Кризис 1998 года на Сахалине — от рухнувших ГКО, внешних долгов до маленьких трагедий маленьких семей

Вот и пришла пора поговорить о том, что, казалось, было недавно. А на самом деле было уже давно.

Рассмотрим, как и на фоне чего, проходил на Сахалине кризис 1998 года, его влияние на умы и души населения, прочувствуем бытовые истории (иногда – трагедии)…

ПРЕДЫСТОРИЯ

Реформы в условиях общей нестабильности, хаоса в управлении и коррупции сопровождались огромным ростом внешних долгов государства, достигших к 1998 г. 130 млрд долларов. В них вошли и признанные еще Горбачевым дореволюционные долги России, без учета которых Запад не предоставил бы новых кредитов, и все долги бывшего СССР, принятые на себя Россией в качестве его правопреемницы (Россия согласилась на это при условии демонтажа ядерного оружия на территориях других республик бывшего Союза). В условиях кризиса и коррупции, когда часть кредитов бесследно исчезала, на их погашение правительство В. Черномырдина, сменившего Гайдара в конце 1992 г., выпускало новые долговые обязательства – ГКО (государственные краткосрочные обязательства) под огромные проценты, а поскольку реально они ничем не обеспечивались, для их погашения выпускались новые ГКО, что превратилось в авантюру века – финансовую пирамиду, построенную самим государством по образцу компаний типа МММ. Финалом этой авантюры стал разразившийся в августе 1998 года дефолт – финансовый кризис с признанием неплатежеспособности государства по долгам. Дефолт сопровождался новым витком инфляции, крахом большинства крупнейших коммерческих банков России, скупавших ГКО у государства, и разорением их вкладчиков.

Это событие стало поворотным пунктом, после которого наступило отрезвление правящих кругов. В 1998–1999 гг. новое правительство Е.М. Примакова приняло экстренные меры по реструктуризации банковской системы России и сумело остановить кризис..

(приводится по изданию — Отечественная история: курс лекций  / В.Г. Хандорин. – Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2008. –  177 с.)

Если писать нечто аналогичное про 1991-1993 гг. было несколько легче, то про 1998 год сложней. Вроде временное расстояние осталось то же (про 91-93 цикл статей писался и сам период исследовался семь лет назад), но вот чувство, что действующих лиц осталось больше и правды пока можно узнать меньше, почему-то в отношении 1998 года сильнее. Не так много времени прошло. Да и про 91-93 гг. все списывается легко на «развал Союза», а вот 98-й …ну да ладно.

Часть первая. Август 1998 года

Как ни странно, к 1998 году по ценам уже все относительно «устаканилось», жизнь стабилизировалась, у людей строились планы, учились, они искали работу, перестраивались те, кто не перестроился.

Гиперинфляция практически пропала (но просто инфляция была немалой), стандартный рост цен на водку, хлеб и иные привычные россиянам энергоносители был сопоставим с зарплатами. На Сахалине уже развивали береговую рыбную промышленность, в малом и среднем бизнесе появились первые хорошие деньги, позволяющие «кормить» и себя, и муниципалитеты.

Напомним, что Дальний Восток и его морские крабовые промыслы вообще получили расцвет именно в девяностых – когда зарабатывали в море так, что кормили еще семь-восемь человек вокруг (примерная оценка, конечно).

В общем-то, весной ничего не предвещало беды даже тем, кто держал нос по ветру. Афер типа ГКО было полно на каждом шагу, и то, что именно ГКО (государство же) «стрельнет» было неожиданным. Даже после утверждения Президента, что «все будет хорошо, понимаешь». И девальвации не будет «твердо и четко».

А 18 августа в «Коммерсанте» выходит та самая статья – по которой мы в очередной раз проснулись в другой стране. https://www.kommersant.ru/doc/203567

***

Вплоть до конца августа на острове цены не росли. Сотовых в широком распространении не было (да и не звонили по ним по межгороду, если честно), с помощью стационарного телефона по межгороду общались нередко, но и не каждый день, интернет еще пока роскошь…

Поэтому если во Владивостоке цены уже ползли вверх со скоростью света и на каждом шагу, то в Южно-Сахалинске (и вообще на острове) они оставались неизменными еще какое-то время примерно до начала сентября.

И никто и знать не знал, что в стране в целом шагает кризис семимильными шагами сразу с 18 августа…

Из газеты «Советский Сахалин», 27 августа, 1998 год.

«Черномырдин подписал постановление о реструктуризации ГКО…» Шаги по стабилизации, простому люду ничего не говорящие. Напомним, финансовая грамотность тогда у обывателей была ниже, чем сейчас. Хотя и в нынешнее время мало кто способен распознать в заметке в СМИ какие-то подводные камни.

Дефолт уже случился, и последствия его предлагают устранять заменой ГКО на иные бумаги с выкупом в течение трех-пяти лет. То есть – отсрочка… государство «отказывается» платить, и предлагает «как-нибудь потом».

Вот и все на первой странице про дефолт.

А ведь обсуждать его не должен был только ленивый.

И обыденно в той же газете смотрится график отключения света. Напомним, в 1998 году отключение было веерным повсеместно. До дефолтов ли населению? Особенно на фоне сообщений (в той же газете) о перестрелке в Южно-Сахалинске под окнами детской больницы. Туманно названы (не писать же в СМИ, не принято тогда было это) «герои» войны – разборки между дальневосточной и московской группировками.

Заключение к первой части

По большому счету обывателю очередной кризис был не на руку, и жил еще обыватель так, что основание пирамиды Маслоу еще не всеми было достигнуто. Средний класс отсутствовал как класс вообще, по оценке некоторых экспертов.

Поэтому отсутствие света и не попасть под пули разборок или просто уличный грабеж было важнее, чем мифические ГКО и их последствия. А очередной резкий рост цен на самом деле психологически не очень был замечен благодаря выработавшемуся в последние годы иммунитету. Все равно очень много людей деньги зарабатывали «леваком», серыми схемами (например, торговля задолженностью по ЖКХ в обмен на «живые» деньги; отказ от ККМ при торговле на рынке), а массовый бесплатный труд в тот год сопоставим почти с рабовладельческим строем – например, учителя и врачи в иных весях области к августу не видели зарплат …с января (стр.2, «Советский Сахалин», 27 августа 1998 г.).

Отсюда и невысокое поначалу внимание даже прессы (региональной, конечно) к дефолту и его фактическим губительным последствиям; бытовые проблемы и выживание брало вверх – науку не обманешь.

Хотя по мнению историков – и оно уже приведено – дефолт стал-таки толчком и «отрезвлением», и заставил власти выходить из спирали (в т.ч. и долгов).

Еще раз! 1991-1993 гг. легко спихнуть на СССР и смену строя. Ошибки 1998 года, особенно те, по которым сроки давности не истекают, заставляют тех, кто жил и управлял в то время не рассказывать все, как было.  При изучении периода полагаться приходится на устные рассказы-воспоминания обывателей (которые надо пропускать через призму скепсиса с учетом образования рассказчика, уровня его жизни в описываемые годы, жизненных интересов и, особенно, сквозь призму текстов СМИ и официальных документов) и имеющиеся официальные документы (указы, постановления). СМИ идет отдельной строкой. Кстати, по нашему мнению СМИ в девяностые были гораздо более открыты и незацензурены, в сравнении с нынешним временем.

© «Область на островах»

Извиняемся, что отвлекаем... но это важно!

Если вы хотите получить консультацию, задать вопрос - то напишите нам: oblast@it-sakh.net

Если вам понравилась статья — пришлите ваш e-mail (адрес электронной почты), чтобы получать рассылки от нас.

Спасибо!

Попробуйте еще раз, произошла какая-то "ашыпка"

Область на островах will use the information you provide on this form to be in touch with you and to provide updates and marketing.