Где на Сахалине повернули не туда (исторический экскурс и мечтания с размышлениями)

Часто в сети мелькает вопрос (особенно, когда нужно сделать «вбросы», подкорректировать общественное мнение и т.п.) – а где мы повернули не туда? Ну, типа, где точка возврата/невозврата, после которой пошли ключевые изменения.

Нет смысла делать серьезное исследование, история ведь не знает сослагательного наклонения.

Но поразмышлять, как оно было бы вполне можно.

***

2003 год, гибель губернатора Игоря Павловича Фархутдинова

Пожалуй, не было бы «дележа» будущих бюджетов. Возможно, Игорь Павлович продержался бы еще пару сроков. То есть пережил бы Невельское землетрясение, восстановил бы город и к 2015 году мог бы более лояльно решить вопрос с центром в части «нефтяных» денег.

Не было бы такой социальной поддержки семьям с детьми и иным категориям? Не факт. Задумывались такие идеи давно, и кто поручится, что на фоне «правильных» трат не было бы еще лучше.

Иван Павлович Малахов остался бы в политике и продолжил бы политику Фархутдинова (с большой долей вероятности сменял бы его на посту; мы вполне могли иметь некий «тандем»).

Теплоход «Игорь Фархутдинов» носил бы другое название…

Словом – август 2003 года и есть та самая некая «точка разворота» (одна из них), которая могла повернуть историю области в другую сторону.

***

2015 год, арест губернатора Александра Вадимовича Хорошавина.

Если бы не арест – не было бы последующих губернаторов. С большой долей вероятности, Хорошавин и сейчас был бы у власти, либо у нее был бы его преемник. Трудно сказать, кто это мог быть.

Продолжалась бы социальная программа.

Произошло бы урезание бюджетов – да, не без этого. По понятным причинам (и объективным и субъективным) это произошло бы в любом случае при  любом ходе истории, разница лишь в том, что параллельно не было бы прожектерских веяний, вливаний в предприятия с неясной перспективой и рассказов о том, что если кто-то не хочет жить хорошо, то он так жить не будет.

Не было бы молока в школах. Возможно.

Еще по теме статьи можно почитать:  Сахалин в апреле 2022 года – жить будем так, как раньше. Стоит ли переехать на Сахалин… (обзор новостей)

И про Экополисы бы никто не говорил.

Но все, что запланировали – было бы сделано. А планировали все же большей частью то, что нам действительно нужно.

И строили бы с деньгами, а не как будто деньги есть.

***

1992 год, концерт МММ (в дальнейшем МММШ / MMMSM, еще далее «СЭИК»)

Если бы лобби иностранных компаний не удалось, если бы приняли решение построить оба ключевых проекта за счет страны и оперировать поставить конкретно «Сахалинморнефтегаз»…

Да. Тут, пожалуй, до 1998-1999 гг. все было бы печально. Проект построили бы и раньше, и даже может подрядчиков позвали бы иностранных (ведь пробурила же «Роснефть» наклонную скважину в России раньше, чем «проекты» – правда, не забываем, что не без помощи подрядчиков), и нефть бы получили…

Но таких инвестиционных вливаний бы не было.

Мы бы просто добывали нефть, плавно пытаясь повысить свое благосостояние.

Надо понимать, что все вложенные в проекты «заграницей» деньги – это такой большой-большой аванс, который отдавать всё-таки надо, пусть и потом, с процентами. И отдали, собственно. Но за счет аванса при безденежье и люди стали жить лучше, и толчок экономике дали и развитию острова – от этого не уйти, и с этим не поспоришь.

Так что если бы все разрабатывали наши – вероятней всего, Нефтеюганска девяностых бы у нас не было.

И газ продавали бы через трубу…

Еще один нюанс – Япония, давшая денег в 1975 году на разведку под условие совместной разработки. Возможно, её то и пришлось бы включить в «концессию», или под каким там соусом бы разрабатывали сейчас эти месторождения. Это могло повлиять на то, что газ продавали бы все же сжиженным (не факт, но…), но в целом Япония просто была бы «в доле» (необязательно лично принимая участие в разработке; опыт сотрудничества периода СССР показывал, что Япония могла просто покупать нефть и газ, и скорее всего по льготным ценам – так ведь проще).

Еще по теме статьи можно почитать:  Развитие угольной отрасли на Сахалине и развитие рыбного хозяйства. 2020 год

PS

Исторически, на Сахалине ни одна концессия (нефть, уголь, лес, рыба) не дала острову денег. Никогда. Исключение – те самые два проекта.