Сахалин и “девяностые” – как мы жили, и что с нами было

Девяностые – очень интересные годы

Да и нулевые те еще выдались

Статья не является фундаментальным исследованием, а скорее относится к собирательному анализу событий с точки зрения деградации социума (после закрытия градообразующих предприятий, перемен жизни) и воспоминаниям о выживании населения, хитростям и премудростям… да и сама структура статьи выстроена в форме кратких заметок и примеров из той жизни.

Также использованы материалы статей Ковалевской Юлии Николаевны (взяты с открытых источников), проводившей исследования (полевые) в Углегорском районе

Итак…

Прежде всего – что произошло?

Некоторая хронология уже описывалась на нашем сайте в соответствующих статьях, тем не менее: шоковая терапия и отпуск цен (отказ государства от регулирования цен) вкупе с приватизацией предприятий, поощрением частного бизнеса привели к закрытию ряда предприятий, усилению роста торговли (практически, самая развитая отрасль на тот момент), безработице (и как следствие, криминалу). И все это на фоне значительных задержек в заработных платах, отказе предприятий содержать на балансе «социалку» (ведомственные садики, дома культуры, например). Напомню, единственной отраслью на Дальнем Востоке, приносящим деньги (своевременные) и при этом что-то добывающей и производящей, была рыбная: икра, рыба (лосось) на берегу и краб в море. Фактически, за счет этих средств жила область (смелое заявление, но больше никто не зарабатывал – и БУМы, и шахты закрывались на глазах, лесная промышленность так себе всегда была, а нефть проектная еще не качалась, российская же нефть не давала больших денег).

Напомним и про бегство населения – из районов в Южно-Сахалинск (и далее), из Южно-Сахалинска на материк.

Жить на острове практически никто не хотел – только материк.

Итак – 1990-1992 – развал СССР, отпускание цен, первая приватизация

1993-1995 – резкий рост цен, инфляция, обмены денег, отсутствие товаров, переход на наличные расчеты, бартер, обмен

1996-1998 (до августа) – относительная стабилизация жизни, несмотря на закрытие предприятий, безработицу и невыплаты зарплат; появление (значительное) рыбных береговых баз, увеличение добычи

1998 август – кризис, обвал рубля, очередные спады

1999 год – приход к власти Путина В.В. (фактический)

Имеет ли смысл разбирать каждый этап подробно? Наверное, нет. Просто обратитесь к этому «делению», когда нужно будет понять, почему жители поступали именно так, а не иначе.

***

ИТД

Индивидуальная трудовая деятельность на рабочем месте. За бутылку, деньги, бартер – на рабочем месте предприятия оказывались услуги не в пользу предприятия. Сейчас очень трудно себе это представить, слишком развито предпринимательство и контроль, а тогда это было.

Еще по теме статьи можно почитать:  Николай Вишневский. Сириторское соглашение

Есть ли такое сейчас? Далеко не в таких масштабах, и по большому счету с разрешения руководства: например, электрики и сантехники ЖЭУ «подрабатывают», отрабатывая заявки жильцов не через кассу (т.е. платные услуги), а «напрямую».  

«Поймать» бульдозериста и попросить расчистить снег было легко – главное, подкараулить и чтоб другой не перехватил. Также относительно легко можно было договориться с водителем грузовика перевезти что-нибудь. Понятно, что ни бульдозерист, ни водитель не владели своим транспортным средством, фактически тратя ресурсы работодателя.

То же и сварщики, и токари…

Можно ли их за это упрекнуть? Вряд ли. Такова была жизнь, таковы были основы получения зачатков предпринимательской деятельности именно населения, а не той части, у которой это «в крови».

Металл, шахтеры и бесплатный труд

«Металлистов» упомянем отдельной строкой. В нулевых благодаря этому бизнесу многие даже рыбалки забросили. А тупо скупали металл и сдавали далее.

Началось все еще примерно с 1997 года. Цветмет стал стоить каких-то наличных денег, «чернушка» шла похуже, но тоже сдавали.

Итог варварского отношения поражает до сих пор: нормально работающие электродвигатели разбирали, чтобы «выудить» медную обмотку (через несколько лет двигатели снова станут в цене, кое-кто покусает локти). О том, как провода и кабели «выжигали» вообще не стоит говорить… было!

Люди спускались за металлом в заброшенные шахты, уходили далеко в лес в поисках брошенных ЛЭП (были и такие), чтобы снять с них провода.

Сдавали абсолютно всё – ради «живых» денег.

Почему ради «живых»?

Ну вот, например, шахтеры и их не выплаченные зарплаты (с 1997 года) уже притча во языцех.

А ведь шахтеры – признанная элита. Высокооплачиваемый труд. Шахты-миллионеры. И практически в одночасье без уважения (а как же, денег домой не носишь), без статуса, пенсионеры богаче стали…

Оставим экономические рассуждения о рентабельности шахт. Это целое отдельное исследование отрасли, сопряженное с изучением экономической ситуации, в т.ч. профессиональными экономистами, а не краеведами. Да, действительно, шахты были убыточны порой. Но и рыбная промышленность была убыточна. И влияла на это в том числе и чистая плановая экономика. А для шахт  в начале девяностых, напомним, цены «отпустили» позже всех!.. хотя спрос на уголь и был, и до сих пор есть (Углегорск – как последний оплот добычи, пусть и только на разрезе, это доказывает)

Столько массового бесплатного труда в России не было давно. Если не брать в расчет военные годы – то, пожалуй, со времен крепостного права. Утверждение спорное и в чем-то аллегорично-метафоричное. Но вы представьте, как массово НЕ платили зарплаты. Вообще!

Еще по теме статьи можно почитать:  Анивский район: Воскресенское, Мицулевка, Новотроицкое

Задержки по несколько месяцев.

Даже в коммерческих магазинах у продавцов.

И только пенсионеры более менее вовремя получали деньги.

Смешно, конечно, было смотреть на очередное «удивление» первых лиц – «как? мы же перечислили деньги…»

А деньги «крутили» в банке, получая проценты. Тоже такой вот бизнес был…

Банкротство предприятий и фактическое их «осваивание» вместо «присвоения»

«Удочка» с выкупанием «активов» предприятия работниками в счет долгов по зарплате (угадайте, что в итоге).

«Двойные» компании – на одну вешали расходы и банкротили, вторая только получала доходы и быстро «лопалась».

Фирмы-перепродавцы основного товара, покупающие его в лучшем случае по «заниженным» ценам.

***

Самоустранение

Одна из ключевых проблем девяностых – возложение глобальных проблем на обывателей. Не может ни кухарка управлять государством, ни пастух выполнять функции муниципалитета…

Восстановление инфраструктуры, коммунальных сетей… разве это жильцы должны делать? Кстати, видимо, это неясно до сих  пор многим, исходя из действующих законодательных актов…

Первые ласточки этого вопроса появились еще при приватизации. Когда (найдите статью на нашем сайте об этом) люди НЕ спешили приватизировать жилье. Они НЕ понимали, кто будет в этом случае вывозить мусор, обслуживать электрооборудование дома…

Функции государства и крупных социально-ориентированных (это немодное слово, это реалии Советского Союза – помните, шефство предприятий над школами, ведомственные садики и т.п.) предприятий и организаций частично остались ничьи… или даже полностью может (у кого какие ощущения?).

Не это ли истоки зарождения мнения (бытующего последние годы), что населению «должны» за использование недр, за то, что они «местные»…  Пришлые корпорации и местные средние и крупные владельцы отмечают недовольство населения зародившимся тут бизнесом. При отсутствии работы люди на рыбоперерабатывающих базах работали натурально «за еду». И на работу такую стояли очереди… Владельцы бизнеса брали их на работу, но постепенно лень, пьянка, ругань в адрес работодателя (который «обманывает») привели к естественной замене местных на «мигрантов», в т.ч. и не из стран СНГ, а из самой России (депрессивные районы).

При этом местные работники жили фактически на натуральном хозяйстве.

А меж тем, пьянство как способ забыться процветало.

Еще по теме статьи можно почитать:  Тымовское, Сахалинская область. История школ поселка

Даже работающие люди пили. Потому что не были уверены в том, что завтра их не выгонят «по произволу» (там, где платили живые деньги). Потому что работали не там и тем, кем хотели. Даже челноки, зарабатывая больше, чем ранее работая учителем, ощущали себя «не на своем месте». Не этим они хотели в жизни заниматься, а потребности и пирамиду Маслоу и иже подобные вещи в психологии и социологии никто не отменял…

Феномен или нет? Люди под зарплату брали в «ведомственных» магазинах не еду, а водку. Ведомственные – это «лавки при предприятии», как в царские времена. Работаешь, берешь продукты в долг, при начислении зарплаты высчитывают взятое.

Брали …водку.

А как же – голод, нехватка еды, нет одежды…

Кстати, ходить в спецодежде (именно одежде, годной для работы; не обязательно выданной работодателем, она и сейчас не всегда выдается) – специфика того времени. Ходили в «рабочем» повсеместно.

Отдельной строкой – пособия по безработице (поищите на нашем сайте по поисковым запросам «1991», «1992», «1993»), которые поначалу были очень «жирными». И долго оставались «подспорьем» даже для работающего населения. Особенно тех, кто ездил работать (и жить) в областной центр или города покрупнее (Корсаков, Холмск…).

Помощь от государства

Цитата:

На вопрос: «Чем вам может помочь государство?» – все предприниматели (и крупные, и мелкие) в один голос отвечают: «Не мешать работать». Всё, чего они ждут от государства, – не шарахаться из стороны в сторону, не менять правила игры каждый месяц.

Так осталось и до сих пор. Почему-то проблема «нестабильности» государства мало упоминается при воспоминаниях о девяностых.

Насколько остро она стояла – опять же вопрос отдельного исследования.

Кстати, Россия не единственная страна, испытавшая девяностые. Сходные проблемы были и у стран соцлагеря, и у тех стран, где не было социализма никогда при введении «неолиберальных реформ».

Странное слово «совок»…

А странное ли?

Насаждаемое сверху (да, именно сверху) мнение, что человек не зарабатывающий – это неудачник… привело в том числе и к самоубийствам.

В «поздние девяностые» активно пропагандировали то, на чем легко можно заработать – алкоголь и азартные игры. «Кто пойдет за пивом?».

Мода на пиво возросла мгновенно.

Вернемся к странностям слова «совок».

Жизнь заставила вертеться каждого. И, наверное, в каждой семье (предполагаем) есть свои истории, как они использовали серые зоны закона для выживания …а то и попросту «криминалили».

Слово не странное – слово намеренно введенное, так мы полагаем. Не появившееся, как мем в нынешнее время. А конкретно направленное и конкретно выдуманное по конкретному заданию – очень срочно отвратить население от СССР.

И применялось в том числе и к тем, кто не мог (не находил в себе силы) перестроиться на новые рельсы, хитрить и «вертеться».

Применялось для сглаживания и «привыкания» отношения к работникам как к расходному материалу. Нужно было срочно «убить» социалистическое отношение к работнику, к заботе о его жизни. Реалии приватизации, коммерциализация и фактическая оптимизация затрат (действительно, необходимая) заставляла психологически защищаться и прятаться от сознания того, что принятое решение влияет на жизни и судьбы многих людей…

© Область на островах

Извиняемся, что отвлекаем... но это важно!

Если вы хотите получить консультацию, задать вопрос - то напишите нам: oblast@it-sakh.net

Если вам понравилась статья — пришлите ваш e-mail (адрес электронной почты), чтобы получать рассылки от нас.

Спасибо!

Попробуйте еще раз, произошла какая-то "ашыпка"

Область на островах will use the information you provide on this form to be in touch with you and to provide updates and marketing.