Новый закон о промышленной безопасности — в 2021 году!

Давайте помечтаем и пофантазируем. Мы практики. Нас интересует конкретное правоприменение. Обсуждать проект можно и нужно, при этом все же именно практика показывает его действенность и эффективность.

Итак, фантазируем.

1

 Незаметно, несмотря на возражения и предложения – уже год висящий законопроект (пока в Думу не внесен, но делается все в  РФ очень быстро) – вдруг может стать реальностью.

По плану инициаторов и создателей он вступит с января 2021 года.

И наступит очередная новая эпоха промбезопасности, как таковой.

Направление, которое яростно отделяют от остальных (охрана труда, например) – забывая, что вообще-то безопасность она во всем безопасность. Все эти смежные направления не могут и не идут раздельно друг от друга. СОТы волокут на себе «пожарку», ГО и ЧС. Как наиболее подготовленные сотрудники, справедливости ради заметим.

И промбезопасность, которой в отличие от той же охраны труда, в России всего 23 года (ну раньше она была, конечно, но в другом воплощении) – нельзя и даже опасно пытаться выделить в отдельное направление.

Вообще, давно пора упразднить разделение. Объединить техносферную безопасность с экологией и охраной труда в современном понимании, приплюсовать сюда пожарную безопасность и лицензирование … разве не этого мы хотим, реализуя принципы «одного окна» и «перестаньте кошмарить бизнес»?

На данный момент парадокс – лицензию на эксплуатацию врывопожароопасных производственных объектов выдает Ростехнадзор. А не МЧС, которому по роду службы и по смыслу положено проверять (и принимать меры) аварийно-спасательные работы на предприятии – как поставлены, созданы, организованы, действуют и тренируются.

Однако, пытаются. В новом законопроекте начали уже с того, что изменили саму формулировку «промышленной безопасности».

промышленная безопасность — определяемое комплексом технических и организационных мер состояние защищенности промышленных объектов, которое характеризуется стабильностью параметров технологического процесса и исключением (сведением к минимуму) опасности возникновения аварии или инцидента, а в случае их возникновения — отсутствием опасности воздействия на людей опасных и вредных факторов и угрозы причинения вреда имуществу юридических и физических лиц, государственному или муниципальному имуществу.

Не придираясь, но задумываясь – зачем такое твердое уточнение, что промбез – это все еще защищенность (как и раньше), но уже она определяется мерами и характеризуется стабильностью процессов и исключением опасностей. А если уж опасности свершились – то должны отсутствовать опасность воздействия на людей ОВФ и угроза причинения вреда имуществу.

Излишняя детализация – это или формальный подход недостаточно подготовленных инициаторов проекта, либо намеренный уход от общей трактовки, не позволяющей в ряде случаев «уйти» от, например, ответственности.

Сам термин – это всего лишь термин. Просто буквы и слова. Но трактовать его будут в случае чего именно «буквально».

И этот термин в части «процесса» — уже не бьется с такими ОПО, как краны-манипуляторы (а и не должен по идее; но противоречие приказа № 533 и 116-ФЗ в части признания кран-балок ОПО существует до сих пор – в законе же четко прописано «стационарно» установленные!, но 533-й ТРЕБУЕТ их регистрации). Какие у крана-манипулятора процессы? Какая там стабильность и каких параметров?

Вкупе с термином «инцидент» (к которому сейчас приравняли отказы) – т.е. любое повреждение, не повлекшее аварии – и пояснением, что ОПО – это все, что указано в Приложении № 1 к закону – вообще неясно, какую цель преследует эта самая промбезопасность? Защитить что от чего и кого от чего?

Мы не придираемся. Просто неясность ключевого термина порождает неясность целей…

2

Вводится ряд новых понятий – таких, как «передвижное техническое устройство» и, соответственно, появляются «организации, эксплуатирующие передвижные технические устройства», «система дистанционного контроля промышленной безопасности» (на «объектах дистанционного контроля»), данные которой собираются, фиксируются, анализируются «государственным мониторингом в области промышленной безопасности» (читай, очередная ФГИС). Причем, Правительство определит, кому такую систему следует иметь обязательно.

И далее серьезные ключевые термины:

18) техническое диагностирование технических устройств, применяемых на опасных производственных объектах, и передвижных технических устройств – комплекс мероприятий, направленный на всестороннее обследование указанных технических устройств и определение их технического состояния (далее – техническое диагностирование технических устройств, технические устройства);

19) техническое освидетельствование – контроль технического состояния технических устройств в процессе их эксплуатации;

При наличии в правовом поле экспертизы промбезопасности дополнительно вводятся диагностирование и освидетельствование. Отметим, что контроль техсостояния по сути смутно напоминает ТО, обследование своими  силами и разрешение на дальнейшую эксплуатацию ответственным работником самой организации (так было, например, с сосудами под давлением, резервуарами…).

Вот вам и серьезная недоработка. При благой идее продолжить практику ответственности за правильную и грамотную эксплуатацию на владельца появляется сектор правового поля, в котором в интересах коммерции законно будут допускать до эксплуатации ненадежные техустройства. В силу зависимости работника от работодателя и директра от учредителя (потому что допуск осуществляет по новому закону только руководитель).

И так-то не секрет, что даже независимые эксперты зависят от заказчиков, т.к. получают от них вознаграждение, а тут даже сторонних экспертов не надо. Вот вам рычаги!

Помимо экспертов по промбезопасности появятся «специалисты по техническому диагностированию» — пока исходя из терминологии достаточно соответствовать профстандарту. Но возникает вопрос, зачем тогда в ВУЗах и ССУЗах учат ИТР? Разве в образовательные стандарты не входит надежность, безотказность, АСУ и иные аналогичные дисциплины, связанные именно с умением «диагностировать» техсостояние машин и механизмов?

Отметим, что переходными положениями установлено, что пока в роли таких специалистов будут выступать эксперты по промбезопасности до истечения срока действия аттестации.

То же про здания и сооружения в целом. При ряде условий (истек срок эксплуатации,  отсутствие проектной документации, либо после аварии) принимать решение о дальнейшей эксплуатации с учетом проведенного обследования техсостояния будет руководитель. Читай, директор. Мысль интересная, но …сами понимаете.

3

Будет создан некий государственный орган – помимо федерального исполнительного органа (читай, Ростехнадзора – для общегражданских объектов) – орган государственного регулирования промышленной безопасности.

Правительство будет издавать нормативные акты по ПБ – т.е. приказы Ростехнадзора и ФНП уйдут в прошлое, будучи заменены на какие-нибудь нормы и правила, применимые ко всем ОПО независимо от ведомственной принадлежности.

4

В отличие от охраны труда – до сих пор никакие полномочия в сфере промбеза не передавались на региональный уровень (органы исполнительной власти субъекта). А теперь это станет возможным.

Циничный вопрос – есть ли в Министерствах (не подведомственных учреждениях – не путайте, это другое!) достаточное количество специалистов, могущих принять эти полномочия и реализовать? Ведь речь может идти в том числе и о внутрирегиональных практиках и решениях… хорошо, что не издании собственных актов (пока что это остается на федеральном уровне).

5

Мелкие странности:

– укомплектовывать штат на ОПО придется в соответствии с проектной документацией; а если ее нет? А почему проектировщик и на каком основании будет целый раздел заводить на тему эксплуатации? Появятся нормы труда и укомплектованности?

– обследование зданий и сооружений при истечении срока эксплуатации, отсутствии проектной документации или после аварий – проводится в порядке, установленном градостроительным законодательством. Вроде бы все ничего… но не избыточное ли это требование? Эксплуатация зданий и сооружений само по себе целое отдельное направление в безопасности.

– любое техническое устройство должно быть сертифицировано, декларировано или подлежать экспертизе промбезопасности. Вроде все так, но …не избыточное ли это требование? Техрегламент и ТК РФ ЗАПРЕЩАЕТ использовать устройства (инструменты, механизмы, оборудование и т.п.), не сертифицированные или не декларированные. Прямо и недвусмысленно. О каких третьих устройствах идет речь? Ну да, где-нибудь в рыбной промышленности все равно будут ставить запорные вентили, непонятно откуда взявшиеся, на трубопроводы аммиака (да, будут не покупать, а из запасов выискивать черт те что); в котельных то же самое… и с этим надо бороться. Но может, по другому? Каждая установка техустройства фиксируется актом? К нему прилагают документы? Может, такую норму надо закреплять законодательно? Кто в здравом уме пойдет проводить экспертизу промбезопасности не на двигатель, водяной насос и т.п. (и на них-то норовят не проводить), а на …вентиль, например. Это же техустройство все ж таки.

– в дополнение к предыдущему пункту при эксплуатации техустройство следует диагностировать. Об этом уже писали выше. Интересно, как это будет стыковаться с плановыми ремонтами, техобслуживанием и «собственными» программами диагностирования, например, у «вендоров» (поставщик-монтажник и в дальнейшем еще и с правом исключительного обслуживания).

– проведение практических тренировок на ОПО с III классом опасности должно осуществляться не реже одного раза в три года; вот это периодичность, откровенно говоря (!). Явно поспособствует практике и отработке навыков.

– «подготовка иных работников» (читай, не подлежащих аттестации, т.е. вероятней всего речь идет о рабочих профессиях и вспомогательных специалистах «офиса») осуществляется в соответствии с требованиями к ним, указанным в ФНП. То есть, все отдано на откуп организации и в лучшем случае это будет ежегодная проверка знаний в объеме инструкций. А сам порядок аттестации – прерогатива Правительства. Которое уже решило использовать Единый портал тестирования, для получения доступа к которому понадобится уже от 17 000 рублей, плюс дальнейшие траты (технические, организационные, эксплуатационные и т.п.).

– проведение сварочных работ на ОПО уже давно регулируется ФНП. Но теперь появляется еще одно «усложнение». «Обычный» сварщик проходит сейчас аттестацию НАКС. Новый закон предполагает, что для допуска на ОПО сварщик должен будет пройти проверку готовности к работе на ОПО и иметь этому документальное подтверждение. Порядок проверки готовности будет устанавливать …орган госрегулирования промышленной безопасности. При этом законом упоминается Единое общероссийское профессиональное объединение организаций – которое объединит аттестационные центры, осуществляющие такую проверку готовности. Читай, понадобится еще одна «корочка» — непонятно на чем основанная. Поскольку требований к допуску к работе на ОПО, тем более огневым работам, более чем предостаточно; и усиливать их можно только качеством непосредственной подготовки к работе (проекты, целевые инструктажи и т.п.). Проверять в аттестационном центре сварщика на готовность работы именно на ОПО (заметьте, не качество работы сварщика удостоверить) – требование, которое мы относим к избыточным и увеличивающим ресурсную нагрузку на хозяйствующий субъект (финансирование, отвлечение на обучение и проверку готовности).

– учредители будут отслеживать результаты производственного контроля – законодательно сведения о ПК теперь предполагают направлять и учредителям.

6

Невозможно не вынести отдельно уже упомянутый ранее дистанционный контроль.

В общем случае системы контроля устанавливаются по решению эксплуатирующей организации. В более частном – Правительство примет решение, для кого такие системы будут обязательны.

И тут вопрос. Если это исключительно очередная ФГИС – то почему недостаточно результатов ПК. Если это действительно онлайн-мониторинг, то кто будет осуществлять его со стороны государства? Кто в онлайн режиме «увидит» (и в идеале, наверное, примет меры, не так ли?), что параметры процесса выходят «за пределы», например? Как это будет осуществляться?

Тут уже дело не в избыточности требований. И не в якобы тотальном контроле за каждым шагом населения и бизнеса. Тут дело в том, что если эта идея «бумажная» – то в очередной раз с водой выплескиваем ребенка. А если нет – то где реальные механизмы? Где переходные положения, ведущие к единому контролю, хотя бы на уровне муниципалитета?

Идти к единому диспетчерскому центру возможно. Долго, но возможно. И идти лучше к нему по отраслям. Если получится. Пока что оценочно – практика ЕДДС для аварийно-спасательных и экстренных служб скорее удовлетворительная, но финансовые затраты, как вы понимаете, говоря на языке бизнеса – «за счет прибыли». А для сложных промышленных предприятий, для однотипных, но массовых – какое программное обеспечение должно быть? Единое ведь, понимаете?

Законодатель всерьез этого желает?

И еще сюда же: где взять универсальных операторов параметров, могущих в массе информации отличить предаварийные параметры? Могущих управлять процессами? Знающих процессы (досконально) всех ОПО «в округе»?

Для примера, на ПК Пригородном и иных аналогичных объектах т.н. «оператором панели» становятся даже не после стажировки. А после конкретного обучения и экзамена. Ибо недостаточно быть обходчиком. Надо знать ВСЕ процессы, всех направлений. Нужна спецподготовка, опыт, участие в проектах внутренних (остановка производства, регулировка «контролируемых» утечек и т.п.). Это занимает несколько лет. Как вы понимаете, panel operator – это фактически начальник смены. Без преувеличения.

Хотя там и есть начальник смены…

7

Аудит СУПБ законодательно устанавливается как добровольный. При этом аудит проводит специально аккредитованная организация. Практическое использование – увеличение периодичности плановых проверок (при положительном заключении аудита) до одного раза в пять лет независимо от категории объекта (I, II, III)  и отсутствие мероприятий в рамках постоянного госнадзора в течение года.

Кстати, о госнадзоре. Помимо плановых проверок – режим постоянного государственного надзора так и не отменен. Требование интересное, дублирующее фактически и так проводящийся надзор, но с большей частотой. Госнадзор установлен законопроектом только для ОПО I класса опасности.

8

В завершение о передвижных технических устройствах. Это такой новый термин. Во избежание непонятностей законодательно к ОПО станут относить:

1) грузоподъемные машины:

а) башенные грузоподъемные краны;

б) стреловые грузоподъемные краны (автомобильные, пневмоколесные, на специальном шасси, гусеничные, тракторные);

в) железнодорожные краны;

г) мачтовые грузоподъемные краны;

д) подъемники (вышки), предназначенные для перемещения людей, людей и груза (подъемники с рабочими платформами) с высотой подъема свыше 6 метров;

ж) строительные подъемники (грузопассажирские, фасадные);

з) грузоподъемные краны-манипуляторы грузоподъемностью свыше 5 тонн за исключением грузоподъемных кранов-манипуляторов предназначенных для работы только в исполнении, исключающем применение грузозахватных приспособлений или установленных на фундаменте;

и) экскаваторы, предназначенные для работы с крюком.

2) передвижные установки, в которых используется оборудование, работающее под избыточным давлением более 0,07 мегапаскаля:

а) пара, газа (в газообразном, сжиженном состоянии);

б) воды при температуре нагрева более 115 градусов Цельсия;

в) иных жидкостей при температуре, превышающей температуру их кипения при избыточном давлении 0,07 мегапаскаля.

3) передвижные склады взрывчатых материалов промышленного назначения;

4) передвижные машины и оборудование по производству комбикормов (кормовых смесей).

Вот так снова в ОПО включают кранбалки и АГП.

9

В заключение: проект все еще «висит» на обсуждении, на момент написания статьи на рассмотрение не внесен. Пока что предполагают, что в лучшем случае в связи с пандемией закон может быть принят в 2021 году.

Мнение Ростехнадзора https://realnoevremya.ru/articles/154054-pochemu-rostehnadzoru-zavernuli-ego-zakonoproekt : «…сегодня большинство гендиректоров и главных инженеров ничего не решают. Решают акционеры, совет директоров. Не зря в проекте нового закона «О промышленной безопасности» должна появиться ответственность собственника предприятия за те проблемы, которые возникают на его объекте. Сейчас он стоит в стороне, дал деньги на модернизацию и промышленную безопасность или нет, вопросы возникают пока только к руководству предприятия, а ведь все зависит от этого прежде всего: что требует собственник — только финансовый результат и технологический» (наш комментарий: ответственность собственника в законопроекте так и не появилась, все решения по прежнему возложены на руководителя; собственники по проекту закона пока только уведомляются о производственном контроле).

Мнение экспертов: если кратко – в законопроекте много избыточных требований. Порой и невыполнимых.

А благая идея возложить ответственность на учредителей и владельцев должна реализовываться масштабным пересмотром гражданского законодательства. Масштабным. В мировом сообществе пока аналогов и прецедентов, наверное, и нет. Потребуется полностью пересмотреть взаимоотношения учредителей и наемников-директоров, проработать механизмы ответственности и критерии добросовестного подхода, ввести целую ветку в законодательстве – кроме корпоративного права, еще и …ну назовем это учредительные права.

И это не сможет не затронуть трудовые отношения, арбитраж. Возможно, международное право…

И как быть с «массовым» владением акциями? Все акционеры понесут ответственность за, предположим, халатность главного инженера условного АО?

© Область на островах

Добавить комментарий