И снова о войне 1905 года… (эфир на радио КП-Сахалин, 10 ноября 2021 г., гость Виктор Иванович Янков)

Предисловие

Поговорим о том¸ чему незаслуженно уделяется мало внимания. Например, в учебнике истории Сахалинской области этому посвящено всего полторы странички.

И вроде есть и литература краеведческая и историческая, и книгу Каторга читали, и памятные знаки есть, и географические названия… но будем честны – знание этих событий у нас такое же краткое, и порой отношение тоже основано на поверхностных ощущениях и некоторых заблуждениях.

Речь идет о русско-японской войне 1904-1905 гг

Не стоит утомлять детальными описаниями боевых действий и фактами. Скажем одно. В ту войну все крупномасштабные боевые действия НА территории России велись только на острове Сахалин.

И второе – уже шли переговоры в США, а боевые действия продолжались.

Японцам было очень важно занять остров…

Раз уж мы упомянули книгу «Каторга»...

Книга замечательная, красивая, легко читается …но обидно, что мы ту войну по ней знаем порой (несмотря на обилие литературы исторической, краеведческой). Насколько боевые действия и фигуры русских офицеров, описанные в этой книге, соответствуют реалиям. Десять процентов выдумки, двадцать, пятьдесят на пятьдесят… все вымысел от начала до конца.

Художественного вымысла нет, видно, что автор хорошо посидел в архивах. И нам нужно понимать, что все же Пикуль – это жанр «исторический роман», и судить его строго не стоит. Хронологию событий, места – он описал их довольно-таки хорошо. Они все совпадают. А то, что где-то он свои образы, свою фантазию… как говорится, на эту елочку развесил свои игрушечки, это уже вымысел, конечно. Мы имеем дело не с историческим документом, а все же с литературным произведением.

Надо отметить, Пикуля я первый раз прочитал еще в детстве. «Крейсера», «Честь имею»…

Был такой промежуток времени у нас в стране, когда за книгами стояли очереди. И книги Пикуля – на них подписывались. И было издание, периодическое, «Роман-Газета».

Если подвести итог вашего вопроса – великолепно все написано, читается запоем. И если где-то в средней полосе России будут читать этот роман, они будут знать, что происходило здесь, на Сахалине. А детали – на то он и автор, чтоб все же в деталях был вымысел…

А вот шпионство японцев – вроде торговцы, и тут же военные. Это было?..

Да, было.

Надо сказать, что Арцишевский уже с точностью до места (Мерея – место высадки) знал. Работники консульства Японии регулярно туда ездили и что-то обмеряли там, смотрели что-то.

Еще факты. Ляпунов, губернатор, поставил работать работника в типографии. К нему приходили учиться купцы-японцы. Потом он с удивлением увидел этих купцов в военной форме. Такие факты есть.

Север Сахалина – сдали как будто без боя?

Если рассматривать доктрину военную – как оно должно было бы быть – то Ляпунов в свое время сказал следующее. Его спрашивали, что вы будете делать, когда придут японцы. Дословно, его слова: я дойду до Онор и там сдался. То же и сделал в принципе.

Вот представьте, есть пост Александровский, есть две дороги в Тымовскую долину. Через Камышовый перевал и через Пиленгский перевал.

Формируются сахалинские батальоны. Они на кораблях речного флота идут в Николаевск-на-Амуре, и далее перебрасываются на Сахалин. Перебросили их на Сахалин, половину батальона, половину амуниции.

Еще по теме статьи можно почитать:  История Сахалина и Курил. Микрорайоны города Макарова

Пришли японцы, перегородили пролив. Полковник Болдырев остался без поддержки. Ему пришлось взорвать склады в Арково, выдвинуться на Камышовый перевал, а основные силы передвигаются через Пиленгский перевал (знаменитая наша тропа, Каторжанка).

Они отступают, тылы прикрыты.

Приходит донесение, что полковник Болдырев снялся с позиции, находится уже в Тымовской долине. Открыв все тылы.

Когда Ляпунов спустился в долину, то застал там передовые японские отряды…

На всем этом фоне были и героические поступки.

Не буду рассказывать про панику на Сергиевском станке, как сдавались в плен. Вплоть до самострелов. Это было. Натуральная паника. Какие-то прожектора там видели…

На фоне этого был заградительный отряд. Который действительно совершил подвиг. И который был расстрелян потом практически полностью. Увидели его японцы, установили пулеметы прямо на дороге. Называется Палевская просека – это место.

Найденные и ненайденные защитники острова

Щекотливый вопрос… данная война шла всего два месяца. Полторы тысячи погибло (по самым скромным подсчетам). Защитников острова, мирных жителей.

Возвращаясь к поисковым отрядам, можно сказать про Александра Сергеевича Челнокова. Это первый человек, который собрал отряд, работавший по подъему и захоронению останков. Останков отряда Гротто-Слепиковского, четвертая добровольческая дружина. Район озера Тунайча, река Сережка. В простонародье – Крест или Гнилой Угол.

Результат их работы – 78 человек вместе с фрагментальными останками. 36 человек еще нужно искать.

Их имена неизвестны.

Те отряды, которые вышли (отряд Быкова) и сдались в плен (отряд Полуботко) – мы имеем полный список. А те, которые погибли – списков вообще нет. Или мы до них, увы, не добрались…

Кого еще нужно искать… Прислуга тюремного госпиталя. Они попросили переправить их на материк. Не доведя до поста Корсакова несколько верст и расстреляли двумя партиями.

Какие причины такой жестокости?

Об этом сложно говорить. О дружинниках можно сказать – японцы сразу сказали, что не будут их считать комбатантами, покуда они не имеют воинской формы. Собственно, так и произошло с отрядом Гротто-Слепиковского. Горецкий, последний унтер-офицер, который находился с ними и выкинул флаг, чтобы спасти отряд. Его вместе с женщинами отправили, отделили от отряда, а судьбу всего отряда мы все знаем…

Та же судьба, возможно, постигла и отряд Даирского, хотя здесь возможно то же вариантов очень много.

Необъяснима эта жестокость.

Были версии, что японцы боялись ночевать вместе с отрядом, боялись, что среди ночи их уничтожат. Но ночевка все же была.

Может, из-за мирного договора.

Можно только предполагать.

Возвращаясь к отряду Даирского нужно сказать, что место гибели нужно еще искать.

Виктор Яковлевич Горобец, великолепный наш краевед, благодаря которому стоят кресты поминальные, где какие события проходили – установил крест. На севере, в той местности, да, но мы не знаем в каком точно месте.

То есть все это предположение, но не точное место гибели?

Да. Точное место будет найдено тогда, когда мы найдем там останки, подтвердим, что это останки русских воинов. Вот тогда можно будет сказать о точке, что вот здесь и захоронен отряд. Как на Тунайче.

А японцы охотно идут на контакт в этом вопросе? У них же явно есть карты, рапорты, документы… Что-то возможно приоткрыть или это все же черная дыра?

Еще по теме статьи можно почитать:  Фото города Корсаков, Сахалинская область

Те попытки, которые мы делали, ни к каким результатам не привели.

Мы сейчас пользуемся единственным источником – это книга «Доблестный Карафуто». Она хорошо помогает, мы видим интерпретацию той стороны, как они себе эти события представляют. Сопоставляем все и делаем какие-то выводы.

Честно говоря, мы хороших сильных попыток и не делали.

Вернемся к ненайденным защитникам. С большой долей вероятности, мы можем узнать, кто были эти люди? Например, безвестные жители села Владимировка, которые помогали Арцишевскому оборонять село – кто они были? Или это тоже черная дыра.

Скорее всего, в списках погибших или архивных документах мы это не найдем.

Есть погибшие по корсаковскому резервному батальону – это у нас есть.

По мирным жителям есть метрические описания, сделанные священнослужителем, но они не отражают суть (трудно сопоставить – кто защищал, кто уехал и т.п. – прим. “Область на островах”). Потому что например другой священнослужитель Александр Троицкий пишет –   а сколько таких людей безвестно пропало или лежат сейчас в тайге. Только во Владимировке несколько сотен человек недосчитались. Сколько людей пыталось уехать. Мы же их судьбу не знаем. Мы не знаем точную цифру де-кастринских прибывших туда.

Давайте договорим о ненайденных захоронениях

Хотелось бы рассказать один случай. В селении Владимировке.

У нас есть показания священнослужителя Александра Троицкого и показания Колычевой Варвары Яковлевны (ссыльная крестьянка с поста Корсаковского) – описывающие события в селе Владимировка. Они пишут о том, что когда ушел Арцишевский (начальник обороны юга Сахалина), перед уходом он отдал распоряжение открыть все склады и отдать все мирным жителям. Об этом узнали и жители близлежащих селений. Пришли люди, с подводами, на лошадях. В это время вошли японцы, решили, что склады грабят и всех арестовали. Закрыли во дворе одного из крестьян, фамилия Касатов, некоторое время продержали их там, и потом решили отпустить. Заместитель главы администрации сказал: вы знаете, мы некоторых этих личностей боялись больше вас, японцев, а вы их просто так отпускаете.

После этого японцы выстроили всех в одну линию, рассчитали на первый-второй. Одну группу отпустили, а другую отвели в район нынешней долины Туристов (река Еланка), там расстреляли.

Потом уже священнослужитель Троицкий пишет, что местные жители тайно ходили туда, смотреть на то место, и увидели захоронение. Из него торчали ноги, и они по сапогам могли определить своих родственников. Также он пишет о старушке, которая при панихидах всегда падала в обморок, потому что потеряла там своих сыновей…

О ненайденности захоронений – здесь больной вопрос. Можно было бы найти это в метрических книгах (если б они были – прим.). Но мы не знаем, перезахоронили их или нет, вот в чем вопрос. Также мы не знаем, какая судьба у убиенных владимировского госпиталя. Скорее всего не перезахоронили, потому что священнослужители выехали оттуда, а оккупированная территория – имела запреты на передвижение.

Алексей Троицкий пишет, пришел отряд с леса. У одного были окровавленные руки. Его спросили мужики, которые владели японским: что случилось. Я только что воевал, сказали в ответ. Убил дружинника связанного. То есть ходили по окрестностям отряды карательные и наводили, как они считали, порядок.

Еще по теме статьи можно почитать:  Станислав Н. Урсын-Прушынски. Бои на острове Сахалин во время русско-японской войны

На севере такой же случай был, один в один повторяется. Госпожа Дикс, волею случая оказавшаяся на Сахалине (путешественница, разводчица лаек), тоже описывает события (про гибель) ста тридцать человек… Когда русские ушли, и зашли японцы – то японцам донесли, что в кандальной распущенной тюрьме (а тюрьмы все распустили – по книге Дмитрия Сулимы тюрьмы именно открыли, а не сами заключенные) под полом спрятано оружие. Японцы действительно нашли там «Берданы». Собрали тюремную администрацию и потребовали вернуть заключенных в тюрьмы. Естественно, все разбежались… Японцы сказали, если вы (т.е. тюремная администрация) не представите нам через 24 часа эти сто тридцать человек, то вы лишитесь голов своих.

Через 24 часа были представлены сто тридцать человек…

Есть свидетельства, что там были и вольные, и случайные люди (в т.ч. ополченцы, поселенцы, богадельщики)…

Нам пытаются период 1905 года преподнести на фоне жутких фотографий каторжников. Да, это был грубый век и грубые нравы, поголовная безграмотность (к сожалению), но это были такие же люди, как мы. Благодаря Чехову и Пикулю нам представляют, что Сахалин – это жуткие каторжане. А ведь нет!..

Тут надо смотреть глубже.

Люди тут жили и ДО каторги.

Некоторые жили во втором поколении и в третьем. Они строили свои дома, возделывали землю собирали урожай. Умирали тут, в конце концов. Эти люди – коренные жители. Для них это была родина.

Сейчас в Корсакове открывается выставка, посвященная православным храмам Сахалина конца 19-го и начала 20-го века. Смотришь на эти фотографии и видишь там такие творения деревянного зодчества! Почти в каждом селении стоял храм. Храмы очень красивые. И строили их простые люди, местные (по проектам, конечно).

Были и школы.

Почитайте сахалинские календари – там видно, сколько было школ, приютов, богаделен… и вот это идет вразрез (с тем, что нам преподносят – прим. “Область на островах”). Была жизнь каторжная, да – но была и Родина. И вот к слову про слово волонтер. Для меня это вроде как бы было новое слово. Ну, думаю, зачем, есть же хорошее слово «доброволец». А оказывается, это обычное слово. Встречаем вот его  в документах, местный житель, пошел в отряд Арцишевского, воевал волонтером.

Суммируя, скажем так: здесь была жизнь, обычная, особенно на юге острова. Были люди, которые искренне защищали Сахалин в 1905 году, не будучи военными и не относясь к нему, как к «месту невыносимых страданий». Не было такого, как нам преподносят порой, что были, вот мол, дружинники, при первом выстреле они разбегались…

Ну может и были такие моменты (но это война – на любой войне и такое бывает), но дружинники защищали остров.

PS

По каждому эпизоду той войны можно фильм снимать. Например про отряд Мордвинова. Он один остался… и он пишет: если и были в отряде недочеты, так эти недочеты смыты были кровью и гибелью всего отряда.