Кризис 1998 года на Сахалине. Часть вторая. Сентябрь и его прояснения

События 04-08 сентября 1998 г.

Президент (то приходя в себя, то не приходя) и старый-новый премьер В.Черномырдин ищут выход из создавшейся ситуации.

На Сахалине бастуют шахтеры, разрез «Лермонтовский» не возобновил работу. Отсюда нехватка угля и отключения света. РАО ЕЭС России отключало в том числе и предприятия.

Не трогали жизненно важные объекты (например, больницы), поэтому кое-где дома, «висящие» на одной линии с ними, не отключались; жителям везло.

И с другой стороны – сами предприятия энергию не экономили вообще. Бухгалтерии при запросах показывали перерасходы энергии, но никого это не смущало. Доступность развращала? Неумение хозяйствовать?..

Невыданные работникам деньги обесценились еще больше на фоне дефолта. Люди требуют зарплат, пока невыплаченные деньги не превратились окончательно «в пыль».

Губернатор Фархутдинов на пресс-конференции объявляет, что будут приняты все меры по сдерживанию цен, где возможно; неодобрительно высказывается о проходящих акциях протеста и предлагает жить по средствам.

Официальный курс валют: один доллар ЦБ РФ оценивает в 16,99 рублей (подорожание за три дня на 3,53 рубля), при этом продажа в банке доллара происходит за 19,9 рубля.

Госдума приняла постановление, в котором указано, что работа Центробанка и премьера – неудовлетворительна.

Воспоминания

Я помню, шахты закрыты были уже. И шахтеры кто спился, кто на рыбалку браконьерить, а кто все же на разрез в соседний район.

У базы рыбной (обойдемся без имен, извините – прим. обл.) реально очередь стояла. На работу. Развивалась база, и краба уже хотели перерабатывать, и на навагу замахивались.

Молодежь там работала тоже, это правда. Куда брали, лишь бы платили. Хоть в консервный, хоть в «морозку».

И знаете, что самое интересное – рыбку привозят, в бункер сыпят, а на бункере уже от обоих цехов люди. Каждый себе норовит побольше рыбы. Это ж деньги. От выработки все.

Что?

Да, на этой базе консервы не из испорченной рыбы делали, и не из УМЗ и не из второго сорта.

И еще пили все вокруг. Прям жутко.

Брагу ставили примитивную – вода, сахар, дрожжи. Лишь бы цепляло.

На улицах что днем, что вечером сидели и пили. Какая милиция, кто кого гонял …такое чувство, как будто этого не было. Не гоняли их.

Вот просто поголовное «бухалово».

А знаете, какой плюс был на базе работать? В других местах не было такого. А в магазине под зарплату продукты брали. И что интересно никто не «перебирал».  Как-то в долг магазину не уходили.

А должали все. Живые деньги это такой плюс был!. В каждом магазине тетрадка была. В долг брали в магазине. Не поверите.

Пенсионеры, учителя, врачи, кто угодно.

Просто толстая тетрадка с долгами. Пришел, расплатился (если есть чем), тут же второй долг опять себе создал. Хорошо, если второй.

Про ЖКХ отдельная история. На самом деле квартиры с долгами по ЖКХ продавали аж до 2000 года еще. Это потом цены в 2001 осенью резко подпрыгнули на квартиры. Прям резко. Не знаю, почему.

А до этого – квартиры просто так продавали. Коммуналка в три месяца могла больше «высосать», чем если продать квартиру. Так и было – покупали за «гашение» долга.

И те, кто в ЖКХ работал до какого-то момента свою зарплату (невыплаченную месяцами) переводили на счет оплаты своей квартиры. Или чужой – договариваешься, ты, мол, свою зарплату не увидишь, так будь добр, погаси ею мои долги. А я тебе твою зарплату «обналичу». 30-50 процентов. Зато «живыми», зато «здесь и сейчас».

Вкладчики и доллары

В долларах расплачивались все.

Интересный нюанс – во Владивостоке в долларах все считалось уже с начала девяностых (имеется ввиду мало-мальски крупное – от музыкального центра до квартиры), на Сахалине даже в 1998 году было принято «рублевое» обращение и пересчет. И только осенью (после кризиса) цены на некоторые вещи стали ставить в долларах (в объявлениях в СМИ это особенно бросилось в глаза; не так давно все было «рублевое»).

В кризис 1998 года, в сентябре, когда «дошло» уже и до нас – что это «всерьез и надолго», ажиотажа вокруг скупки долларов не было, но сбережения в доллары переводили.

И под подушку.

В банк уже было опасно «вкладывать». Хотя не так давно банковская система была относительно стабильна. А теперь банки не выдавали вклады обратно (Центробанк ввел запреты на осуществление операций по договорам банковского вклада). В кризис банковская система ничего не могла сделать, сбережения «сгорали».

Более детально – случилось следующее: ЦБ фактически принуждал переводить вклады граждан (прикрываясь их спасением от кризиса) в Сбербанк, единственный государственный банк. Но …без процентов.

Законные или незаконные эти действия …по прошествии времени трудно сказать. Что вообще было законно. И кто отслеживал эту законность, этих всех решений…

Приведем только факт. Один из премьеров того смутного времени С.Кириенко ввел с 01 августа 1998 года целевой сбор в 2 процента в ПФ РФ с доходов населения. Федерация независимых профсоюзов оспорила это и в среду 03 сентября Верховный Суд признал это постановление неправомочным…

Из интервью: он (вкладчик) должен успокоиться и принять решение, как ему поступить; оставлять деньги в коммерческом (банке) или все же переводить в Сбербанк.

Несколько успокаивало то, что банки были обязаны создавать резервный фонд; благодаря чему большинство вкладчиков свои деньги должно было рано или поздно получить. Даже если банковская система рухнет. Потому что вкладчики – первоочередные «кредиторы», их долги ликвидационные комиссии должны погашать в первую очередь.

Что характерно, соглашаясь с тем, что курс доллара будет расти, интервьюируемый сообщает, что не нужно поднимать панику и скупать доллары. В том числе и потому, что в панику рост цен выше.

Последняя декада сентября 1998 г.

А знаете – к чести власти (исходя из материалов СМИ) последнюю декаду сентября можно описать фразой из одного сериала.

«Зима близко!»

Заключение к второй части.

К середине сентября о кризисе и предшествующих ему событиях и знаках говорили много, и в том числе и в СМИ. Власти на местах обвиняли во всем федеральные власти. Причем открыто, не стесняясь, в собственных СМИ (например, «Губернские ведомости» от 09 сентября 1998 г.). Свалить все на федералов – стало таким трендом, чтобы оправдаться перед народом, в том числе и за то, что деньги не доходили до работников, часть денег шла взаимозачетом, и еще за то, что собственные ошибки и недочеты в управлении были все же видны – пусть не всем, но видны – и их так не хотелось признавать. А народ остался в очередной раз без денег («зависли» в банке), с ростом цен, очередным витком инфляции и без доверия властям.

© «Область на островах»

Извиняемся, что отвлекаем... но это важно!

Если вы хотите получить консультацию, задать вопрос - то напишите нам: oblast@it-sakh.net

Если вам понравилась статья — пришлите ваш e-mail (адрес электронной почты), чтобы получать рассылки от нас.

Спасибо!

Попробуйте еще раз, произошла какая-то "ашыпка"

Область на островах will use the information you provide on this form to be in touch with you and to provide updates and marketing.