Кризис 1998 года. Сахалин. Часть пятая. Жизнь продолжается – с октября по декабрь…

Пока Правительство РФ готовило антикризисную программу и даже принимало меры по выходу из кризиса до ее подготовки (это не ирония, это реальность – к октябрю программа не была опубликована и озвучена, но меры действительно принимались) – регионы прекращали перечисления налогов и иных выплат в бюджет и приостанавливали вывоз сельхозпродукции за пределы своих регионов.

На Сахалине тоже звучали такие призывы. Однако позиция губернатора и администрации была непоколебимой. «Правовой нигилизм разрушает фундамент общественной и экономической системы» (читай, так делать нельзя; из статьи «Губернских Ведомостей» от 21 октября 1998 г., Иван Павлович Малахов, вице-губернатор).

И еще вот:

«Удельный вес убыточных предприятий достиг 60,9 %. Отсюда, главным образом, низкая платежная дисциплина, рост недоимки …долги по заработной плате».

Для справки: И.П. Малахов – мэр города Невельска, впоследствии вице-губернатор, далее губернатор Сахалинской области. Был «снят» в связи с землетрясением в Невельске (применяем формулировку «в связи», поскольку истинные причины неизвестны, и было ли поведение И.П. Малахова в дни невельского землетрясения 2007 года поводом или все же причиной, или все гораздо глубже – тоже неизвестно).

К последнему кварталу 1998 года «народный губернатор» И.П. Фархутдинов должен был управлять совершенно нищим регионом с убыточными предприятиями на фоне оазисов благополучия крабовых компаний и зарождающейся береговой перерабатывающей промышленности (бум которой пройдет примерно через десять лет; а уже через пять основная глубокая переработка ВБР будет находиться на материке).

Правда, была еще нефть. С 1995 года область получила дополнительных поступлений свыше 600 миллионов рублей и бонусами около 70 миллионов долларов. Первая нефть со скважины (наклонной) была получена в августе (взято из статьи И.П. Малахова, «Губернские ведомости», 21.10.98; очевидно, имеются ввиду все же геолого-разведочные работы, длившиеся до 2001 года https://sahalin1.rosneft.ru/about/Glance/OperationalStructure/Dobicha_i_razrabotka/Dalnij_Vostok/sahalin1/, потому что первая именно «промышленная» нефть по этому проекту была получена только в 2005 году, на Чайво), что давало надежды на развитие острова за счет иностранных инвестиций, предоставления подрядных работ, немалых отчислений во все бюджеты. Что, собственно, и случилось буквально через пару-тройку лет.

Остров продаж

Страна продаж. Так можно охарактеризовать тот период…

Реальный сектор экономики упал, а продажи не очень.

И все благодаря в том числе и рекламе, и заполонившей страну импортной продукции разного качества.

1998 год – год фактического введения ККМ на рынках (в магазинах ввели чуть раньше).

Сейчас на фоне онлайн-касс, терминалов, эквайринга даже людям, жившим тогда, уже не верится: как? вот просто продавали без чека, да? на рынке? и законно это было?

Да.

Было так.

До сентября 1998 года на рынках (любых) можно было не использовать кассы. А рынки, кто помнит – это все, что не магазины. Просто рассчитались и все. Какие там чеки?.. вы помните – еще в 2010 году на месте нынешней «Столицы» рыночек был? Дикий из девяностых… не магазин!:-)

Еще по теме статьи можно почитать:  Какой прожиточный минимум на Сахалине и на Курилах для пенсионеров (2021 г.)

Кстати, в Южно-Сахалинске были зафиксированы даже пикеты против применения ККМ…

К осени 1998 года обращения в налоговую по вопросам применения ККМ выросли. «Процесс пошел» и жаловались уже на очереди на регистрацию ККМ больше, чем на саму систему ее применения.

Правда, в ноябре правительство сделало шаг назад и решило убрать ККМ с рыночных прилавков – но не со всех. При этом в Южно-Сахалинске уже в середине октября продавцы вернулись на микрорынки …но без ККМ («Советский Сахалин» 14.10.1998 г.). На свой страх и риск.

Но все равно – учитывая правовую неопределенность и возможность торговать под открытым небом (вплоть до того, что контейнер указывали как место для хранения, хотя фактически торговали именно в нем) – уклонялись от ККМ, уклонялись…

Промышленность как она есть

Вернемся к промышленности как таковой. Только рыба с крабом были наше все. И немного леса…

Про рыбу. Путина была удачной (хотя в следующем году она будет просто нереальной – последней такой богатой, когда поротая рыба лежала на берегах кучами по колено человеку, и это не аллегория и не шутка). Добыто было примерно 58 000 тонн горбуши, и это только официально, при этом 87 процентов улова переработано на островах.

Браконьерство приобрело массовый размах. Скупали икру, при этом кто-то еще и грабил скупщиков; были «подпольные» цеха в квартирах и частных домах (готовая икра продавалась дороже, чем сырцом), были договоренности с надзором о «зеленых» речках либо участках, на которых «пороли» рыбу… таковы реалии этого мира образца 1998 года. Еще был уротропин и сорбин (сорбиновая кислота) – «химия» для икры, чтобы не портилась; значительно влияла на вкус, но увеличивала продажи, икра становилась привлекательной на вид и действительно долго не портилась. Хотя икра без химии ценилась дороже.

Вот и весь реальный сектор экономики (в т.ч. и теневой).

Одни продажи – это у них был максимальный удельный вес в экономике вообще.

Кстати, держались они за счет живых денег именно пенсионеров. Потому что если отчисления в Пенсионный хоть как-то, но контролировались, то трансферты из центра (денежные перечисления) на прочие выплаты шли «единым целым» без разделения на направления. Таким образом, мэры получали деньги и направляли их на зарплаты, хознужды, долги коммунальщикам …и по остаточному принципу на детские пособия (которые тоже могли быть регулярным доходом, но не стали).

Была договоренность с предприятиями, в которых был оборот продуктов, что они свои налоги заплатят продуктами. А соцзащита свои пособия выдаст этими продуктами…

А еще торговлю «гоняли» за большие розничные надбавки. Да, нельзя было более 20 % «надбавлять» (на практике надбавки были гораздо выше). А проверки проводили налоговики и работники отдела по защите прав потребителей (было и такое).

И тоже было с одной стороны законно (правительство и регионы в рамках смягчения последствий кризиса устанавливали максимальный процент надбавок к оптовой цене), с другой – ограничивало свободу торговли и рыночных отношений, как часть экономических реформ новой России.

Еще по теме статьи можно почитать:  Дети Азии. Как несли огонь в Долинске (Сахалин)

А Лужков (мэр Москвы) так и вообще замахнулся на оптовую торговлю… чтобы и там наценки ограничить.

И все были друг другу должны.

Все поголовно должали в бюджет (про это уже писали) и своим работникам (и про это тоже писали).

Многие были должны энергетикам.

Энергетики должны были транспортникам.

У последних не было денег на топливо, а значит и машин давали меньше на перевозку угля. Зима близко… а выхода не предвидится.

Цены и ценники

Кстати о торговле и услугах.

Уже начали продаваться пейджеры и сотовые телефоны.

Цена Моторолы в октябре – 490 долларов (и это со скидкой 20%). Курс доллара на эти даты – 16 рублей (примерно). То есть сотовый стоил 8000 рублей…

25 декабря доллар в Южно-Сахалинске продавали за 23 рубля, покупали за 19,8 (практически по официальному курсу на эту дату).

Одна известная до сих пор компьютерная компания уже тогда сделала себе сайт (для кого? – вот бы архив сейчас глянуть, как он выглядел).

Начали оказываться услуги по установке алюминиевых и пластиковых окон.

Нельзя сказать, что рынок услуг развивался гигантскими темпами. Не тот регион был Сахалин в то время.

Но основные сегменты, присутствовавшие в стране, были и у нас.

Балконы, двери, компьютеры и оргтехника (включая проектирование и выполнение внутренней «разводки» все сетей), лицензированные учебные центры (в том числе и автошколы), памятники, типографии, автосигнализации, евроремонты, бюро путешествий за границу … все это было. И не казалось неестественным.

Мы вас удивим может – но и на Сахалине были в продаже аудио- и даже видеодомофоны. Вот. Правда, на фоне тотальных открытых подъездов, и кое-где кодовых замков, такое объявление смотрелось странновато. И непонятно на кого направлено. Массовая «домофонизация» в Южно-Сахалинске началась после двухтысячного года (оценочно; наиболее вероятно с 2002 года), а в райцентрах не прошла до сих пор.

Промышленное снабжение и «хозспособ» как средство крутить-вертеть

Как ни крути – если есть автомобили, то им нужны ремонт и запчасти.

Какая никакая имеющаяся промышленность требует масел, обслуживания агрегатов, спецодежды (хотя бы минимум какой-то) для работников и инструменты им же.

Развитие рыбопереработки требует двигателей, труб, стройматериалов.

И все это потихоньку продавалось.

В Южно-Сахалинске.

А значит было доступно и в близлежащих городах…

Гримаса тех лет: в райцентрах искали и берегли металл, приберегали любые болтики-гаечки и гвозди старые выдирали и сохраняли – потому что надо было обслуживать, ремонтировать механизмы, машины и агрегаты тех предприятий, которые еще как-то жили/выживали… и делать это можно было порой только тем самым «хозспособом». То есть «золотыми руками» и «смекалкой» из подручного материала.

А в Южно-Сахалинске продавали и шланги, и насосы попроще, и лакокрасочную продукцию, и сантехнику, и канцелярию, и расходники для оргтехники. И многое другое.

Еще по теме статьи можно почитать:  Обзор последних новостей Сахалина и Курил

Даже отечественные автомобили. УАЗы разных модификаций от 57 до 175 тысяч рублей… т.е. от 3500 до почти 11 000 долларов…

Вот интересно, неужели покупали? Ведь за 3500 можно было и японку взять. Например Делику 1987 года выпуска…

Зима близко

Мерз весь Дальний Восток.

Показывали-то до этого только Приморье по телевизору, как оно страдает. А ведь от холодов и веерных отключений страдал весь Дальний Восток.

Осенью 1998 года на Шикотане сгорает местная электростанция. Крабозаводское накануне зимы остается без света и тепла. Привезенные и запущенные генераторы (в т.ч. два от Японии – стыдливо на фоне борьбы за спорные территории называемой «южные соседи») дают 270 киловатт при потребности почти в десять раз больше (2445 киловатт).

По всему острову Сахалин свет подается всего на несколько часов в день. На фоне Камчатки (благодаря депутатам которой кризис полуострова стал заметен даже в мире, и все бросились ее спасать) – ситуация была немногим лучше.

Не на все ТЭЦ и котельные завезен уголь, а долги по зарплате работникам коммунального хозяйства очень велики (кое-где работники не получали зарплату свыше года!). В ноябре в Долинском районе местный госсанэпиднадзор из-за низкой температуры в помещениях закрывает школы и дошкольные учреждения, а педагоги угрожают бессрочной забастовкой (последний раз им платили деньги в начале года). В Чехове школу и детсад по той же причине закрывает сама администрация. По прогнозу в эти дни на острове от нуля до минус пяти, а на юге острова от нуля до плюс пяти градусов Цельсия…

Итоги в области, 1998 год…

Население все меньше покидает острова. Растет рождаемость.

Создан Сахалинский государственный университет.

Введен в эксплуатацию международный сектор аэропорта.

Открыт «Славянский базар», «Ковбой».

Построена Ногликская газотурбинная станция.

Пожар уничтожил поселок Горки, без крова остались 700 человек.

Начат легальный промысел в районе Южных Курил японскими рыбаками.

Возобновлена работа на «Долинской», «Углегорской», «Ударновской», «Южно-Сахалинской» шахтах, открыты (порой как замена ликвидируемых и фактически закрытых и затопленных шахт) разрезы «Бошняковский», «Макаровский», «Невельский», «Мангидайский».

Снижены тарифы на электроэнергию для промышленности.

Поставлена «на точку» платформа «Моликпак» (она же ПА-А, первая нефть проекта «Сахалин-2» будет добыта и отгружена с нее в 1999 году). Разработан (но не принят) пакет документов по СРП, крайне важный для области и страны (основной закон был принят еще в 1995 году, но чтобы он заработал, нужны поправки в связанные с ним законы и Таможенный кодекс – отсутствие которых порождало значительную неопределенность в правовом поле и прямо влияло на продолжение деятельности проектов).

Послесловие

Пусть говорят, что было тяжело переселенцам в конце сороковых.

В девяносто восьмом тоже было тяжело.

Не нужно сравнивать!

Просто почитайте, подумайте.

А быть может и про наше время однажды напишут, что и в наши годы было тяжело… хоть мы этого и не осознаем.

© «Область на островах»