Сахалин, Корсаков: история освоения (Муравьевский пост, Корсаковский пост) и самое старое поселение на острове

В гостях у радио “КП-Сахалин” Татьяна Юрьевна Пинкина – методист по музейно-образовательной деятельности Корсаковского историко-краеведческого музея.

Сегодня мы говорим об освоении острова Сахалин.

 В прошлой программе был замечательный рассказ о том, как Николай Бошняк в возрасте двадцати одного года, взяв сухари на тридцать пять дней, получил компас и благословение и отправился описывать остров Сахалин.

Сегодня мы поговорим об истории города Корсакова – про Муравьевский пост. Это было очень и очень много лет назад…

Т.Ю.:

Действительно, Муравьевский пост считается началом города Корсакова. Историки считают, что Корсаков это самое старое поселение на острове Сахалине, старше Южно-Сахалинска  и Владивостока.

История началась 168 лет назад. В сентябре 2021 года Корсаков праздновал свой день рождения.

Много это или мало?

О.:

Думаю, вполне достаточно в рамках истории Дальнего Востока. Все ж таки в рамках большой большой страны освоение Дальнего Востока идет не так много времени.

И про Владивосток добавлю – я несколько лет там прожил, и я помню этот пафос. Мы же культурная столица, а у вас?

А у нас Корсаков, год основания 1853, а вы?

А у них же 1860 год считается основанием…

Т.Ю.:

Было чем похвастать

О.:

Не столько похвастать… Они просто сразу задумывались, что Сахалин это не просто каторга какая-то, а остров с историей. Причем, героической историей освоения… вот я уже упомянул Бошняка, двадцать один год, вчерашний выпускник. Сухари, компас, благословение… нивх Позвейн… и поехали  описывать остров. В Муравьевском посту примерно также было?

Т.Ю.:

Я вообще считаю, что ВСЕ мореплаватели и первооткрыватели острова Сахалин настоящие герои, невыдуманные. Те люди, которыми нам стоит гордиться сегодня. И поэтому в музеях на наших экскурсиях мы всегда оказываем об этом…

Пост Муравьевский основал известный человек, известный мореплаватель, Геннадий Иванович Невельской. У него был приказ от губернатора Восточной Сибири Муравьева Николая Николаевича основать два или три поста на юге Сахалина.

Это было стратегически важно, потому что Сахалин на тот момент не имел государственности. Не принадлежал никакой страны мира. Проживали только коренные жители, на севере нивхи, на юге айны… ороки либо орочи, эвенки…

Еще в 1805 году об этом говорил Крузенштерн, во время своей кругосветной экспедиции. Он писал, что необходимо «застолбить» Сахалин, потому что и много леса, рыбы…

О.:

Крузенштерн столкнулся тут с двумя японскими офицерами, которые пост и не основывали, они просто приезжали <сюда>.

Т.Ю.:

А коренные жители – это айны, пришедшие сюда с японских островов. Для них юг Сахалина это был дом родной.

И море кормило, и лес…

О.:

И в 1853 году экспедиция Невельского основывает Муравьевский пост.

Т.Ю.:

Да.

И посмотрите, Крузенштерн был в 1805 году, пост в 1853 году, первое соглашение в 1855 году. Пятьдесят лет!

А вопрос уже стоял остро.

И это был вопрос с 1808 года.

О.:

Более того, в 1855 году после заключения трактата о торговле и границах (т.н. Симодский договор – прим. «Область на островах»), остров все еще продолжал оставаться неразделенным.

Т.Ю.:

1853 год…

Корсаковцы знают это место, пересечение двух улиц, Окружная и Вокзальная, именно туда подошел военный корабль «Николай» (назван в честь императора Российской Империи).

О.:

Вот кто въезжает в Корсаков – это вторая заправка Роснефти перед перекрестком. Первую не видно, она недалеко от стелы, вверх по улице Южно-Сахалинская.

Тем, кто плохо знает город… Въехали вы в город (со стороны Южно-Сахалинска_, повернули направо к морю, это улица Южно-Сахалинская, мы к ней еще вернемся, потом налево вдоль моря, начинается улица Окружная, увидели слева заправку, а справа та самая бухта…

Т.Ю.:

…куда вошел Геннадий Иванович Невельской.

И вот был высажен десант, Невельской, Буссе, матросы, поставили Андреевский флаг, спели «Боже, царя храни!..», троекратное ура, и было провозглашено, что Сахалин – это российская земля.

О.:

Правильно же Б´уссе (с ударением на первый слог)?

Т.Ю.:

Правильно да. Историки так говорят, это же немецкая фамилия.

О.:

Николай Васильевич Буссе был майор, и был первый начальник поста.

Т.Ю.:

Получается, он был начальником всего Сахалина!.. если мы говорим о том, что это был первый пост.

Далее, Геннадий Иванович Невельской с Буссе сделал рекогносцировку, решили построить пост «на сопочке», с которой был хороший вид на бухту. На селение Кусюн-Котан, где жили и айны и японцы.

Невельской ушел дальше, а Буссе Николай Васильевич и еще один офицер, Рудановский Николай Васильевич, с матросами и несколько казаков, остались в посту. Всего семьдесят человек.

О.:

Чем они занимались?

Т.Ю.:

Николай Васильевич Рудановский занимался исследовательской деятельностью. 140 дней из 250-ти он находился в разъездах.

Он внес большой вклад в исследование юга Сахалина. Например, он составил карту юга острова, которой пользовались потом еще пятьдесят лет (!).

Исследовал айнские селения, сделал перепись.

Исследовал реку Сусуя…

Еще пост строили. Пост же долго строился. Не в одночасье.

В музее есть рисунок этого поста, он большой был, добротный.

Просуществовал, увы, всего восемь месяцев.

О.:

Я сейчас посчитаю быстренько…

Еще по теме статьи можно почитать:  И снова о войне 1905 года... (эфир на радио КП-Сахалин, 10 ноября 2021 г., гость Виктор Иванович Янков)

Из восьми месяцев почти пять Николай Васильевич Рудановский исследовал остров. На месте-то и не сидел.

Т.Ю.:

Пять месяцев в экспедициях, три месяца приводил в порядок и систематизировал свои записи…

О.:

Отмечу такой факт, что Н.В. Рудановский это первый европеец, который исследовал долину реки Сусуя, и будущее место, где появился Южно-Сахалинск.

Продолжим… печальную историю, как снимали пост.

Т.Ю.:

Ну, с одной стороны это было необходимо. Началась Крымская война, против России выступили Франция и Великобритания; и это было опасно – находиться в заливе Анива такому небольшому количеству человек.

Наши моряки боялись, что не смогут противостоять англо-французской эскадре, которая находилась тогда в Тихом Океане.

О.:

Да, война хоть и называется Крымской – но велась и у берегов Камчатки тоже!

Были все основания считать, что пост может подвергнуться нападению.

А мы пока сделаем переменку…

Часть II

О.:

Может, <вернемся чуть назад, от снятия поста> еще немного поговорим о том, как Рудановский путешествовал?…

Т.Ю.:

Если говорить об исследовании Рудановского… когда я первый раз познакомилась с его деятельностью, экспедицией …меня поразило в каких условиях это происходило!

Зимнее время… Передвигался Рудановский на специальных упряжках. Их вели айны (они были мастера!). На собаках.

Эти нарты не имели амортизации, это была жесткая повозка. И если нарты переворачивались, вылетало все.

И люди ничего не боялись.

Поражаюсь, как они выдерживали эти условия. И ведь климат тоже был другой. Не такой, как сегодня.

О.:

Добавлю… например, второе путешествие Рудановского начиналось 29 октября (неважно, старый стиль или новый) – у нас на юге уже прохлада, осень, а Николай Васильевич идет на шлюпке на то побережье, ночует в стойбищах айнов (которые для европейского человека не приспособлены). И при этом Рудановский делает большую научную работу. Он был достаточно образован, мог описать и нанести на карту побережье, занимался этнографией немножко. И все это надо было систематизировать, донести до Невельского…

А в третью поездку он описывает сам пост вокруг.

Западное побережье он описывал? Описывал. Бухты… которые пригодны для стоянки морских судов. Мы сейчас этим пользуемся, это Холмск, например.

Одновременно он вел метеорологические наблюдения.

И я преклоняюсь иногда не столько перед трудностями, т.к. человек привыкает ко всему. Тем более с проводниками айнами, нивхами …они его всему научат…

Но ведь одновременно была научная работа.

Все исследователи и этой экспедиции, и последующих – это были люди, достаточно образованные для того, чтобы вести настоящую «первичную» научную деятельность.

И вот мы все же подошли к трагичному моменту…

Даже к двум.

Это взаимоотношения Рудановского и Буссе, и история того, как сняли пост.

Мы уже говорили, что была война, и вот Николай Васильевич Буссе…

Т.Ю.:

Сначала все же об отношениях.

О них мы узнаём из дневника Николая Васильевича Буссе, который был опубликован после его смерти.

Из него мы и узнаем об этих отношениях с его подчиненным, Рудановским Николаем Васильевичем.

Несмотря на то, что в посту было два офицера, Буссе требовал твердой субординации.

Это усложняло работу Рудановского, и в какой-то мере хорошо, что он занимался научной деятельностью.

По снятию поста… некоторые ученые говорят, что сняли 30 мая 1854 года, некоторые источники указывают 31 мая 1854 года… пост простоял всего восемь месяцев. Снялся он – в связи с Крымской войной. У Николая Буссе были твердые инструкции от Невельского, пост не покидать ни при каких обстоятельствах, война не война, пост не покидать!..

Мы знаем, что англо-французская эскадра не смогла разбить гарнизон на Камчатке, но наши моряки опасались, что если эта эскадра подойдет <к Сахалину>, то пост не сможет ей противостоять, потерпит поражение. И это было бы невыгодно – потерпеть поражение в глазах айнов, японцев…

Но от Путятина пришло письмо – что он может действовать на свое усмотрение. Хотя Путятин подчеркнул, что не знает «ваших инструкций».

Знаете, когда пост был построен, японская сторона заволновалась о том, что Россия «столбит» Сахалин.

О.:

Они тоже надежды возлагали на этот остров, еще какие. Даже японское население было, небольшое, но было. Были айнские поселения, и японцев немножко жило…

Т.Ю.:

В 1855 году после Симодского договора японцы сами говорили, что они не причисляют Сахалин к своим землям.

Вообще, договор должен был случиться в 1854 году, но война <отложила это событие>… подошли корабли, и вот пост решили снять.

О.:

Причем, Николай Васильевич Буссе, когда советовался с морскими офицерами, он НЕ позвал Николая Васильевича Рудановского и НЕ доложил офицерам судов, что есть четкое указание пост не снимать ни при каких обстоятельствах. Соответственно, Рудановский не мог этому воспротивиться, или хотя бы высказать свое мнение, а офицеры не могли это сделать, потому что не знали.

И для них это выглядело, что пост есть, и пускай семьдесят человек, но это русские люди, это гарнизон, он мог подвергнуться нападению…

…все-таки история на мой взгляд печальная.

Пусть слушатели оценивают ее сами, и действия обеих сторон; а я с вашего позволения немножко зачитаю публикацию Рудановского касательно воспоминаний Буссе.

Еще по теме статьи можно почитать:  Макаров, Сахалин... Культура. Из прошлого в будущее

«Я охотно предоставляю оценку деятельности, как моей, так и Буссе, на Амуре и Сахалине, сделать другим. Ограничусь только тем, к чему меня обязывает мой долг – защитить себя от нареканий. Дневник Буссе может легко внушить ошибочное мнение, даже относительно личности самого автора. Он выставляет себя почему-то за силу, все одушевлявшую и направлявшую в нашем деле занятия острова Сахалин. А в действительности же было не то, и мы даже затруднились бы назвать хотя бы один случай, где деятельность Буссе успела бы обнаружить плодотворную деятельность и тем дала бы повод благодарным о нем воспоминаниям».

Я чуть чуть неточно процитировал, приношу извинения, эта публикация общедоступна, вошла в исторический оборот; все же отношения Рудановского и Буссе были, скажем так, далеки от идеальных. Они, конечно, были основаны на субординации – но Рудановский все же потом свое мнение высказал.

Опять же он пишет, что бухта Тообучи впоследствии была названа гаванью Буссе (это то самое озеро Буссе сейчас), ей и оставили ей это название, хотя господин Буссе и не имел никакого права на таковое к нему внимание.

Часть III

Т.Ю.:

Мы подходим к завершению рассказа о Муравьевском посте. В 1854 году пост был снят, и это как вы говорите трагичная история – потому что следующий пост был основан только через пятнадцать лет!

…есть такая мечта – реставрировать Муравьевский пост.

О.:

Почему нет?

Нужны финансы.

Надо.

Давайте отвлечемся, скажу мысль банальную, детскую… но когда изучаешь историю освоения нашего острова – про это надо снимать сериалы.

Не про Соньку Золотую Ручку, не эту, простите меня, пошлость – а про героизм.

Вот, например, русско-японская война. У каждой <дружины партизанской> своя трагедия, своя история… целая серия – будет очень интересно и познавательно.

Тот же самый Муравьевский пост – что делал Буссе, история, трагедия…

И  потом, действительно, пятнадцать лет на юге острова ничего не было!

Т.Ю.:

К слову, было же три поста, которые назывались «Муравьевский».

О.:

Я знаю только второй. Год не помню, по-моему …1867 год.

Т.Ю.:

Да, верно.

Но это был уже третий пост.

Второй – на месте, где перешеек Поясок. На запад.

Перешеек Поясок – самое узкое место. 1857 год – он назвал его Муравьевский, а потом его стали называть Куссунайским, это нынешнее село Ильинское (вблизи).

О.:

А Муравьевский пост, который в 1867 году основали, вблизи Буссе, это был уже третий…

Т.Ю.:

И все три названы в честь губернатора Восточной Сибири Муравьева Николая Николаевича

О.:

Который очень сильно  настаивал на том, что остров Сахалин и низовья Амура должны быть исследованы и «присвоены» России.

Поговорим о дальнейшей истории города Корсакова, об основании уже Корсаковского поста. Это был какой год?..

Т.Ю.:

Это был 1869 год, через пятнадцать лет после снятия Муравьевского поста?

Почему долго так не могли на юге поставить пост… потому что несмотря на то, что в 1855 году был заключен договор между Россией и Японией, по которому Сахалин был не разделен, и обе стороны могли им пользоваться, все таки негласная граница существовала, и существовала она как раз по перешейку Пояску.

Японцы не пропускали наших русских на юг Сахалина, а наши, соответственно, не пропускали на север. Было два поста – на перешейке – Куссунайский и Мануйский посты; и даже случались стычки…

Поэтому очень долго не могли поставить пост.

Япония хотела разделить Сахалин, и всячески предлагала России и поделить, и выкупить, но российское правительство не соглашалось.

Потому что Россия бы лишилась пролива Лаперуза (самый близкий и единственный выход в океан), и плюс Япония была слабой страной, и могли появиться другие страны…

О.:

Англия, Франция, Голландия… с большим опытом мореплавания, хорошие исследователи.

Испанцы могли, Америка…

Т.Ю.:

А мы еще доказали, что Амур – судоходный; и мы бы потеряли вход в Амур (если б Сахалин оказался не российским).

Японская сторона не совсем была рада, что русские начинают осваивать остров Сахалин.

В Санкт-Петербурге две стороны подписали потом временные правила о положении острова Сахалин. Русские могли селиться там, где нет японских построек; японцы могли селиться там, где нет русских построек.

Вот так в 1867 году в устье реки Шишкевича вблизи озера Буссе был основан Муравьевский пост, а в 1869 году Корсаковский.

Майор Депрерадович увидел, что в том месте, где был русский пост, где не было построек японских – можно основать другой пост, который облегчает связь между существующими постами (Муравьевский пост держал связь с Мануйским и Куссунайским – что было крайне неудобно).

О.:

Это было все то же селение Кусун-Котан?

Т.Ю.:

Рядышком.

О.:

Это все то же пересечение Вокзальной и Окружной?

Т.Ю.:

Нет, это нынешняя улица Южно-Сахалинская. Чуть ближе… через сопочку. Гости города, это первая улица, по которой вы въезжаете в Корсаков (со стороны Южно-Сахалинска).

О.:

Кстати, это старейшая улица поста Корсаковского, можно найти фото в интернете, например, и посмотреть, как она выглядела раньше.

Еще по теме статьи можно почитать:  И.А. Самарин. Памятники воинской славы Сахалинской области

Т.Ю.:

А вначале этот пост назывался айнским словом Акутувари, потом более упрощенно, и только потом посту дали название Корсаковским. В честь Корсакова Михаила Семеновича, с ударением на второй слог.

Почему-то много жителей считают, что тут какая-то ошибка, город назван в честь К´орсакова.

О.:

На материке вообще очень часто путают ударение. Потому что это второе общепринятое прочтение слова… известное всем…

Т.Ю.:

Многие экскурсанты говорят, что город назван в честь Римского-Корсакова, известного композитора.

О.:

Несмотря на то, что в городе стоит бюст Михаилу Семеновичу, в сквере Комсомольский или Вакканай.

Т.Ю.:

Это площадь Комсомольская. На площади просто разбили сквер Вакканай.

Площадь, которая когда-то называлась Горелой площадью. Потому что в 1945 году там пожар случился. Там стояли японские дома, случился пожар… сгорел весь район, там было просто пепелище, много лет, пока не облагородили площадь и не посадили березки. Вот этим березкам более пятидесяти лет; они очень быстро росли, потому что земля была удобрена…

А еще один миф хочу развеять – некоторые жители считают, что город назван в честь старшего брата композитора Римского-Корсакова. Который Воин Андреевич.

О.:

А вот он имеет отношение к Сахалину. Его шхуна «Восток» к Дуэ подошла…

Т.Ю.:

Да. Исследовала западные берега…

В общем, мы развенчиваем этот миф в очередной раз.

Часть IV

Т.Ю.:

Итак, пост основан.

Я бы не сказала, что практически на том же месте. Рядышком, но другое!

Пост основан в 1869 году и в этом же году учреждена каторга на Сахалине, и в Корсаковском посту находились тюрьмы тоже…

Если вы будете выезжать из Корсакова по улице Южно-Сахалинская, и увидите перед собой заправку (чуть выше поворота на трассу Южно-Сахалинск – Корсаков –прим. «Область на островах»), то это то место, где были тюрьмы.

Первые десять лет каторжные шли пешком, и только потом судами Доброфлота через Одессу… приходили они в пост Корсаковский; и начиналось расселение каторжное.

И когда описывают пост Корсаковский, Антон Павлович Чехов, другие очевидцы – то говорят, что очень было мрачно в посту Корсаковском, слышен был лязг кандалов…

И есть такое фото, когда каторжные везут бревна. Одна из самых тяжелых работ это бревнотаски…

В посту находилась и церковь.

О.:

И школа.

Я как-то нашел удивительный факт, что в посту Корсаковском школа появилась на год раньше, чем тюрьмы.

Первая школа на острове появилась в 1875 году в посту Корсаковском (на год раньше, чем здесь появилась первая тюрьма). Ее учащимися были дети солдат и ссыльных, а учителями – офицеры местного гарнизона и священник Симеон Казанский. – учебник «История Сахалина и Курильских островов с древнейших времен до начала XXI столетия», стр. 365

Не устаю повторять – да, мы относимся к тому времени, мол, грубый век, грубые нравы… поголовная безграмотность. Но при всем при том, больницы в Дуэ появилась раньше, чем каторжные работы начались, школа в Корсаковском посту раньше, чем тюрьма… а уж какая архитектура была! И если она и уступала европейской части России, то ненамного. Потому что строили те же люди, оттуда. Не было тут особой своей архитектуры.

У меня вопрос – памятный знак на сопке на пересечении улиц Вокзальная и Окружная – это просто место? Именно сопка?

Т.Ю.:

Это приблизительное место. Но может там и был Невельской. Просто того самого места сейчас нет. Это место находится там, где сейчас часть улицы Вокзальной. Сопку срезали просто…

Когда хотели делать реставрацию поста – приехали археологи, делали экспертизу, раскопку. И не нашли ни одного предмета 1853 года, и ни одного с 1869 года. И сделали вывод, что НЕ это место. Чуть-чуть дальше.

Весь этот мыс он уходил в море. Его просто разрушили…

Вернемся к Корсаковскому посту, уже в 1875 год. Случился еще один договор, Сахалин наш, Курилы все японские, и можно сказать, что жизнь поста как бы «утихла». Военный батальон был отозван…

Но жизнь все же продолжалась.

О.:

У нас уже не так много времени остается, и я бы хотел поговорить чуть-чуть про Корсаковский историко-краеведческий музей.

Расскажите, какие экскурсии у вас, как попасть?

Почему бы вот не побывать в Корсакове? – городе с историей, которую можно рассказывать, рассказывать и рассказывать…

Т.Ю.:

Когда к нам обращаются – мы предлагаем несколько экскурсий.

Одна – по самому музею, мы рассказываем об истории города.

Еще одна – автобусная по городу, посещаем достопримечательности.

И еще одна – в поселок Пригородное, река Мерея, история места…

Наш телефон 4-45-12, код города Корсаков 4242-35

О.:

Что ж, наша программа подошла к концу.

Огромное вам спасибо!

PS

Понравилась статья? 

Тогда, пожалуйста, переведи на наш Яндекс-кошелек семнадцать рублей (щелкни тут, чтобы перейти к странице оплаты).

Да-да, ты не ошибся. Всего семнадцать рублей. Впрочем, можешь сам выбрать сумму!

Эти деньги пойдут на оплату хостинга, продвижение сайта и наших соцсетей.

Спасибо!

Добавить комментарий