Корейские диаспоры на Сахалине, двадцатый век: переселенцы с Казахстана и Узбекистана и мобилизованные с Южной Кореи

В гостях у радио “Комсомольская правда – Сахалин” – Юлия Ивановна Дин, СОКМ, кандидат исторических наук, заведующий редакционным отделом музея

I часть

Ю.Д.:

Доброе утро!

О.:

Самый первый вопрос …предлагаю развеять некоторый туман и рассказать, откуда у нас, в России, появились корейцы. С самого-самого начала.

Ю.Д.:

Самое-самое начало было не так уж и давно, по историческим меркам. Всего лишь примерно сто пятьдесят лет назад. И конечно же предтечей появления корейцев на территории России было появление общей границы с Кореей, по договору 1860 года с Китаем существенные территории того, что мы называем Дальний Восток (Приморье, Приамурье…) перешло к Российской Империи.

Появилось 14 километров границы с Кореей.

Корея в тот момент была государством, как это принято у нас называть, феодальным (не совсем верное понятие, скорее аграрным), большая часть населения занималась сельским хозяйством, выращивали рис, это были крестьяне, бедные, периодически страдающие очень сильно от неурожаев, потопов и прочих бедствий, приводящих к голоду и смертям.

Когда появилась граница – появилось, куда бежать и куда уходить, они стали массово переселяться на территорию Российской Империи.

Судя по документам, первый такой случай произошел в 1863 году (официально историография зафиксировала 1864 год, но были найдены документы, которые показывают, что это было несколько раньше). Российские власти, чиновники очень позитивно восприняли это, старались помогать корейским переселенцам, выдавать им какие-то ссуды, семена… У чиновников тут был меркантильный интерес: корейцы считались очень хорошими рабочими, хорошо они занимались сельским хозяйством, а русского населения на Дальнем Востоке еще было не так много. Военных кормить надо было.

О.:

То есть первые корейцы в России снабжали солдат продовольствием.

Ю.Д.:

Они выращивали, продавали… и вообще занимались торговлей, с Кореи и Китая привозили скот, например.

И потом, они считались очень лояльными, неконфликтными. В умах чиновников не представляли такой опасности, как китайцы, вот эта легенда, миллионы китайцев перебегут границу, «желтая опасность» и так далее.

О.:

Уже тогда это было?

Ю.Д.:

Да.

А корейцы – считалось, что они не такие. Их можно беспрепятственно, без боязни пускать на территорию России.

В этом плане очень показательна книга приамурского генерал-губернатора Уртенбергера, который до русско-японской войны корейцев любил, привечал, предоставлял льготы, помощь…

Так переселилось очень много корейцев.

До двухсот тысяч.

Если брать статистику как таковую, то на 1937 год (уже после революций, гражданской войны) у нас было на Дальнем Востоке около 170 тысяч корейцев.

О.:

На Сахалине сколько было?

Ю.Д.:

Мало. 1055 человек проживали на Северном Сахалине… судя по записке уполномоченного, хранящегося у нас в ГИАСО…

(уточним, что речь идет именно о советском Сахалине)

Корейцы в силу своих традиционных представлений предпочитали заниматься сельским хозяйством. Это было в их, скажем, характере.

А на Сахалине этим заниматься было затруднительно. В Приморье это было делать легче.

Ну и у нас, на острове, мы его любим, но  понимаем, что для сельского хозяйства Сахалин, тем более северный, место не то, чтобы не подходящее, но требующее существенных вложений.

О.:

Есть такой термин даже: рискованное земледелие.

Ю.Д.:

Сложный, но любимый климат.

Полгода зима.

Снег до мая.

О.:

А на севере и до июня и даже позже…

Ю.Д.:

Поэтому корейцы нанимались батраками. Одно из упоминаний корейцев на Сахалине до потери южной части острова – это как раз у Чехова. Он в книге «Остров Сахалин» упоминает, что на русского купца Демби работает 700 человек китайцев и корейцев, которые занимаются сбором морской капусты.

От нас:

Цитата из книги Чехова: теперь же капустным промыслом владеет русский купец Семенов, сын которого постоянно живет в Мауке; делом заведует шотландец Демби, уже не молодой и, по-видимому, знающий человек. У Семенова работают манзы, корейцы и русские.

И примечание в той же книге:

В Мауке Семенов держит лавку, которая летом торгует очень недурно; цены на съестные припасы высокие, так что поселенцы оставляют здесь половину своего заработка. …Я еще нашел также корреспонденцию в «Кронштадтском Вестнике» 1880 года, № 112: тут идет речь о том, что Маука есть главное местопребывание компании, получившей от русского правительства право в течение 10 лет собирать морские водоросли, и что население его состоит из 3 европейцев, 7 русских солдат и 700 рабочих – корейцев, айно и китайцев.

Морская капуста – это очень популярная еда у народов Северо-Восточной Азии, на Сахалине ее собирали, отправляли на экспорт.

Эти корейцы и китайцы, батраки, это часть большого переселения на Дальний Восток; она занималась в том числе и на промыслах. На нефтяных промыслах, у японцев… угольные шахты.

Даже один кореец «умудрился» попасть на каторгу сахалинскую. Есть об этом свидетельства, он с Дальнего Востока, посадили за то, что не донёс на какого-то преступника, что-то такое… даже сохранилось уголовное дело.

Позже, после русско-японской войны… эта война имела для Дальнего Востока большее влияние (значение), чем для европейской части России. В европейской, это мы знаем, были русская революция, падение престижа царской власти… падение престижа России на международной арене.

На Дальнем Востоке, помимо проигрыша в битвах, что для России было несвойственно, Россия отказалась от активной политики в Азии вообще. В частности, в Китае и Корее.

С Кореей перед русско-японской войной отношения были самые лучшие. И российские современные корееведы, и корейские «русо-веды» – называют период перед русско-японской войной периодом самых тесных российско-японских отношений.

Когда корейский король обращался постоянно письмами к российскому императору, называл его братом, просил помощи в защите от японцев. И даже целый год, сбежав из дворца, переселился в русское посольство и оттуда управлял государством.

Еще по теме статьи можно почитать:  Константин Ерофеевич Гапоненко. Трагедия деревни Мидзухо

Когда Россия ушла из Кореи, после русско-японской войны (это было прописано в Портсмутском договоре), уступила свою сферу влияния (хотя русская делегация настаивала, чтобы Япония не пыталась «присоединить» к себе Корею), после чего Япония заставила Корею подписать кабальный договор…

О.:

Кратко говоря, случилась аннексия.

Ю.Д.:

Аннексия 1910 года.

Это оказало большое влияние на диаспору в России. Оттуда (к нам) побежали люди, те, которые спасались, которых притесняли всяческим образом, которые имели политическую позицию (хотели бороться с японцами за независимость).

Сначала их неохотно принимали. Милитаристские они были… партизаны, в общем. Работать не очень… Но их привечала корейская диаспора, и старалась им помогать. Корейцы, которые давно уже в России проживали, разбогатели (на торговле, на сельском хозяйстве), помогали соотечественникам, сердце болело за родину.

В общем, российская корейская диаспора из-за этого подросла, достигла почти двести тысяч человек.

II часть

О.:

Продолжаем наш разговор, как корейская диаспора появилась на Сахалине…

Ю.Д.:

Немного ситуацию с переселением изменила революция 1917 года. Она просто изменила политическую обстановку.

Стоит сказать, что для роста диаспоры – это очень положительно. Япония считалась в Советском Союзе врагом, в отличие от Российской империи, которая проиграв, заключила договор в 1907 году о дружбе, а позже они в составе Антанты воевали в Первой мировой войне. То есть Япония была союзником. Конечно же, корейское переселение рассматривалось с точки зрения отношений с Японией, которая этого не одобряла.

Но вот революция… приход к власти партии большевиков… изменили политическую определенность, Япония стала врагом, она совершила интервенцию, захватила Владивосток в 1918 году (по 1922 год, а Сахалин вообще был оккупирован до 1925 года). Поэтому корейцы в этом плане как враги Японии представляли «большой интерес». Плюс стоит сказать о том, что может и не полностью все, но по большей части корейская диаспора поддержала революцию в октябре 1917 года.

Большевики пришли к власти на двух лозунгах. Право наций на самоопределение, предполагающее какие-то «права» давать малочисленным национальностям

О.:

Вообще всем национальностям. У нас Финляндия отделилась благодаря этому.

Ю.Д.:

Всем национальностям.

Теперь  у нас не Империя, когда русские это титульная нация, а теперь у нас все народы равны. Корейцам это было очень привлекательно.

Плюс лозунг «Землю крестьянам» предполагал учет интересов крестьянства – а корейцы это крестьяне. И многие из них пошли воевать за партию большевиков.

На Северном Сахалине были люди… в 1925 году, когда прекратилась оккупация Северного Сахалина, по документам корейцев было 3,5 тысячи. Думаю, частично перешли с юга Сахалина. Продолжалась миграция с Дальнего Востока…

Япония ушла же не просто так. Советский Союз договорился об этом дипломатическим способом, сил воевать на Дальнем Востоке не было у молодой республики.. Поэтому уступил японцам нефтяные месторождения, и угольные (они не очень «пошли»).

А нефтяные были, и японцы активно нанимали корейцев на этот труд, низкоквалифицированный, но он тоже нужен. Тоже ценится. Дёшев.

О.:

Да и не было другой работы. В тот момент экономика северного Сахалина требовала больших вложений, была нехватка людей, все объяснимо…

Ю.Д.:

И в Российской Империи это было. Потери юга Сахалина и Курил – привели к отсутствию выхода в Тихий океан, в Желтое море… финансирование было по остаточному принципу.

О.:

Давайте поговорим, что в это время происходило в южной части острова, которой владела Япония.

Ю.Д.:

Губернаторство Карафуто, как мы его называем.

Япония там вела активную политику по заселению. Численность японцев в пике достигала 400 000 человек, почти как сейчас (по количеству). Развивалась угольная и бумажная промышленность. Нефть очень искали, не нашли. Инфраструктуру строили…

Для Японии было два значения Южного Сахалина – первое против Советского Союза (плацдарм, имевший геополитическое значение), а во-вторых японское правительство предпринимало попытки прощупать почву насчет продвижения на север.

А корейская диаспора появилась – потому что здесь развивалась промышленность и нужны были рабочие руки. А руки особенно понадобились тогда, когда началась Тихоокеанская война, восточный фронт Второй Мировой.

Прим: Тихоокеанская война – это война Японии и Китая сначала, а с 1941 года Японии и США.

Многих японцев, естественно, призвали в армию, там были потери существенные, и в промышленности не хватало рабочих рук. Японцы приступили в 1939 году к насильственной мобилизации, по законам военного времени.

В 1938 году (когда указ вышел) мобилизация началась на территории Японии, а с 1939 года действие распространили на территории колоний, в том числе на Корею.

И вот из Кореи, южной ее части, которая как раз сельскохозяйственная, промышленности там практически нет, потому что это равнины, из деревень стали набирать корейцев для работы в Японии, и в том числе на Карафуто.

Около полутора миллиона подверглись этой мобилизации. До Сахалина «доехало» не так много, в сравнении с этой цифры. По документам 16 000 человек всего.

Тем не менее, эти 16 000 здорово поддержали численность диаспоры на Сахалине. Со многими приезжали жены с детьми, даже родители (были такие случаи).

О.:

А добровольные переселения?

Ю.Д.:

Были и до, и после 1939 года.

У нас делят в литературе на какие-то периоды, сначала это была добровольная вербовка, потом какие-то кампании… на самом деле всё это шло параллельно.

III часть

Ю.Д.:

Итак, было завезено примерно 16 000 человек.

Диаспора достигала 30 000 человек.

Все же были и отрицательные тенденции, обратная миграция. Люди возвращались в Корею или Японию.

Вот, если берем «насильственные» перемещения, то в 1944 году в августе японское правительство принимает решение закрыть шахты Карафуто, 19 шахт, поскольку у них были проблемы с доставкой угля в метрополию, подводные лодки топили корабли. И десять тысяч человек, из них три тысячи корейцев, шахтеров, были насильно вывезены на остров Кюсю для работы там, на шахтах.

Еще по теме статьи можно почитать:  Анивский район, Сахалинская область: история, описание

В отличие от мобилизации на Карафуто, когда жены могли последовать за мужьями, когда кто-то семьи забирал… не так много, это понятно… но тут вообще этого не было. Жены с детьми остались на Сахалине. Их <работников> вывезли, а потом настал 1945 год, часть из них не смогла вернуться обратно.

В 1945 году корейцев было на Сахалине почти 25 000 человек. На Курилах было очень немного, туда не завозили, там не было угольной промышленности…

Что касается 1945 года это год рубежный, для нас, для Кореи. Развал Японской империи, не без нашего участия, и Корея получает независимость.

Япония потеряла все свои колонии, захваченные ранее. Для корейцев это тоже рубежный период.

Но.

Несмотря на то, что Корея получила независимость, и об этом великие державы, большая тройка (США, Британия, СССР), договорились, что Корея получит независимость. А сделали это, на мой взгляд, не совсем правильно. В частности, американский президент Рузвельт выразил сомнение, что Корея сможет сама собой управлять, там может быть свое сильное правительство, что возмутило патриотические силы Кореи.

О.:

Если кратко – то результатом стало разделение Кореи на Северную и Южную.

Ю.Д.:

Да. Забыто, что Корея две тысячи лет сама собой прекрасно управляла. Тут решили, что требуется опека над ней. Советские войска вошли на север, американские на юг, было разделение по 38 параллели.

И вот эта нерешенность вопроса, плюс начавшаяся Холодная Война, разделение мира на два лагеря …понимаете, корейцы не предполагали, что Корея может быть разделенной. Они говорят на одном языке. Общая культура. Как это – разделенная?

На самом деле даже великие державы не предполагали, что это будет именно деление. Это было просто принятие капитуляции японских войск на территории Кореи. Дальнейшие политические события привели к тому, что отношения между союзниками сильно ухудшились, а потом наступил 1950 год, корейская война между Севером и Югом.

Для корейцев на Сахалине это имело огромное значение. Именно корейская война поставила крест на вопросах репатриации корейцев Сахалина.

Они хотели вернуться. Может, не все, не сто процентов, но учитывая, что тут был вопрос о разделенных семьях, дети их ждали, жены, родители, братья и сестры… <Сахалинские корейцы> так и говорили советской администрации: или позвольте нам семьи вывезти, или мы поедем и вернемся с ними, или еще как-то решите этот вопрос…

Советские власти размышляли над этим, были проекты репатриации, но к сожалению – не случилось. Самая большая причина, думаю, все же война. На территорию где идут боевые действия скидывать пароходы с репатриантами, женщинами, детьми – невозможно.

А после войны в 1953 году отношения между югом и севером Кореи <натянутые>, соглашение о прекращении огня заключено, а о мире до сих пор нет. Формально война.

А корейцы были выходцами в основном с южной части, аграрной. И оказалось, что юг находится по другую сторону. Оказалось, что вопрос это политический, Советский Союз не мог так: как это большая группа хочет выехать с нашей территории, да еще в какую-то капиталистическую страну, бедную еще к тому же. И всякие разные организации при поддержке американцев обвиняют СССР в плохих вещах, нарушениях прав человека, военнопленных…

В общем, корейская диаспора осталась.

О.:

Задам вопрос. После 1946 года был же добровольный набор с Северной Кореи? И с Казахстана?

Ю.Д.:

И Узбекистана.

Мы обошли вопрос о том, что в 1937 году с территории Дальнего Востока все корейцы были вывезены, в преддверии войны с Японией, опасаясь нехороших тенденций, шпионажа…

Принято решение переселить корейцев в Среднюю Азию. Кстати, они там очень хорошо себя зарекомендовали, послужили на благо Советского Союза. Это были активные работоспособные люди, огромное количество героев соцтруда…

Только при Сталине более двухсот человек получили это звание.

О.:

Целые корейские колхозы были.

А с Сахалина туда депортировали кого-нибудь?

Ю.Д.:

В 1937 году 1055 человек.

Но это не репрессия. Конечно, в девяностые года признали, что это репрессия, переселение народов, осуждалась сталинская политика, но все же это было с реалиями военного времени.

С Сахалина вывезли тысячу пятьдесят пять человек. Причем тех, которые работали на японские концессии и заявили органам НКВД, что они японские подданные, не тронули.

О:

А потом они же и обратно возвращались с Казахстана на Сахалин?

Ю.Д.:

Вообще, они были спецпоселенцы. Им нельзя было покидать места спецпоселения. Но в 1945 году Советский Союз получил не только Южный Сахалин и Курилы, но и существенную группу людей, которые проживали здесь, не знали русского языка вообще, не понимали, что такое советские законы, социалистические реалии, но СССР очень в них нуждался. И нужно было как-то взаимодействовать.

Поэтому было принято решение набрать из Узбекистана и Казахстана корейцев, которые приедут на Сахалин и будут помогать советской власти – образовывать, просвещать корейское население в нужном русле. Нужны были учителя корейских школ. <Приезжие> должны были работать, ну, замдиректора на каком-нибудь предприятии, бригадиром, инспектором…

Мы не знаем точной статистики, сколько их приехало. Предполагаем, около двух тысяч. Эту цифру назвал Анатолий Тимофеевич Кузин, в своей докторской диссертации, без какого-то исследования, но полагаю, что будучи партийным руководителем, он мог себе представлять, какие там цифры.

Еще по теме статьи можно почитать:  Сахалин, Корсаков: история освоения (Муравьевский пост, Корсаковский пост) и самое старое поселение на острове

И вот эти люди приехали, они вели активную деятельность.

Мы знаем Александру Хан – единственный герой соцтруда, <единственное такое звание>, полученное в РСФСР среди корейцев. Она сколотила бригаду рыбаков, выдавала планы «на гора».

Мы знаем Анатолия Кима – он приехал сюда подростком, с отцом, считает Сахалин своей второй родиной. Его отец (это мне сам Анатолий Андреевич рассказал) должен был стать директором корейской школы, и когда он прибыл на место, то ему говорят: знаете, нету, здания нету, парт нету, учебников нету… и он взял и написал письмо Сталину. После чего нашлось здание, нашлись учебники, и он открыл эту школу.

О.:

И вот мы подошли к самому важному главному вопросу – взаимоотношения между этими корейскими диаспорами.

IV часть

О.:

Вот мы и подошли к сложному вопросу.

Здесь, на Сахалине, появилась казахстанская и  узбекистанская диаспоры…

Ю.Д.:

Не две группы, а три.

Потому что были еще и северо-корейские рабочие, нанятые советским правительством в 1946 году. Их было меньше.

О.:

Они разве не уехали после 1949 года?

Ю.Д.:

Нет, они не уехали. Они остались в количестве 11,5 тысяч человек.

Потом они уезжали уже после корейской войны…

В сравнении с общей диаспорой – это было меньшинство; так же как и казахстанская диаспора (тоже была в меньшинстве).

Почти 32 тысячи человек (корейцев) было по переписи 1979 года.

Между ними, конечно, были конфликты.

Жизнь вообще такова, без конфликтов мы обойтись не можем, но большая часть конфликтов с корейцами Средней Азии возникала на почве ролей, которые они исполняли в советском обществе. Понимаете, корейцев Средней Азии поставили на руководящие должности. Потому что они хорошо знали русский язык, хорошо знали принципы социалистической культуры. А корейцы местные этого не знали.

С другой стороны их обижало, что приехали какие-то люди, которые им рассказывают, что они по-корейски говорят неправильно, мы научим говорить правильно (и это оказался совершенно другой диалект); учили их как жить, что делать. При этом диаспора <»местных» корейцев> была на положении низкоквалифицированной плохо оплачиваемой группы, ведущей не очень богатую жизнь; которая испытывала какой-то прессинг со стороны власти – гражданства не было у них, не продвигали по карьерной лестнице. Или продвигали существенно меньше, чем других.

И конфликты – они возникли из того, что одних возвысили над другими. Другие с этим не согласились.

Я бы не сказала, что это были конфликты, ведущие к неразрешимым противоречиям. Ну бытовые, ну молодежь подралась…

Я думаю, это была такая бытовая особенность, которая потом сглаживалась. Все они начинали постепенно говорить на русском языке, воспринимать культуру, которая была общая для всех. И в итоге сгладились между ними отношения…

И не стоит забывать про пост-советское время. Это был проблемный момент, когда открылись границы, и можно стало выезжать. И оказалось, что родина –  Южная Корея – была не совсем для тех и других, потому что Корея же тоже разделена…

И диаспора тоже разделена – как раз по принципу, кто с южной, кто с северной части. И это усугубило конфликт, тем более, что оба корейских государства не дружат между собой, там <постоянно приводят> доказательства, кто лучше, кто хуже, кто настоящая Корея…

Для сахалинских корейцев это имело огромное значение. Потому что Южная Корея признала их как группу, которая родом с юга, и кое-какие меры были приняты …и Япония признала, что они притесняли корейцев. И в гуманитарных целях сейчас производится финансовая помощь какая-то… В общем, оказалось, что в «привилегированном» положении вдруг оказалась (выросла) другая совершенно группа.

Эти конфликты …они проходимы.

Сейчас их практически нет.

И вот еще  о самоназваниях. Дело в том, что в русском языке невозможно как это обозначить – всё переводится как «корейцы».

Для бытового сознания объяснить, кто ты, откуда родом – наверное, невозможно.

О.:

Ну… мы же говорим «сахалинец», «сибиряк».

Ю.Д.:

Да.

Но понимаете – слова «сахалинские корейцы», которые очень хорошо везде фигурируют, они относятся ко всем корейцам, которые живут на Сахалине.

(а они все равно внутри себя самих самоидентифицируют)

Но есть другие самоназвания – которые позволяют нам кое-что понимать.

К слову, раньше это были «советские корейцы», то сейчас как говорить? Корейцы СНГ… корейцы территорий бывшего СССР. Диаспора была же разделена. Примерно 150 тысяч корейцев проживает в России сейчас. Двести или триста может в Казахстане и Узбекистане, немаленькая диаспора.

Как уже сказала, сто пятьдесят тысяч в России, и сахалинская является самой крупной.

Так вот. Та группа, которая «выходцы в Российскую империю», когда они переехали в тот период, в 19 веке, они называют себя корё сарам или корё-ин, люди государства Корё.

Есть выходцы с северной Кореи – они называют себя чосон сарам.

Корейцы Сахалина называют себя хитрым именем хан-ин. Ведь Корея Южная – ее самоназвание Хан-гук; а это хан-ин (выходцы с юга).

Хотелось бы, конечно, рассказать более подробно, но…

Самоназвания по прежнему играют большую роль – наверно, для тех, кто знает корейский язык.

О.:

Ну что ж, огромное вам спасибо! Мы обязательно к этой теме вернемся.

Но на сегодня всё.

До встречи через неделю…

PS

Понравилась статья? 

Тогда, пожалуйста, переведи на наш Яндекс-кошелек семнадцать рублей (щелкни тут, чтобы перейти к странице оплаты).

Да-да, ты не ошибся. Всего семнадцать рублей. Впрочем, можешь сам выбрать сумму!

Эти деньги пойдут на оплату хостинга, продвижение сайта и наших соцсетей.

Спасибо!