которые их ждут, не обещала им легкой и безоблачной жизни. Она разговаривала с ними, шутила, а сама чутко вслушивалась в их голоса, следила за тем, как они двигаются, как сме­ются, как, наконец, слушают ее и друг друга. Людмила Николаевна словно прикидывала на каждого из них те роли, которые им, быть может, предстоит сыграть...

    Она сразу же обратила внимание на смуглого два­дцатилетнего паренька с чуть раскосыми черными глаза­ми. Он что-то говорил своему соседу, и Россову поразил голос парня: красивый, глубокий баритон с выразительными интонациями, бархатный тембр. На подобный голос оборачиваются, раз услышав, его уже трудно забыть.

    —   Кто это? — спросила Россова у директора Дома культуры Василия Романюка, тоже записавшегося в кру­жок.

    —   Вася Дельмухамедов, рабочий судорембазы.

    —   А вы не знаете, он раньше нигде не занимался? Мне кажется, что кто-то работал с его голосом.

    —  Нет, это от природы.

Россова что-то записала в своей тетрадке, еще раз окинула взглядом всех собравшихся, потребовала тиши­ны, сказала:

    —  А теперь я буду читать вам пьесу Алексея Макси­мовича Горького «Егор Булычов и другие».  Многие, ко­нечно, уже знают ее, может быть, видели и спектакль, но я попрошу вас быть внимательными: ведь среди действую­щих лиц могут быть и ваши герои. Ищите их...

    Отрываясь иногда от текста, Людмила Николаевна за­мечала, как напряжены слушатели, с каким волнением следят они за событиями в доме Булычова, как трогают их метания Егора, его ненависть к мракобесию, ханжест­ву, лицемерию. 

    «...Смогут ли они понять трагедию Булычова, восстав­шего против морали своего класса, но слишком прочно связанного с ним узами прожитого? Это сложно, но это и необходимо», — думала Россова.

    —  Вася, — обратилась она к Дельмухамедову после чтения, — я предлагаю вам роль Булычова.

    Паренек вздрогнул от неожиданности, хотел было воз­разить, но Людмила Николаевна видела в его глазах не растерянность или смущение, а заинтересованность, и по­няла, что он уже думает над ролью, примеривает ее на себя.

    —   Не торопитесь с ответом, Вася...    Нам предстоит много работать!

    И началась работа! Для начинающих актеров это бы­ли дни радостей и огорчений, долгих репетиций и мучи­тельных сомнений. Не всем оказалась под силу сложность задач, поставленных режиссером. Несколько человек ушли из кружка сразу же, раньше они просто не подозре­вали, сколь серьезна и ответственна работа в драмколлективе. Другие уходили, справедливо оценив свои способно­сти, поняв, что им не справиться с ролью. Остались те, кто был действительно увлечен новым делом, кто чувст­вовал, что сможет принести пользу коллективу.

Людмила Николаевна кропотливо работала с каждым исполнителем, вместе с ними разбирала характеры ге­роев, их манеру говорить, двигаться, жестикулировать. Не всегда ее советы воспринимались сразу, приходилось много показывать, но как она радовалась, когда за неуклюжим еще исполнением просматривалось зерно бу­дущей роли, когда от репетиции к репетиции в ней зрело убеждение, что спектакль будет.

    Перешли к мизансценам. Россова стремилась к тому, чтобы кружковцы не механически выполняли ее требова­ния, а наполняли бы свои физические действия мыслью, чувством, чтобы делали все естественно и непринужденно, чтобы образ обрастал своими привычками и характером.

    Удивлял своими творческими возможностями Вася Дельмухамедов.  В двадцать лет играть  Егора Булычова—  это, пожалуй; уникальный случай. Россова угадала в парне драгоценный дар перевоплощения. Ее веру в то, что он справится с ролью, подкрепляла необыкновенная рабо­тоспособность Дельмухамедова: с томиком пьес Горького он не расставался целыми днями.

    Сначала репетировали трижды в неделю, потом ежедневно, по три-четыре часа. Расходились в полночь и шли —  кто работать в ночную смену, кто готовиться к завтрашним урокам, кто просто торопился домой, где накопилось немало дел по хозяйству. Хочется упомянуть хотя бы некоторых энтузиастов того первого спектакля, от которо­го, как говорится, и пошел народный театр. Это кузнец стройуправления Рачителев и знакомый уже нам Романюк, которые несколько дней перед премьерой ходили да­же на работу в костюмах своих героев, чтобы естественнее выглядеть на сцене. Это студенты горного техникума Ко­шевой, Олейников, Медельянов, которым после ночных репетиций приходилось пробираться в свое общежитие че­рез окно (а сейчас это вполне солидные, взрослые люди). Это домохозяйки Фафурина и Пантюхина, продавец Чурбакова,  учительница   Сагайдарова  (сейчас     заслуженный учитель школы РСФСР и артистка     народного     театра), школьник   Третьяк,   ставший профессиональным  артистом,   и другие, всего 24 человека.  Кружковцы были не только  -      способными   актерами,     это  были прежде всего культурные, начитанные люди, хоро­шо владеющие литературным языком,   свободно  разбираю­щиеся в общественных и по­литических вопросах.   Духов­ное   богатство  этих людей, жажда   сделать  свою   жизнь творческой, насыщенной привели их в драматический коллектив и определили ус­пех спектакля.

И вот премьера! Самодеятельные актеры,   многие из которых впервые видели свет рампы,   волновались   безмерно. Людмила Николаевна, сама взволнованная,  подтруни­вала над страхами своих вос­питанников.

    Уже после первого акта зрители долго и дружно апло­дировали, а в конце спектакля зал был взволнован не меньше исполнителей.

    Спектакль «Егор Булычов и другие» сыграли десять раз. В то время участники драмколлектива были, навер­ное, самыми популярными людьми в городе. Их узнавали, приветствовали, спрашивали о планах на будущее.

    —   Будем ставить  Островского!   —  сказала однажды Людмила Николаевна. — Завтра приглашаю на читку его пьесы «Праздничный сон  —  до обеда». Предупреждаю: будет весело!

    После постановки комедии Островского было еще много спектаклей. Репертуар театра — это отражение идейной зрелости его коллектива, его художественных принципов. Он позволяет судить о творческих возможно­стях актеров. «Последние» Горького, «Разлом» Лаврене­ва, «Любовь Яровая» Тренева, «Домик на окраине» Арбу­зова, «Неравный бой» и «Перед ужином» Розова, «Бара­банщица» Салынского, «Стряпуха» Софронова, «Дип­ломат» Алешина — таков репертуар Александровского народного театра.

Спектакль «Неравный бой» был отмечен дипломом 2 степени на Всероссийском конкурсе народ­ных театров и дипломом I степени на областном   смотре.

 

 

    Народные театры — высшая форма художественной самодеятельности. Они возникли как конкретный отклик на требование времени: сделать искусство составной ча­стью жизни нашего современника. Создавая творческие ценности, самодеятельные актеры выполняют прежде все­го общественную роль — активно воздействуют на зрите­ля искусством, воспитывают их эстетические вкусы.

    После премьеры зритель обязательно снова посмотрит в программу и узнает, что бесстрашную Бара­банщицу Нилу Снежко играла продавец Л. Чубарова, что в роли матроса-большевика Годуна или дипломата Мак­симова или Шванди выступил учитель Г. Воронин... Теле­графистка А. Сабанина, партийный работник Н. Айтуганова, капитан милиции Н. Фомин, слесарь А. Пантюхин, работник межрайторга В. Окладников, учительница А. Добрыдина, студентка Т. Белецкая — все это имена актеров, полюбившихся александровцам. Некоторых из них мы увидели и на последних репетициях комедии Гольдони «Хозяйка гостиницы»...

 

Автор: Григорий Николаевич Смекалов

http://www.ashcbs.ru/?id=169

http://www.ashcbs.ru/?id=170

 

Назад

comments powered by Disqus