Как изменился Южно-Сахалинск за десять лет (экономика и производство)

Как изменился Южно-Сахалинск за десять лет (экономика и производство)

Что изменилось за десять лет в развитии МО ГО «Город Южно-Сахалинск», если брать сухие цифры? Пока что именно они хоть что-то показывают и дают повод для анализа.

NB Да, статистика «врёт» (по расхожему утверждению), но другого способа найти информацию пока нет. Не относиться же всерьез к соцсетям…

Итак, кратко цифры первого квартала 2013 года. Кому интересно, источник тот же, –  департамент экономического развития администрации нашего города (а мы его «перепечатали»).

Численность населения: 196,97 тыс. человек (40% численности области)

Среднесписочная численность работников: 102,1 тыс. человек

Пенсионеров – 27,7 % жителей.

Потребность в работниках: 6,7 тыс. вакансий (75 % рабочие профессии)

Средняя зарплата: 50,9 тыс. рублей

Рост: «Добыча полезных ископаемых», «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды», «Обрабатывающие производства», производство молока, экспорт работ и услуг (рыба, морепродукты, транспорт, гостиничные услуги)

Снижение: хлеб и хлебобулочные изделия, кондитерские изделия, мясо, субпродукты пищевые, пиво, газированная вода, строительство (ввод более чем в три раза ниже показателя за первый квартал 2012 года).

Потребительский рынок ГО «Южно-Сахалинск» составляет: 98,2 % оптового оборота, 62% розничной торговли, 59,2 % оборота общепита, 81,4 % реализации платных услуг.

За весь 2023 год департамент выдает следующее.

Численность населения округа 187,4 тысячи человек (уменьшилось – прим. «Область на островах»). Почти 62 процента из них – в трудоспособном возрасте. Официальных безработных (!) всего 174 человека (в течение десяти лет бывало и меньше, кстати).

NB Внимание, вопрос. Зачем при такой низкой безработице нам помимо ЦЗН (которые, правда, сокращают), еще и «Агентство по развитию человеческого капитала» и иные аналогичные около- и просто государственные структуры.

Среднемесячная зарплата – 129,1 тыс. рублей.

А вот тут не обольщайтесь. Это «по крупным и средним предприятиям». На «мелких» – 79 тыс. рублей.

Снижение производства (в сравнении с предыдущим годом): «обрабатывающие производства».

Увеличение (также в сравнении с предыдущим годом): «рыболовство и рыбоводство», «добыча полезных ископаемых» (конкретно, за счет услуг в области добычи нефти и газа, а также за счет добычи камня, песка и глины).

Еще по теме статьи можно почитать:  Музей истории города Южно-Сахалинска: смотрим в будущее (эфир на радио "КП-Сахалин", 02 февраля 2022 г.)

Делать выводы за десятилетие исходя из данных только начала и конца периода было бы недальновидно. Пожалуй, следует включить в исследование также и (гео)политические факторы, а также факторы инвестиций, ввода новых мощностей и т.п.. Тем не менее, при грубом приближении кое-что становится ясным и без «промежуточных» цифр. Кому они интересны, все итоги вот тут: сайт департамента

Снижение обрабатывающего производства – в принципе, тенденция. Для «чистоты» эксперимента просмотрели отчет за 2017 год (рост обрабатывающего производства всего на 0,3 %, несмотря на самый большой удельный вес в промышленности – это производство «пищевых продуктов») и предпандемийный 2019 год (когда в принципе «упало» производство из-за ограничений; «удельный» объем, кстати, упал в сравнении с 2017 годом, а указанный рост на 9 % относится к «крупным и средним предприятиям», очевидно, это такая хитрость статистическая…).

Почему тенденция? Потому что обрабатывающая промышленность в виде «мясо, субпродукты, полуфабрикаты, вода и безалкогольные напитки» должна иметь рынок сбыта. А он объективно уменьшается. Уменьшается население, доходы падают. Происходит «местно-замещение» продукцией с материка. А пищевая «обрабатывающая» промышленность помимо крупных предприятий – это еще и мелкие цеха, пищеблоки, пекарни, кухни и коптильни.

Это также доказывается и разделом отчета «Сельское хозяйство»: рост мяса и молока в абсолютных цифрах достигнут лишь вводом новых мощностей (свинофермы и агрокомплексы). Цифры реализации по молоку и мясу тоже налицо «в рост» (примерно на тысячу тонн в абсолютных цифрах) – но напомним, что это рост «крупных и средних предприятий».

И, кстати, есть ли “разделение” по продажам мяса, например?.. сколько продали местные, а сколько продано розницей “привозного”? В приводимой статистике такого нет.

Косвенно – при обороте розничной торговли около 60 % (от всей области) доля убыточных предприятий в той же торговле примерно 20 % (2019 год) и …«не указано» (2023 год). А розница, зависит и от “местного” производства – практически везде есть или мясо, молоко, яйца, или готовые обеды, и т.п.

И самое главное – что вообще понимается в этих отчетах под «обработкой», если, например, по цифрам 2013 года «обработка» показывает «рост», а «мясо, субпродукты пищевые, пиво, газированная вода» показывают …снижение? Молоко “перекрыло” всё остальное, включая производство продукции из ВБР?

Еще по теме статьи можно почитать:  Новости последних дней января в текущем году (2023 г.): задержки авиарейсов, ДТП, новый кампус СахГУ

Объяснение одно. Игра с цифрами. Как со средней зарплатой. Так и с обрабатывающим производством. В целом, даже по оптимистичной оценке, за десять лет просто остались на том же уровне.

Нам нужен рынок сбыта?..