Пост Александровский – история города, книга с интересными фактами

В гостях Виктор Владиславович Щеглов.

О.:

Доброе дождливое утро!

Сегодня у нас в гостях Виктор Владиславович Щеглов – кандидат исторических наук, доцент, замдиректора по НИСиР нашего любимого краеведческого музея.

В.В.:

Доброе утро!

О.:

Мы поговорим сегодня об одном и том же, но с разных сторон. Об одном из старейших поселений на острове Сахалин.

Это Александровск-Сахалинский пост! Поговорим как об его истории, так и о книге о нем.

С чего же мы начнем?

В.В.:

В качестве преамбулы возьмем вообще концепцию постов, как таковых.

Наши слушатели, думаю, ориентируются в ранней истории Сахалина, знают, что здесь был Геннадий Иванович Невельской со своей экспедицией, что Николай Константинович Бошняк был первым исследователем, который открыл богатства Сахалина.

Но вот когда встал вопрос о присоединении Сахалина к Российской Империи, то здесь возникла концептуальная проблема.

Как стратегически это оформить.

Стратегия присоединения и освоения.

Мы уже говорили в свое время, что российская колонизационная концепция, сформированная в середине 19-го века, укладывается в короткую форму: «Сначала меч, затем плуг».

Эта фраза принадлежит Василию Ключевскому, она очень точно определяет тот алгоритм, которым Империя включала в свой состав территории, все дальше и дальше находящиеся «от центра».

Соответственно, Сахалин был такой территорией – и на первом этапе согласно логике имперского «продвижения» была необходимость установления военного контроля.

А в условиях, когда статус острова был не очень определён…

О.:

Вообще не определен

В.В.:

Да. И в связи с тем, что и Япония претендовала на данные территории, и первый Симодский трактат оставил статус Сахалина неопределенным, и необходимо было предпринимать какие-то усилия.

И если Япония после заключения Симодского трактата пыталась проводить экономическое освоение, создавать рыболовные предприятия, то Россия пошла по своему традиционному пути. Она начинает устанавливать военный контроль.

И в течение последующих семнадцати лет после Симодского трактата по периметру Сахалина, центрального и южного, было создано около двадцати военных постов. Они были не большие по своему, так скажем, «населению», редко превышали 300-400 человек. Пост Куссунайский, Дуэ, Муравьевский…

И после того, как военный этап был завершен, после подписания Петербургского трактата, когда Сахалин полностью отошел России в обмен на Курильские острова – функции постов прекратили …они перестали иметь смысл. Многие были ликвидированы, либо превратились в обычные поселения.

О.:

Насколько я помню, каторгу ввели на Сахалине раньше этого договора Петербургского.

В.В.:

Не совсем так.

О.:

Они ввели, но потом еще долго раскачивались.

В.В.:

Это ближе к истине. Мы знаем, что в апреле 1869 года Александр II подписал указ об учреждении на острове Сахалине каторги, но до реального создания каторги как института, как части пенитенциарной системы, было еще очень далеко. Скорее всего, этот указ был «протокол о намерениях».

Да, в этот период времени такие спорадические применения ссыльнокаторжного труда имели место, в первую очередь на угольных копях поста Дуэ.

О.:

Особенно за деньги.

У нас была программа, угольная промышленность и меня поразил тогда факт: приезжали каторжные не просто работать, а им еще и деньги за это платили.

В.В.:

Да. От выработки.

Но потом, когда пришли более суровые начальники, они это быстро прекратили. С одной стороны это не вписывалось в концепцию наказания, с другой – оплата и добыча угля приводила к хищническому промыслу.

Учитывая, что на первом этапе угольная добыча шла без инженерного сопровождения (первые начальники разработок были морские офицеры, военные – но никакого инженерного образования), это и приводило к хищничеству.

И пришедший потом первый сахалинский инженер-горняк Носов – он пришел в ужас, что буквально за четыре года регулярной добычи произошло с дуйскими копями (чихачевскими ломками).

О.:

Давайте ближе к Александровскому посту. Он появился же немножко позже, чем …все остальные?

В.В.:

Как сказать. Занимаясь историей именно западного побережья, тех мест, где наиболее насыщенная история, не могу согласиться с утверждением, что пост был основан в 1881 году (фактически, самый последний пост, который был основан на Сахалине, <получается>).

И основан в тот период времени, когда смысл поста потерялся вообще. Как военный пост он был не нужен.

Тогда возникает вопрос.

А что было создано?

И вот чтобы найти ответ на поставленный вопрос – необходимо снова вернуться к истории поста Дуэ.

Пост Дуэ был основан в июле 1856 года, во-первых, как место добычи угля. Первое место добычи угля на Сахалине. Во-вторых, как факт военного присутствия России на этой территории. Я бы назвал это военно-промышленный пост.

Те сахалинцы, которые бывали в тех местах, понимают, что это место очень неудобное для жизни большого количества людей. Это узкий распадок. Речка небольшая. В середине распадок развивается на два еще более тесных распадка. Большое количество людей разместить там было невозможно. А потребности развития угольного дела требовали присылки все большего и большего количества каторжных, соответственно и военных, и чиновников, и так далее.

Еще по теме статьи можно почитать:  Фото города Корсаков, Сахалинская область

Всех надо размещать и кормить.

Учитывая, что в имперской концепции после меча приходит плуг, то надо было искать место для сельскохозяйственных работ и так далее. Ни в коей мере Дуйская долина не создавала таких условий. В лучшем случае там можно было делать небольшие огороды.

Есть примеры того, что огороды разрабатывались на таких местах, что туда надо было забираться по веревочной лестнице! И об этом свидетельствуют архивные документы. В частности, самый первый сахалинский каторжный и создал себе такой огород, на утесе, там было небольшое ровное место, он раскопал его и выращивал овощи.

О.:

Яркая иллюстрация трудностей освоения острова.

В.В.:

Да.

А в восьми километрах к северу протекает большая река Александровка, тогда она называлась Дуйка, с притоком Малая Александровка, и располагалась в очень просторном, шикарном, месте, долине, со вполне себе плодородной почвой…

И если мне не изменяет память, то еще в 1852 году летом, сподвижник Невельского, капитан Воронин обратил внимание, и в своем отчете о путешествии сказал об этом, что александровская долина имеет перспективу именно для большого развития и массового заселения.

***

О.:

Продолжаем наш рассказ о посте Александровском.

В.В.:

Было найдено …не более подходящее. «Созданное» под другие задачи. В октябре 1864 года начальник дуйского поста капитан Николаев разрешил …дал добро на просьбы четырех ссыльнокаторжных, отбывших сроки своего наказания, для оставления их на Сахалине для занятия сельскохозяйственными работами.

Понимая, что в Дуэ им делать нечего, мест нет – он предложил им поселиться в Александровской долине, долине реки Дуйка.

Это решение было исполнено, с осени 1864 года эти четверо человек там поселились.

Место это …если слушатели представляют, где находится историко-литературный музей «Чехов и Сахалин», вот как раз прям там.

О.:

Одна из старейших улиц города получается.

В.В.:

Ну тогда это улицей назвать было нельзя. Но именно в этом месте четверо человек и поселились. Используя свой собственный труд, и помощь со стороны дуйской администрации (не без этого, иначе бы они не выжили), через пять лет они создали себе вполне маленькую, но трудоспособную и жизнеспособную деревню. О чем свидетельствует отчет землемера Корзуна, который в сентябре 1869 года посетил Александровскую долину и увидел, что их силами распахано 8 десятин земли, они выращивают что-то, есть женщины и уже есть дети. Хотя он и обращает внимание, что эти мужчины одиноки (в своем отчете), но… несоответствие.

О.:

Гражданский брак.

В.В.:

Старорусское слово «одинокий» – значит не состоящий в законном браке. Сожительство, которое впоследствии было распространено на Сахалине.

О.:

К слову – а были тогда священники на острове, которые могли сделать брак законным?

В.В.:

Первая церковь на Сахалине появилась в середине 70-х годов 19 века, при воинских частях были священники. Наезжали сюда священники. Но здесь все было гораздо сложнее. Те самые ссыльнокаторжные в местах совершения преступления как правило имели семьи и числились «женатыми», семейными. Соответственно, второй раз их женить никто не мог, это противоречило законодательству.

О.:

А как это селение называлось? Может, было самоназвание? Сохранились ли документы, воспоминания об этом?..

В.В.:

С того момента появляется понятие «слободка».

О.:

Вот. Мне попадалось, я все думал, как это понять. Не село, не деревня…

В.В.:

Слободка – это поселение свободных людей. В данном случае на Сахалине это не совсем точное выражение.

Например, в Александровске была Солдатская слободка… солдатская по определению, да?.. есть диссонанс, солдат и свободный человек…

Так или иначе, слободка в этой долине скоро получила название Александровская слободка, потом у нее было еще много названий. Малая Александровка – потому что большая была на сопке, где современный исторический центр города. У Чехова это селение Александровское… и так далее.

О.:

Можем считать, что это было основанием? Предтечей поста?

В.В.:

Я как раз и пытаюсь донести до своих читателей, до жителей Александровска, что историю города надо несколько «состарить». Во всех документах, официальных, считается, что основанием стало создание сельскохозяйственной фермы в 1869 году.

Я же считаю, что это произошло на пять лет раньше, с момента поселения этих четырех человек. С точки зрения урбанистики это является правильным, если есть факт прослеживания непрерывного проживания на определенной территории какого-то количества людей (именно непрерывного, а мы с 1864 года это прослеживаем), то именно эту дату следует считать датой основания населенного пункта.

Таким образом, городу Александровску почти 160 лет, он может смело осенью 2024 года отпраздновать свое стошестидесятилетие.

***

О.:

Давайте поговорим знаете о чем? Отойдем от истории поста, его основания… Мне вот всегда интересно, как жили обыкновенные люди! Каторжники понятно, какая-то информация есть: их приковывали к тачкам, они трудились на копях… А чем занимались обыкновенные люди. Были же такие?

Еще по теме статьи можно почитать:  Сахалин, город Макаров, водохранилище

В.В.:

Я бы сказал, что в Александровском посту обыкновенных людей-то не было.

Если отсечь чиновников и военную администрацию, это люди со сложной, тяжелой, трагичной, страшной судьбой.

Достаточно почитать Антона Павловича Чехова, чтобы было понятно, кто жил в Александровске.

Но жизнь есть жизнь, и люди отбывали <свои> сроки.

С 1880 года отбывшим сроки ссыльнокаторжным запрещалось выезжать с Сахалина в принципе, они переводились в разряд ссыльнопоселенцев, были обязаны осваивать поля, раскорчевывать тайгу. А имеющие ремесло становились очень ценными людьми и селились в том же посту, имели определенные заказы от тюрьмы.

Тюрьма была крупнейший заказчик.

Помимо того, что в самой тюрьме было налажено производство очень большой номенклатуры вещей (вплоть до того, что шили форму для надзирателей, делали рамы, было кузнечная мастерская, литейная мастерская, была лесопилка, токарная мастерская, работали два кирпичных завода, два тюремных рудника в 90-е годы)…

Если говорить об обыденной жизни, рядом с постом находилось три довольно богатых деревни: Александровская слободка, про которую Чехов писал что она очень богатая, а богатство жителей связано наверно в первую очередь с контрабандной торговлей спиртными напитками (на Сахалине был почти сухой закон – спиртные напитки продавались только в лавках тюремного фонда  и купить их могли только свободные люди).

О.:

Можно вопрос. Вот этот эпизод в книге Пикуля «Каторга» про записочки …чиновник получает записочку…

В.В.:

Так и было. Это не выдумка.

О.:

Еще вопрос. Вернемся чуть назад. Раз такое производство при тюрьме, и некоторое производство самостоятельных людей (ремесленников) – откуда для всего бралось сырье?

Вот опять же отсылаю к общепринятому мнению и к Пикулю – у нас было два сплава, и что-то привозили, а отсюда в основном таскали уголь. И все.

В.В.:

Мы прекрасно понимаем, для того, чтобы пошить мундир для тюремного надзирателя нужна как минимум шерсть, или ткань.

Ресурса не было.

Огромное количество товаров (и отчеты по Главному Тюремному Управлению об этом говорят) ежегодно на Сахалин завозилось… склады все время пополнялись. Два раза в год приходил сплав из Одессы. Пароходы «Добровольного флота». И помимо четырехсот, пятисот-шестисот ссыльнокаторжных привозилось огромное количество товара.

Часть товаров изготовлялась здесь.

Назвать их товарами нельзя – тюремная мастерская для нужд тюремного ведомства мало что продавала. Хотя вот с конца 80-х тюремные мастерские довольно много изготовляли продукции для ссыльнопоселенцев.

Не могу сказать за деньги или так давалось.

В отчетах не стоит стоимость. И я не могу сказать, что ссыльнопоселенцам это продавалось. Может, сдавалось в аренду…

Хочу привести вам два примера. В Александровске было два столяра-краснодеревщика. Один из них Сергей Захарович Плесак, отец Василия Сергеевича Ощепкова, будущего основателя самбо. Он был столяром-краснодеревщиком, прославился на весь Дальний Восток, что изготовлял мебель из так называемого наплыва.

Наплыв это на деревьях наросты. Порой уродливые. Скажем так, дерево они не украшают. Но если ты это дерево срезаешь по наплыву, то там обнаруживается очень красивый узор. Текстура. И если ты из этого наплыва делаешь шпон, то украшение столешницы, иной другой мебели… оно становится просто блестящим. Очень красивая мебель, очень дорогая.

Сергей Захарович Плесак делал на этом очень хороший бизнес, свою мебель он продавал не только в Александровске, но и во Владивостоке и в Николаевске-на-Амуре. И я имею некоторые подозрения, что именно его изделия демонстрировались наследнику царя, будущему Николаю II, во время его визита во Владивосток в 1891 году. Там была выставка сахалинских изделий, в том числе из наплыва.

Кирпич делался из местного сырья, это понятно…

О.:

Еще вопрос о снабжении. Тем же Пикулем легко описаны японские лавочки. Насколько они имели вес…

В.В.:

В Александровске были японские магазины, их было немного. Одна-две на тот период времени… и как свидетельствует Мария Дикс, написавшая после событий русско-японской войны очерк про разгром Сахалина, то японские лавочки, конечно, торговали, но больше служили для прикрытия шпионской деятельности.

О.:

Еще про снабжение. Вспомнилась еще одна история, связанная с Александровском. Замечательный такой и трагичный персонаж, с судьбой, необыкновенной… Ландсберг, который тоже был агентом, если  я не ошибаюсь торгового дома «Кунст и Альбертс»…

В.В.:

Он потом был агентом Добровольного флота и еще, и так далее… Он был очень предприимчивый господин.

Фирма Кунста и Альбертса много чего завозила. В общем, на Сахалине не было тюремной монополии. Та же немецкая Кунст и Альбертс завозила с Гамбурга различные товары. И сахалинские модницы по времени не очень отставали от того же Санкт-Петербурга. Два-три месяца шел пароход, самая свежая европейская продукция приходила на Сахалин. А учитывая, что жалование сахалинских чиновников и офицеров было выше, чем <на материке>, то здесь высшее общество жило очень даже неплохо.

Еще по теме статьи можно почитать:  Корсаков. Памятник - могила Героя Советского Союза Андрея Алексеевича Булгакова

О.:

Причем, в «Сахалинских календарях» жалование писали открыто. Губернатор получает столько, чиновник столько…

Насколько помню, меньше пятисот рублей в год ни у кого не было.

В.В.:

Пятьсот это была довольно маленькая зарплата, потому что цены были несколько выше на Сахалине.

О.:

Я подозреваю, что были и обороты большие. Потому что одного сахалинского губернатора тех времен сняли за то, что его подчиненный (один!) допустил растрату то ли четырехсот тысяч рублей, то ли шестисот… теми деньгами.

Еще вопрос – как вы относитесь к тому, что у нас Пикуль написал про пост Александровский? Унылое место, страшная улица Рельсовая, главный герой пошел в гости, боясь получить пулю… 

В.В.:

Ответить Пикулю мог бы Антон Павлович Чехов или Влас Михайлович Дорошевич…

В их работах есть описание поста Александровска. Но Чехов как-то привычен…

Как вот Валентин Пикуль написал пост из города Риги…

Мрачное описание.

Список очевидцев, непосредственно ходивших там ногами и видевших своими глазами, как выглядел Александровск в конце девятнадцатого века… можно и продолжить.

Свидетельств такого рода, в мемуарах, книгах, отчетах – довольно много. И их можно разделить на два направления. Все зависело от того, с каким настроем человек приезжал на Сахалин, и что у него было в голове.

Если человек в принципе был против существующих государственных порядков, или принадлежал к либеральной интеллигенции, то его описания были довольно мрачные.

Но если этот человек был просто ученый, пытался объективно рассмотреть картину – то они <свидетельства> были более взвешенные…

Я не нашел в процессе исследований очень уж восторженных описаний поста Александровского, что немудрено. Столица каторги, чем восторгаться. Но объективные подходы …мне понравилось больше всего у Власа Дорошевича, который говорил, что вот с одной стороны да, кандальный звон, но улицы чистые, широкие, дома аккуратные, добротные. И если представить себе, что еще пятнадцать лет назад здесь ничего не было, то да, встает перед глазами картина масштаба сделанного. Это впечатления Дорошевича. И таких впечатлений довольно много.

Хотя повторюсь, превалирует большей частью негативное.

Валентин Саввич, как художник, сгустил краски, может не все было так страшно, и не всех ходили с револьверами в карманах, но часть правды в его словах все таки есть.

О.:

Мы плавно подходим к вашей книге про пост Александровский, и тут я обратил внимание, что вы выбрали период, который заканчивается в 1916 году. Что за дата? За год?

В.В.:

Меня все спрашивают.

Может, задумка, чтобы все спросили, всех заинтересовало. Все бы пошли в наш киоск… купили эту книгу.

О.:

У меня есть предположения, но я предпочту промолчать, вдруг я сейчас ошибусь.

В.В.:

И?

О.:

Все таки предположить? Ну… не в 1916 ли году пост приобрел статус города? Только такое объяснение, что книга про пост, а после этой даты город. Но я ошибаюсь <статус города получен позже>.

В.В.:

Вы близко подошли к правильному ответу.

1916 год был год последний, когда пост Александровский оставался постом. А в 1917 году Временное Правительство наделило его статусом города. По ряду причин бюрократического характера.

О.:

Это было связано с административным делением России на тот момент?

В.В.:

С одной стороны да…

Напомню, что как область в 1909 году образовалась Сахалинская область. А как самостоятельный субъект , то в 1884 году. В современных ли границах или нет… другой вопрос.

О.:

Еще было предположение, что 1916 год это последний год перед революцией, которая тоже повлияла…

В.В.:

Я не сторонник механического деления – до революции, после революции… Здесь вот именно совпало. Для меня тема Сахалина в 1917 году во многом еще неизвестна.

Но 1916 год действительно последний год, когда Сахалин жил как жил, ничего не предвещало беды, а буквально через два месяца всё и началось.

Так совпало, что великая революция изменила не только характер, но и строй жизни сахалинцев, она, наконец, скинула этот анахронизм в виде административного статуса поста.

Административный центр острова… и какой-то пост…

О.:

Где купить вашу книгу?

В.В.:

Пока только в ларьке СОКМ.

Можно написать нам на электронную почту. Заказать.

О.:

Сколько вы писали эту книгу.

В.В.:

Книги как дети. Сложно сказать. Они появляются, задумываются, растут, растут…

Потом, в материал вошло содержание (частично) нескольких моих предыдущих книг. Когда я писал брошюры про объекты культурного наследия, про Дуэ, Александровск… Это и было причиной, почему я взялся за общую историю Александровска и его окрестностей, потому что я начал подбираться к пониманию необходимости того, что пора это делать.

О.:

К сожалению, наша передача сегодня подошла ко концу…

Мы обязательно вас еще не раз пригласим!